Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Не хороните меня заживо!"

04.05.2001
В редакцию обратилась женщина, которую хотят объявить психически больной  и отобрать квартиру

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Звонок и письмо отчаяния
Наталья предчувствовала свою беду. И позвонила в редакцию от отчаяния.
- Я вижу, что происходит что-то страшное, - говорила она. - Сегодня, несмотря на мое несогласие, насильственно увезли в психоневрологическую больницу мою сестру. Очередь - за мной.

В редакцию обратилась женщина, которую хотят объявить психически больной и отобрать квартиру

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Звонок и письмо отчаяния

Наталья предчувствовала свою беду. И позвонила в редакцию от отчаяния.

-- Я вижу, что происходит что-то страшное, - говорила она. - Сегодня, несмотря на мое несогласие, насильственно увезли в психоневрологическую больницу мою сестру. Очередь - за мной. Если меня туда заберут, я погибну. Не дайте похоронить меня заживо:

Сказанное показалось полным бредом. Ну кому и зачем заточать Наталью в психушку?! Сестра - это другое дело. Она больна, по словам самой же Натальи. Возможно, требуется лечение. Словом, я, как могла, успокоила ее и готова была уже забыть про странный звонок.

Но на следующий день в редакцию пришло письмо в самодельном конверте.

"Моя ситуация не изменилась, а лишь отодвинулась на неделю, - писала Наталья Григорьевна. - Цель всего - вынудить нас уйти из квартиры, где мы живем с 1953 года. После этого выбросят наши личные вещи, книги, фотографии и т.п. Погибнет моя огромная библиотека, которую я собирала с детских лет. Это исходит от администрации Советского района и соседей (по версии Натальи, они хотят ее погибели из-за того, что она их затопила - С.Ж.) Что они задумали, мне неизвестно, поэтому я сильно боюсь и хочу, чтобы хоть кто-нибудь знал об этом".

В злобных соседей я не поверила, но все же поехала по указанному адресу. Может быть, потому, что в ушах все еще слышался голос погибающего человека.

Заточение

Предчувствие Наталью Григорьевну не обмануло. Ее увезли следом за сестрой. Как это произошло? Говорят, что Наталья шла к машине сама, в истерике не билась. Но что творилось в ее душе? Узнать об этом уже невозможно.

Звоню в психбольницу:

-- Можно ее навестить?

-- Нельзя.

-- Как ее самочувствие?

-- Врачебная тайна.

Железный занавес захлопнулся. Но остались люди, подруга школьных лет, которые знали Наталью близко. Они мне и рассказали, что когда-то в большой трехкомнатной квартире, в самом центре Челябинска, из которой увезли сестер, жила семья из пяти человек. Трое взрослых - уважаемые люди. Отец - в прошлом военврач, мама - доктор, тетя - фармацевт. Все, кстати, прожили до глубокой старости. Маму вспоминают, как человека очень доброго, мягкого. Про отца говорят, что это был скромняга, несмотря на то, что по праздникам его приглашали в разные школы и чествовали как героя. В свободное время он копался в саду. До последнего, пока были силы, носил продукты в дом. Тетю называют живой историей, сохранившей до преклонных лет прекрасную память и чувство юмора. Говорят, что она помнила, как жили еще при царе:

Семья, по словам очевидцев, слыла благополучной. Но кто знает, какие катаклизмы раздирали ее изнутри? Говорят, что у старшей девочки, прекрасно учившейся в музыкальной школе, случился "сдвиг по фазе", когда у отца объявилась фронтовая жена. Война искалечила не только людей, но и судьбы. По какой-то причине и у Натальи судьба не сложилась. В детстве она любила рисовать. Ходила в изостудию. После школы поступила в архитектурный институт, но не закончила его. Вернулась домой. И с тех пор больше нигде не училась и не работала. Замуж тоже не вышла. Ее кумиром и предметом мечтаний всю жизнь был единственный герой - Марчелло Мастроянни. А смыслом существования - книги. Может быть, из-за несчастья со старшей дочерью родители позволили Наталье сидеть на своей шее и жить так, как хочется. Как бы там ни было, но так случилось, что после смерти стариков единственным источником существования у Натальи стала пенсия старшей сестры. На нее и жили вдвоем в течение последних десяти лет. Что это была за жизнь, можете представить. Говорят, что больная сестра съедала немытую, сырую картошку, выхватив ее из сумки с продуктами. Разумеется, обе женщины нуждались в помощи. Но официальные лица про них забыли. Эпизодически помогали соседи. Больше всего - школьная подруга, но и ей было не по силам тянуть этот воз. Пробовала пристроить Наталью чертежницей: не получилось. Начинать трудовой путь в 50 лет, согласитесь, поздно.

-- Можно привести лошадь к водопою, но заставить ее напиться, если она этого не хочет, нельзя! - образно выразилась подруга.

А в помощи нуждались не только сестры, но и соседи, проживающие рядом с ними.

Неприятности "сверху"

В дом, где живет Наталья, я пришла в тот день, когда она еще была на свободе. Но ее не застала.

-- А жаль, - сказали соседи. - Посмотрели бы, в каком состоянии квартира. Правда, немногим удалось переступить ее порог.

"Не имеете права. Это личная собственность. У вас есть разрешение от прокурора?!" - пресекала Наталья Григорьевна всякие попытки пройти на ее территорию посторонним. Официальным же лицам отказывала в более мягкой форме: "У меня не убрано. Мне неудобно:"

И все-таки межведомственная комиссия побывала в этой квартире. И вот что увидела. Квартира захламлена, завалена макулатурой и мусором высотой до полутора метров. На кухне обвалилось чердачное перекрытие, отопительная система вышла из строя. По санитарному и техническому состоянию, по заключению комиссии, в квартире жить невозможно.

Рассказывает соседка Надежда Викторовна Щ.:

-- В августе прошлого года жара стояла страшная. Мы вернулись из сада, и, подтирая на кухне пол, я обнаружила двух червяков. Подумала, что из сада вместе с зеленью привезли. А утром увидела, что черви падают с потолка: белые, жирные: Бегу к Наталье:

-- Что у тебя там такое?

-- Ничего, - голову высунула, а дверь не открывает. - Это в перекрытиях черви завелись.

Но Надежда Викторовна ей не поверила. Вызвала участкового. Она подумала, что у Натальи умерла сестра. Ведь рассказывали же соседи о страшных подробностях кончины Натальиной тети.

Тогда трупный запах в подъезде встревожил жильцов. Поднялись на пятый этаж к источнику зловония:

-- Наташа, что у тебя случилось?

-- У меня все нормально, - ответила она. - Разве что, может быть, тетя?

Умершая тетя смердила на весь подъезд. Труп давно уже следовало предать земле. Но хоронить Наташе было не на что. И тогда соседи вызвали милицию.

Пришли какие-то люди. "Платите!" - сказали Наташе. Но что с нее возьмешь, если она не работает и пенсию не получает. Завернули тетю в брезент и потащили из подъезда, оставляя на ступеньках мокрые следы.

Но на этот раз трупа в квартире не обнаружили. Надежда же Викторовна уверяет, что он все-таки был. Значит, мол, у соседки сдохла собака, которая не была захоронена своевременно.

Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стала февральская авария, когда затопило почти весь подъезд.

Не то странно, что батарея в квартире лопнула (со всяким может случиться такая беда), а то, что Наталья слесарей две недели не пускала. И весь подъезд сидел без тепла. "Войдите и вы в мое положение, - говорила людям Наталья. - У меня намокли книги. Они сохнут. Все заложено. К батарее не подойти".

Вот тогда соседи ополчились против Натальи. "Пишите! Мы все подпишемся", - благословили на "гражданскую войну" Надежду Викторовну. Если бы не эта поддержка общественности, то она ни за что бы на борьбу не отважилась. Ведь был у нее до этого печальный опыт. Когда черви посыпались с потолка, Надежда Викторовна собрала комиссию: СЭС, КТОС, участкового. Пришли - а Наталья не открывает. Участковый: "Я не имею права двери ломать. Обращайтесь к прокурору". Прокурор: "Я тоже не имею права. Идите в суд". Адвокат: "Если у вашей соседки - сестра-инвалид, то через суд вы ничего не добьетесь".

Но при поддержке общественности все получилось. А ведь никто из соседей (и я им верю) не хотел причинить Наталье зла.

"На ее квартиру никто из нас не претендует и никогда не претендовал, - говорят они. - Каждый из нас хочет только одного: спокойно жить на своих законных метрах и не опасаться за свое здоровье, жизнь и имущество".

На сегодня они обеспечили себе это право. В отдельно взятом подъезде. Ну а за его пределами?

С кем воюем?

А может быть, оно и к лучшему, что все так случилось. К лучшему для кого: для сестер, попавших на попечение психиатрической службы, которая находится сегодня в плачевном состоянии? Для лечения психического расстройства, по словам специалистов, требуется примерно 18 тысяч рублей в год на одного человека. Таких средств у больных, как правило, нет. Может быть, они есть у государства? Как же! Ему-то и на здоровых не хватает: Но, может быть, имеются деньги хотя бы на полноценное питание? И их, к сожалению, нет. Вспомните нашумевший сюжет по телевидению, когда психбольные, выйдя на улицы, стучали ложками по пустым алюминиевым мискам. Это государство делает вид, что проблемы не существует, а она есть, и очень острая.

Жизнь сегодня все больше выбивает людей из социальной колеи, что часто служит причиной психических заболеваний. "Крыша едет" у многих. И далеко не все стоят на учете у психиатра. (Кстати, люди со странностями - частые гости и в редакции). Как вы думаете, у кого больше шансов попасть в число изолированных от общества: у буйных, агрессивных больных или у тихопомешанных? Сроду не угадаете! Буйных в дома-интернаты не берут. Такие там не нужны. Буйных лечат в больнице. А поскольку долго держать их невыгодно (расходы большие), выпускают на свободу, и они беспрепятственно живут рядом с нами. А вот Наталья как раз подходит под контингент, который изолируют от общества. Но намного ли наша жизнь станет безопаснее оттого, что тихая Наталья (стекол ни у кого не била, в двери ни к кому не стучала) окажется за забором интерната? Может быть, это делается потому, что нельзя разрешить конфликт интересов здоровых и больных людей? Ну почему же нельзя! Во всем мире это успешно делают. Людей с легкими психическими отклонениями селят на первые этажи. Ну и, конечно, лечат амбулаторно медикаментами, которые помогают упорядочить мышление и поведение.

Вопрос, испортивший людей

По большому счету, Наталья Григорьевна оказалась права. Если бы не ее квартира в престижном доме, расположенном в центре города, то ходила бы она и сейчас по книжным магазинам (любимое занятие), рассматривая новинки.

Колесо закрутилось после заключения межведомственной комиссии о непригодности жилья для проживания. Но как связано аварийное состояние квартиры с отправкой сестер в психбольницу?

-- Нормальный человек до такого состояния свое жилье не доведет, - заявил председатель межведомственной комиссии, заместитель главы администрации Советского района Е.П. Анисимов.

Все материалы о состоянии квартиры были переданы: в районный отдел здравоохранения. "Для обеспечения жильцам квалифицированной медицинской помощи и решения вопроса о возможности направления их в соответствующие учреждения". Вы догадались, о чем идет речь? О домах-интернатах для психохроников. Судьбу сестер, по сути, уже предопределили. Теперь вы поймете, почему я не верю в то, что Наталья вернется домой. Да и кто ей позволит жить в 3-комнатной квартире, за которую она задолжала уже 13 тысяч рублей?! А в ней сегодня активно взялись за наведение порядка. Субботник, санобработка, ремонт: Что дальше? Если суд признает Наталью дееспособной (во что верится с трудом), то будет еще один суд: о переселении ее в другое помещение, меньшее по площади, чем это, из-за многомесячной неуплаты.

Ну а если же суд вынесет вердикт о недееспособности Натальи, то судьбу квартиры будет решать администрация Советского района, на территории которого она находится.

Вот и все. n

Комментарии
Комментариев пока нет