Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Я еду в Тайсару

22.11.2007
В поисках Докучаевской гряды вдоль Уральских гор

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск - Верхнеуральский район

Тайсара. Сразу - в школу. А в школе - сразу за чай. Пьем чай, говорим о Симоновых. А дело в том, что Наталья Николаевна по мужу - Внукова, по отцу - Мызикова, а по деду - Симонова.

В поисках Докучаевской гряды вдоль Уральских гор

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Верхнеуральский район

Тайсара. Сразу - в школу. А в школе - сразу за чай. Пьем чай, говорим о Симоновых. А дело в том, что Наталья Николаевна по мужу - Внукова, по отцу - Мызикова, а по деду - Симонова. Деда, Евгения Васильевича, она помнит. Часто приезжала к нему в деревню Маслово Уйского района. Скажу так: прадед ее отца, Митрофан Симонов, родился аж в 1811 году. Дед ее отца, Александр Симонов, рождения 1838 года, разбогател на золоте. У него было четыре сына, и среди них - Василий, отец ее отца, который работал на прииске в Маслово. Среди всех Симоновых легко перепутать, кто был кем и от кого, поэтому скажу только, что в "золотые" миллионеры выбился один из Егоров. То был Егорушкой, а стал Егором Митрофановичем. Да, построил церковь. Да, держал приют. Да, имел звание почетного гражданина Миасса. Но и бесился с жиру. Чудил. Приглядел девицу Лизу и взял - купил - в наложницы. Говорили, что однажды скупил зал и смотрел спектакль в пустом зале, вдвоем с кучером. А то проедет по горшечным рядам в Челябинске, а потом щедро расплатится за разбитую посуду.

К Наталье Николаевне я приехал за рукописью ее деда, в которой он изложил историю своего клана. Сам он, кстати, жил тоже норовисто, а свою историю назвал "историей искалеченного жизнью человека".

Впрочем, Симоновы - не тема для Верхнеуральска. Тема для Верхнеуральска Внуковы. И я, как бы между прочим, сказал за чаем, что очень давно знал я в Тайсаре одного Внукова. Что мало чего могу сказать о нем, кроме того, что был он активным комсомольцем. И что уже тогда плохо видел.

-- А как его звали? - спросила Наталья Николаевна. - Не Володя?

-- Да, Володя.

-- Так это, наверное, мой свекор.

-- Неужели? Все так просто?

Через пять минут мы были уже на усадьбе Владимира Алексеевича Внукова.

-- Так это вы тот самый Володя Внуков? Мне вас не узнать.

-- Так столько лет прошло...

-- Да, целая жизнь. Ну, рассказывайте, что было после той осени 1963 года.

В.А. Внуков о себе:

-- Я всю жизнь был активистом. И до сих пор. Правда, теперь жизнь другая.

Как было? В соседней Кирсе строили больницу. От колхоза на стройку послали трех человек. В том числе и меня. Там Михаил Дмитриевич Белов - это прораб четвертого стройуправления - приметил меня. Что я трудоспособный. И он мне предложил: "Володя, айда к нам, в управление". Я ему: "Так у меня зрение плохое. Комиссию не пройду. У меня уже вторая группа". А он: "Ничего, айда, мы тебе поможем". Короче, он меня уговорил.

Пошел я к Василию Андреевичу Атанову, председателю колхоза. Он - никак. "Володя, ну куда ты пойдешь? Там тебя то же самое ждет". Я все-таки настоял на своем. И уехал.

Устроился в общежитие, стал работать плотником-бетонщиком. Что сказать? Тут я хорошо работал и там хорошо работал. И грамоты, и медали - все было. Там и Ольгу свою Ивановну нашел, она на машиносчетной станции работала, оператором. Женился. Сначала жил с тещей. И стал просить квартиру. На второй год нам дали комнату - тринадцать метров - в коммуналке на три хозяина.

В управлении я проработал 19 лет. И регулярно ходил к начальнику, к Сидоренко. Он принимал по четвергам. Ходил я ходил, и однажды он мне говорит: "Володя, не ходи. Ты у нас на хорошем счету. Мы тебе обязательно дадим квартиру, и хорошую". Я и верил и не верил. И все-таки на двенадцатом году нам дали квартиру. Хорошую. А у нас к тому времени уже и Таня была, дочь, ей сейчас 37 лет. И Леша уже родился.

Оле пришлось уволиться. Детишек трудно было в садик устроить. Леша был маленький, мы его дома оставляли. А жили мы на восьмом этаже. Она идет с работы, а он стоит на подоконнике, ручкой ей машет - у нее ноги и подкашиваются. И она уволилась, я один работал.

Было трудно - жить на 120 рублей. К тому же мне сделали операцию - резекцию желудка. И у Оли стало здоровье пошаливать. Какой-то фарингит замучил. Врачи посоветовали уехать в деревню.

В деревню? А куда? Выбрали Карагайку. Там лес сосновый, озеро. К тому же дали нам домик в саду. В свое время Карагайский сад, может, слышали? Он гремел на всю область. А хозяйкой того сада была Майя Николаевна Некрылова. У нее мы и работали. И прожили там 17 лет. Но получилось так, что Некрыловой пришлось уйти, сад кто-то прикарманил - теперь там и забора нет. И в 1992 году вернулся я в Тайсару.

А Тайсара тоже другая. Колхоз развалился. Земельного пая мне не дали. Я, сын, зять решили поднимать свое хозяйство. Зятева земля, родственников земля, кое-кто отдал свой пай нам в аренду - стали сеять-пахать. Потихоньку приобретаем технику, старую, конечно. На новую теперь и хороший колхоз не потянет. Новый комбайн стоит два с половиной миллиона. Где взять такие деньги? Но все-таки есть у нас теперь комбайн, три трактора и грузовик.

Выращиваем серые хлеба. Только на фураж. Потому что пшеница очень дешевая. Подработать ее на первый класс мы не можем, а отдавать ее по бросовой цене не хочется. Нам выгодней пропустить зерно через мясо. Поэтому в основном держим скот. И крупный рогатый, и овец, и свиней. Мясо продаем перекупщикам. Правда, очень дешево. А на рынок... Хоть по телевизору говорят "пожалуйста, приезжайте", а туда приедешь - там нас со всех сторон обижают. От администрации до рубщика. За место - 20 тысяч, за каждый день - 350 рублей, за разруб туши - пять с половиной рублей за килограмм - если туша 200 кг, рубщику надо отдать 1100 рублей. А еще весы, справка от ветврача... Это еще полторы тысячи. Так что проще продать перекупщику. Совсем бы хорошо, если нормальная цена. Хотя бы рублей 90.

С другой стороны, правительство могло бы повернуться к нам лицом. Солярку бы рублей за 6, а не за 15... Дизтопливо съедает все наши доходы. Или бы кооператив организовать...

А без прибыли стройка у нас стоит. Дом затеяли строить, фундамент заложили и на том остановились. Да и хватка у меня не та, что раньше. Мне уже 63 года. И вторая группа по зрению. Я в лицо никого не узнаю. Только по голосу. По силуэту. По одежде. Много лечился. Куда только не ездил, все одно: операцию делать нельзя. Можно совсем ослепнуть. Помутнение роговицы. Мать мне рассказывала, что была у меня золотуха. И одна бабушка моей бабушке посоветовала: возьми ртуть, с маслом взбей и намажь Вовке голову. Ну, три градусника сломали, голову намазали, с головы золотуха сошла, а глаза закрылись. Три года вообще ничего не видел.

Я, конечно, давно с этим смирился. Все-таки жизнь прожил, семья вроде нормальная. Внуки растут. Три внука и внучка. Настя, Женя и Вова. А Дениске уже 15 лет.

Такие дела. Был строителем, был садоводом, теперь - животновод.

Прекрасно, что я нашел Володю Внукова, на что было мало надежд. А сколько надежд найти Докучаевскую гряду?

На следующий день - поездка в Карагайку к Анатолию Васильевичу Чернову. Почти 40 лет он на верхнеуральской земле - агроном. Ему ли не знать про Докучаева?

-- Да, старики говорили, что у нас тут бывал Докучаев с экспедицией. И сам я об этом где-то читал.

-- Но где именно?

-- Не помню.

-- А про Докучаевскую гряду знаете?

-- Знаю.

-- Где она?

Анатолий Васильевич показывает на карте: где-то тут, от Межозерного до Урлядов и еще южнее. Однако на этом он не настаивает. Допускает, что гряда расположена в другом месте.

-- А вообще земля здесь плодородная?

-- Плодородная. Черноземы. У Урлядов, между горой Урлядинской и горой Спыткова, рядом с озером Чебачьим, есть поле, мы его называем Слатинка. Без всяких удобрений оно дает больше тридцати центнеров хлеба с гектара. Как-то из Челябинска приехали студенты, вырубили на нем кубометр чернозема. Земля здесь богатая. Между прочим, под горой Спыткова - море пресной воды. А под озером Чебачьим - месторождение меди. Может, все это связано?

Может, и так. Земля эта - талантливая, а таланты в одиночку не ходят.

Уже в Челябинске я позвонил в агроинженерный факультет, на кафедру земледелия, и Владимир Александрович Зальцман без раздумий подтвердил, что Докучаев приезжал на Южный Урал. И обещал на следующий день принести документы на этот счет. На следующий день мы встретились, но документов он не нашел. Заведующий кафедрой Владимир Степанович Зыбалов в телефонном разговоре о пребывании Докучаева в наших краях сказал, как о факте общеизвестном: "Докучаев у нас бывал, отбирал образцы почв, и, по его данным, гумуса в почве было 19 процентов, много больше, чем сейчас". Но и Зыбалов не подтвердил это документально. Он посоветовал мне обратиться в педагогический университет, к профессору Галине Филипповне Манторовой. С Галиной Филипповной был тот же разговор.

Что мне оставалось? Я отправился в публичную библиотеку и засел за сочинения Докучаева.

Читаю: "Не нужно забывать, что вся наша черноземная полоса имеет около 80-90 миллионов десятин. Чтобы исполнить хоть в общем данную мне задачу, чтобы выявить хоть главнейшие пункты, пришлось сделать в течение восьми летних месяцев 1877 и 1878 годов около 10000 верст, на что мне ... было отпущено 4000 рублей серебром".

Так был ли Южный Урал на пути в 10000 верст?

Читаю: "Где бы я ни пересекал эту границу (восточную границу черноземов), - а это удалось мне, между прочим, на пути из Бузулука в Оренбург"...

Бузулук, Оренбург - уже близко, совсем рядом...

Читаю: Докучаев ссылается на А.Ф. Миддендорфа, который проехал "березовые степи" "через Оренбург, Верхнеуральск, Златоуст, Троицк"...

Такое ощущение, что сейчас, может быть, на следующей странице, я найду то, что ищу.

Читаю: Докучаев ссылается на В.Д. Аленицына, на его "Очерк Троицко-Челябинских озер", где сказано, что здесь много чернозема - "тут и там чернозем", "куда ни посмотрел глаз, он везде видит черную землю в виде более или менее толстого пласта".

Но я так и не дождался того, чтобы Докучаев сам подтвердил факт своего пребывания в нашей области.

Простите, но, может быть, это не так и важно? Ну, был или не был - какая разница? Да?

Теперь - о самой почве. Докучаев и его ученики (а их цепь тянется до наших дней) сами удивились и удивили нас тем, что почву, оказывается, можно признать живым существом, потому что именно в ней благодаря микроорганизмам и другим бесчетным обитателям начинаются реакции превращения неорганического в органическое, "мертвого" в живое. Горы, разрушаясь, выветриваясь лесом, мелом, глинами и искрошенными гранитами и выстилаясь равнинами, стали "фундаментом", на котором за тысячи лет почвы отстаивались, накапливались, набирая свою органику, свой гумус. С этим подарком тысячелетий, очень уязвимым, мы обходимся слишком бесцеремонно. Да, сосна вырастет и на скале, но пшеницу на скале не вырастить.

Все-таки стыдно за всех и за себя, что мы до сих пор не исследовали во всех подробностях, когда приезжал к нам великий почвовед Докучаев, где именно останавливался, что изучал, какое впечатление вынес, какой итог подвел. А в том, что он наш край не объехал стороной, я нисколько не сомневаюсь. Зря ли осталась в народной памяти эта самая Докучаевская гряда?

Но у меня осталась еще одна попытка. Профессор Манторова отослала меня к мэтру челябинского земледелия Юрию Даниловичу Кушнеренко - в поселок Тимирязевский. Я тотчас позвонил Юрию Даниловичу.

-- Был ли у нас Докучаев? - переспросил он. - Не знаю. Но мне известно про другого известного почвоведа, ученика Докучаева - П.А. Костычева.

На следующий же день Кушнеренко, приехавший в Челябинск по своим делам, зашел ко мне с книгой Костычева "Почвы черноземной области России". Цитирую подчеркнутое Юрием Даниловичем:

"При переезде от Троицка до Орска я не мог собрать много почв с одной местности, и мною взят был образец почв только в 10 верстах южнее Верхнеуральска. Взят он был только потому, что в этой местности растительность так роскошна, что ни прежде, ни после я ничего подобного не встречал. Сплошной ковыль с редкими кустами чилиги был более аршина ростом, и каждый куст заставлял невольно удивляться замечательному развитию его листьев и стеблей. Эта почва - 168 образец. До глубины 6 дюймов на половине восточного склона (средней крутизны) содержала перегноя 16,341, то есть оказалась наиболее богатой органическими веществами из всех мною взятых. Рост трав на этом месте, таким образом, вполне соответствовал содержанию перегноя". (Помогу читателю справкой: 1 аршин равен 71 см, а 1 дюйм - 2,54 см).

Цитата из Костычева - прекрасна, но Докучаев так и остался под вопросом. Впрочем, через две недели позвонил В.А. Зальцман.

-- Запишите - сказал он, - Докучаев был у нас в 1888 и 1890 годах. Он исследовал наши "зернистые" черноземы по меридианальной линии Кундравы - Уйское - Петропавловка - Верхнеуральск. А его стационарный наблюдательный пункт был в Наурзуме Кустанайской области.

-- Откуда эти сведения?

-- Из доклада о состоянии природной среды Челябинской области в 1997 году. Доклад подготовлен комитетом по экологии.

Спасибо всем, кто мне помог, но долг перед Докучаевым - остается. Что касается Докучаевской гряды, то она, может быть, так и тянется по меридиану: Кундравы - Уйск - Петропавловка - Верхнеуральск...

И спасибо Тайсаре за дорогу из настоящего в прошлое и обратно.

Василий Васильевич Докучаев великий русский ученый, основоположник науки о почве. Свою жизнь он посвятил изучению русского чернозема. Он установил его границы, его протяженность с юга на север и с запада на восток. Он знал "наслаждение "вопрошать" природу", благодаря чему разгадал природу чернозема. Он объяснил нам, что чернозем создан степными травами. И он растолковал нам, что чернозем - главное богатство России. На Всемирной выставке в Париже главным экспонатом стал кубический метр "царя почв", вырезанный Докучаевым в ковыльной степи под Воронежем. С тех пор русское слово "чернозем" вошло в мировую науку. Вторая сторона деятельности Докучаева - защита чернозема. Защита его лесополосами, укрощением оврагов, от засух и паводков.

Комментарии
Комментариев пока нет