Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ловцы ветра

05.05.2001
Корреспондент "Челябинского рабочего" летал на параплане

Сергей КУКЛЕВ
Аскарово-Челябинск

У Островского Катерина риторически вопрошала: "Почему люди не летают, как птицы?" - и мечтательно вперяла взор в бездонные высоты. Прогресс тем временем не стоял на месте и оснащал человека все более сложными устройствами для полета. Ажурные бипланы сменили пикирующие бомбардировщики и невидимки "Стелс". Возник вопрос: куда дальше? А дальше прогресс двинулся от сложного к простому. Так родился параплан, устройство, одновременно  напоминающее парашют и крыло истребителя.

Корреспондент "Челябинского рабочего" летал на параплане

Сергей КУКЛЕВ

Аскарово-Челябинск

У Островского Катерина риторически вопрошала: "Почему люди не летают, как птицы?" - и мечтательно вперяла взор в бездонные высоты. Прогресс тем временем не стоял на месте и оснащал человека все более сложными устройствами для полета. Ажурные бипланы сменили пикирующие бомбардировщики и невидимки "Стелс". Возник вопрос: куда дальше? А дальше прогресс двинулся от сложного к простому. Так родился параплан, устройство, одновременно напоминающее парашют и крыло истребителя.

Западный ветер

Известно, что в нашем регионе преобладают ветра, дующие с запада (отличный заголовок для пропаганди-стской брошюры). В поисках западного ветра корреспондент "Челябинского рабочего" отправился на границу области, в башкирское местечко Аскарово, где вот уже лет 15 на майские праздники собираются люди, которые летают не только во сне. В нескольких километрах от Аскарово находится деревня - три двора с неоригинальным названием Кускарово. Между двумя населенными пунктами "лицом" на все тот же запад разлегся горный красавец хребет Биягода (вроде как "Лежащая лошадь" по-башкирски). У его подножия каждый год встает небольшой палаточный лагерь дельта- и парапланеристов. Местные жители давно привыкли к тому, что под бравурные звуки праздничного оркестра в небе парят странные предметы, и не удивляются. В этом году лагерь поделили между собой челябинцы и екатеринбуржцы. Различия очевидны: наши - помоложе и победнее, "ихние" - все на машинах и с новехонькими "аппаратами". Тем не менее летали как те, так и другие. И, что немаловажно, удалось полетать вашему покорному слуге:

Хребет Биягода - культовое место не только для российских летунов, французских параглайдеров, которые приезжали туда несколько лет назад, но и для коренных жителей этих мест. На спине трехсотметровой "лошади" то и дело встречаются каменные пирамидки, увенчанные деревянными идолами. Свой "Рифей", убеленный дождями, стоит и у нашего лагеря. Его вырезали и установили на запад первые дельтапланеристы, освоившие Биягоду. Многие "нынешние", прежде чем подняться на гору, обязательно возьмут камень и положат к ногам истукана - на счастье:

Погодка выдалась не ахти. Приехав к Биягоде вечером 29 апреля, я не уставал радоваться плотному северо-западному ветерку. На утро 30-го посыпал противный мелкий дождик, и температура понизилась до неприличности. Казалось, что день в полетном плане пропал, но к вечеру тучи раздуло, а полотняный "колдун"-ветроуказатель вытянулся, как шлагбаум. Дельтапланеристы такому обороту дела даже обрадовались. Их скоростные аппараты могут лететь против сильного ветра, набирая при этом высоту. А полотняному параплану такой ветер ни к чему. Помнится, пренебрег я законами житейской логики и, обуянный желанием летать, рванул к невысокому холмику. Разложил по земле купол и начал к нему пристегиваться, хотя обычно сначала надевают шлем. Весело было, когда резвый параплан швейцарского производства под маркой "Кондор" потащил меня по каменистому плато. Отделался ссадинами на локтях и легким испугом. Злой, как черт, вернулся в лагерь. А западного ветра все не было. Вечером пришлось наблюдать доморощенный обряд по перемене погоды в лучшую сторону: девушку юную, милую, стройную взяли под белы руки коллеги-дельтапланеристы и с размаху бросили в ледяную воду протекающей в ложбине реки. Девушка вылезла, отряхнулась и, кажется, сама довольна была незапланированным "жертво-приношением" богу западного ветра.

Ветер перемен

Похоже, контрмеры против плохой погоды помогли. С утра 1 мая установилась, как выразилась бы уважаемая Татьяна Леонидовна Ишукова, жаркая погода с прояснениями. Народ потянулся к Биягоде. Дельтапланеристы тащили 30-килограммовые "бревна" свернутых крыльев, а парапланщики молодцевато гарцевали по круче с невесомыми рюкзачками на спинах. Разница между летательными аппаратами в том, что дельтаплан имеет жесткий каркас из дюралевых труб, а у параплана каркасом служит само давление воздуха на податливый купол. Если углубиться в сопромат, то выяснится, что дельтаплан работает "на складывание", а параплан - "на растяжение". Как обыкновенный парашют, имеющий два ряда строп, но в то же время обладающий большей площадью и профилем, обеспечивающим подъемную силу. Я же, наблюдая паломничество на вершину, сделал для себя неутешительный вывод: все пилоты имели запасной парашют, которого не оказалось у меня. Пришлось идти на стометровой высоты горку посреди кускарских полей - все-таки не так высоко падать, как с трехсотметровой "лошади".

Стало совсем жарко, когда я разложил старенький "Кондор", сменивший не одного хозяина, на склоне. Немного помедлил, глядя, как с вершины Биягоды периодически слетали люди-птицы и поднимались в восходящих потоках воздуха на полукилометровую высоту, а потом слегка потянул за стропы, как за вожжи. Параплан немедленно отозвался на приглашение и "привстал" над травой, раздув воздушные карманы. Преодолевая сопротивление ветра, я поднял аппарат над головой. Огромный "воздушный змей" потянул за кольца подвески, и мои ноги слегка оторвались от земли. Подтянув пока еще покорный купол, я начал разбег по крутому склону. Десять метров, двадцать, впереди обрыв, и тут - внезапно рывок в небо! Это похоже на то, как если бы гигантские качели выбросили тебя на высоту многоэтажного дома. Честно говоря, я не ожидал, что удастся взлететь, не боялся, а именно не ожидал. Как только под ногами поплыла земля, захотелось забраться еще выше, и не имеет значения то, что рядом не торчит спасительная сумка с запаской: Управлять парапланом до смешного просто: потянул за правую стропу - повернул направо, потянул за обе - набираешь высоту. Сложность - в выборе своей "колеи" на воздушных дорогах, которые, как и обычные трассы, имеют колдобины и ухабы: порывы ветра, пузыри горячего воздуха, отрывающиеся от разогретой солнцем земли. Достичь золотой середины между скоростью движения по вертикали и горизонтали мне не удалось, параплан резко взмыл, остановился на пике и едва не полетел "спиной" вперед. Через пару секунд, когда я, догадавшись, в чем дело, отпустил стропы, он выровнялся и, набирая скорость, пошел на посадку. Земля приближалась с пугающей быстротой, поэтому пришлось еще пару раз прокатиться на "воздушных горках", сбрасывая скорость подъемом. Наконец, купол заскользил в метре от заросшего ковылем поля. Последняя "горка" - и здравствуй, башкирская земля.

В тот день много еще было подъемов и спусков. Не прав, кто скажет, что летать легко. Может, и легко, только вот подниматься на горы приходится своими ногами, а встречать землю - собственным седалищем. Не хочу быть циником, поэтому не скажу, мол, первый самостоятельный полет произвел в душе настоящий переворот, мол, я стал чище и добрее. Нет, просто летать захотелось еще выше и дальше. Самое печальное, что в этом параграфе придется упасть с небес на грешную землю: стоимость самого простенького параплана зашкаливает за полторы тысячи "зеленых". Мой "бэушный" "Кондор" был куплен два года назад в складчину и за символическую сумму. Говорят, в Челябинске образовалась федерация парапланерного спорта, но до проката оборудования, обучения или воздушного тура для всех желающих дело не дошло, хотя в той же Москве, не изобилующей возвышенностями, каждый может прокатиться на параплане-тандеме в сопровождении инструктора. Ладно, в конце концов, мы позже других узнали, что такое "Сникерс", что уж говорить о дороге к небу. Как бы то ни было, пусть когда-нибудь и вам в лицо дунет долгожданный западный ветер. n

Комментарии
Комментариев пока нет