Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Куда "посадят" АЭС?

07.12.2007
По мнению ветеранов-ядерщиков, альтернативы строительству атомной станции под Озерском нет

Последний, октябрьский, приезд в Озерск руководителя Федерального агентства по атомной энергии Сергея Кириенко внес еще больше сумятицы в перспективу развития ПО "Маяк".
- АЭС на Южном Урале обязательно будет, - заявил высокий чиновник, - но с выбором места мы еще не определились.
Специалисты комбината утверждают, что будущее предприятия связано со строительством АЭС. Причины на виду: военные программы сворачиваются, и опыт ядерщиков должен быть направлен на мирные цели, то есть на мирный атом. Но у руководителя Росатома иной вариант.

По мнению ветеранов-ядерщиков, альтернативы строительству атомной станции под Озерском нет

Последний, октябрьский, приезд в Озерск руководителя Федерального агентства по атомной энергии Сергея Кириенко внес еще больше сумятицы в перспективу развития ПО "Маяк".

-- АЭС на Южном Урале обязательно будет, - заявил высокий чиновник, - но с выбором места мы еще не определились.

Специалисты комбината утверждают, что будущее предприятия связано со строительством АЭС. Причины на виду: военные программы сворачиваются, и опыт ядерщиков должен быть направлен на мирные цели, то есть на мирный атом. Но у руководителя Росатома иной вариант.

Лучина над телевизором

Еще несколько лет назад не было сомнений, где на Южном Урале строить АЭС. Конечно, рядом с "Маяком". 40 лет назад начались первые проработки. Ускорили проектирование неблагополучная экология вокруг плутониевого комбината, задачи конверсии и новая концепция замкнутого ядерного топливного цикла. Особенно важным стало последнее обстоятельство: для большинства атомных станций до сих пор существует проблема транспортировки ядерного топлива и радиоактивных отходов. Здесь же в радиусе 10 километров вся технология уникально сконцентрирована: комбинат произвел смешанное уран-плутониевое топливо, доставил на АЭС, забрал отработанное, после выделения несгоревших ядерных материалов остекловал и - на хранение.

В 1984 году начались строительно-монтажные работы: вблизи промплощадки комбината заложили фундамент под реакторы-бридеры на быстрых нейтронах. По проекту три БН-800 с натриевым охладителем должны выдавать суммарную электрическую мощность в 2 миллиона 400 Вт. За пять лет успели создать инфраструктуру в виде хороших дорог, котельной, пожарного депо, управления станции, столовой, бытовок. Подвели газ, воду, электроэнергию. Забетонировали котлован под реактор. Всего "закопали" в землю более 400 миллионов тогдашних советских рублей (один рубль был равен 0,6 доллара). Но в 1989-м строительство прекратили.

Считается, что толчком к консервации станции послужили выступления народных масс под водительством лидера "Движения за ядерную безопасность" Натальи Мироновой. Наиболее "позеленевшие" рвали рубаху: "Уж лучше мы будем с лучиной телевизор смотреть, чем допустим еще одну помойку!" В гринписовском запале экологи не сообразили, что лучиной можно освещать только темный экран телевизора. Как бы то ни было, но своими протестными выступлениями экологи здорово замутили сознание граждан области. На референдуме большинство сказало "нет!" строительству атомной станции. Да и сейчас, по данным соцопроса, проведенного Челябинским институтом Уральской академии госслужбы, "против" 61 процент населения. Поддерживает - 21. Остальным все равно.

Но в августе 1993-го органами власти районов и городов, входящих в 30-километровую зону Южно-Уральской АЭС, было принято совместное решение о дальнейшем сооружении станции. В сентябре того же года областной Совет народных депутатов призвал ускорить строительство АЭС на быстрых нейтронах. В январе 1994-го Минатом и администрация области заключили соглашение "О строительстве атомной станции на площадке ПО "Маяк" Челябинской области". Вот так власти отреагировали на всенародное протестное голосование.

Что было дальше, известно: началась гиперинфляция, и финансирование стройки века отпало само собой.

Прошло 13 лет, и как только наполнились денежные закрома Родины, вопрос поднялся вновь. АЭС на Южном Урале попала в "дорожную карту" - схему размещения атомных станций на территории России до 2020 года.

Миллионы на запруду

Но в первый же визит в Озерск в новом качестве Сергей Кириенко огорошил всех. Как сторонников станции, так и противников. Он заявил: "Считаю, что строительство АЭС на прежнем месте нецелесообразно: слишком дорогой кипятильник". Поясним: один из аргументов в пользу АЭС под Озерском - регулировать уровень радиоактивных вод Теченского каскада водоемов, перегоняя их в пар для турбин генераторов АЭС. Далее федеральный руководитель подсказал, мол, укрепите плотину, обойдется в сотни раз дешевле. Действительно, один блок станции стоит порядка полутора миллиардов долларов, а реконструкция плотины на несколько порядков меньше. Деньги на суперзапруду для 11-го водоема каскада уже выделили, и они успешно осваиваются.

Но эта полумера не устроила поборников "нашей" станции. Спустя некоторое время, после настойчивого обращения ветеранов и ученых "Маяка", губернатора Петра Сумина С. Кириенко согласился рассмотреть возможность строительства АЭС. С одним условием: вместо трех экспериментальных блоков БН-800 поставить испытанные временем четыре водо-водяных энергетических реактора ВВЭР-1200. В отличие от реакторов-бридеров последние нуждаются в больших запасах воды: до 48 миллионов кубометров в год.

А площадку под строительство самой станции поручено выбрать специалистам. Были созданы две рабочие группы. Первая - под руководством Российской академией наук (РАН) - рассмотрела радиационные и радиологические риски при использовании воды Теченского каскада для охлаждения конденсаторов турбин АЭС. Вывод: озерская площадка бесперспективна. Более предпочтительны - под Магнитогорском, Троицком и Саткой. Вторая группа из Федерального ядерного центра города Снежинска во время визита Кириенко на "Маяк" 31 октября этого года представила доклад "Проблемы и задачи сооружения Южно-Уральской АЭС в Челябинской области". Наиболее приоритетной названа Тахталымская площадка вблизи озера Уелги, километрах в 30 от Кунашака.

С обоими мнениями не согласились озерчане и губернатор: если строить, то только на прежнем месте! Доводы те же: имеются водные ресурсы до 59 миллионов кубометров, готова инфраструктура, под боком кадры - строители в лице Южно-Уральского управления строительства и эксплуатационники-"маяковцы".

Дефицит энергоресурсов беспокоит не только нашу область. Руководитель РАО "ЕЭС России" Чубайс активно поддержал программу Росатома по увеличению доли атомной электроэнергии до 20 процентов от общего объема. Признал: атомная станция на Южном Урале необходима. Той же позиции придерживается и Росэнергоатом (концерн, эксплуатирующий все АЭС России). Однако у него претензии к существующей площадке: радиоактивные воды каскада будут загрязнять контуры охлаждения турбин. А в случае аварии неизбежно повышение радиационного фона в технологических магистралях. Ранее чистое производство начнет "фонить".

Грозит ли урановый голод?

Свое несогласие с федеральным руководителем и Рос-энергоатомом высказывает такой авторитет в атомной отрасли, как Василий Шевченко, пускавший в 1948 году с командой Игоря Курчатова первый на евразийском континенте уран-графитовый реактор.

-- В ядерном реакторе помимо других физических реакций может происходить процесс так называемого воспроизводства ядерного топлива, - пояснил "Челябинскому рабочему" Василий Иванович. - это тот "золотой ключик", который откроет дверь в будущее атомной энергетики. Из всех типов реакторов, воспроизводящих ядерное топливо, наиболее предпочтительным является реактор на быстрых нейтронах. Более того, он потребляет уранового сырья значительно меньше, чем другие "котлы". А это очень существенно: по мнению ученых, атомной отрасли во всем мире грозит "урановый голод". Сегодня масштабы использования урана значительно превышают объемы его добычи. Грубо говоря, во всем мире проедают старые запасы. И к России это тоже относится.

Поэтому, заключает Шевченко, Южно-Уральская АЭС с реакторами на быстрых нейтронах комплексно решила бы следующие задачи: отработка в промышленных условиях всех звеньев замкнутого ядерного топливного цикла; испарение дебаланса поступления атмосферных и грунтовых вод в каскадах водоемов; постепенная рекультивация Теченского каскада водоемов за счет очистки воды; "сжигание" в быстрых реакторах накопленных запасов высокофонового и оружейного плутония; трансмутация (обезвреживание) наиболее опасных для экологии трансурановых отходов атомной энергетики.

Помимо этого АЭС обеспечит электроэнергией остродефицитную Челябинскую энергосистему и создаст новые рабочие места для высвобождающегося персонала "Маяка". А противникам атомной отрасли как таковой следует напомнить, что проект Южно-Уральской АЭС переработан с учетом новых требований безопасности. Он повторно прошел все стадии государственной и независимой экспертизы и рекомендован к реализации на территории ПО "Маяк".

Но говорить о том, что завтра-послезавтра станция начнет строиться на прежней площадке, разумеется, преждевременно. Выбор места "посадки" Южно-Уральской атомной продолжается.

Геннадий ЯРЦЕВ, Виктор РИСКИН

Комментарии
Комментариев пока нет