Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

По страсбургскому счету

08.12.2007
В Европейском суде по правам человека побывала правозащитница из Озерска

Виктор РИСКИН
Озерск

Надежду Кутепову знают далеко за пределами Озерска. Она в буквальном смысле последняя надежда тех, кто разочаровался в поисках правды и справедливости. Она же - головная боль чиновников всех рангов. Последние называют ее не иначе, как пособницей заокеанского империализма, натовской лазутчицей, занозой в теле нашего здорового общества, жирующей на иноземные гранты. А Кутепова всего лишь хочет, чтобы россиянин не чувствовал себя изгоем, беззащитным перед чиновным беспределом.

В Европейском суде по правам человека побывала правозащитница из Озерска

Виктор РИСКИН

Озерск

Надежду Кутепову знают далеко за пределами Озерска. Она в буквальном смысле последняя надежда тех, кто разочаровался в поисках правды и справедливости. Она же - головная боль чиновников всех рангов. Последние называют ее не иначе, как пособницей заокеанского империализма, натовской лазутчицей, занозой в теле нашего здорового общества, жирующей на иноземные гранты. А Кутепова всего лишь хочет, чтобы россиянин не чувствовал себя изгоем, беззащитным перед чиновным беспределом.

Стажироваться, так в Лондоне

Надежда Львовна возглавляет городскую социально-экологическую общественно-политическую организацию "Планета Надежд". Она же - юрист, социолог, руководитель общественной приемной по правам человека. Багаж достаточный, чтобы ставить в тупик своими запросами и выступлениями высоких руководителей и людей в мантиях. А недавняя командировка в Страсбург, в Европейский суд по правам человека, дала ей еще больше знаний, необходимых при защите этих самых прав.

-- Поездка в Страсбург, - рассказывает Надежда, - часть образовательной программы Европейского центра защиты прав человека. Эта неправительственная организация, которая работает на базе университета "Метрополитен" в Лондоне. С ней мы начали сотрудничать в прошлом году в рамках защиты прав граждан, живущих в селе Муслюмово. В организацию каждый год приезжают на стажировку юристы. На этот раз в число участников вошли два человека от Грузии, и два, в том числе и я, от России. Программа включала в себя стажировку в Лондоне и поездку в Страсбург для встречи с судьями Европейского суда. Тренинги-семинары, проходившие на английском языке, предметно касались Европейской конвенции прав человека. В секретариате страсбургской Фемиды мы узнали, что больше всего нарушений по шестой статье Конвенции: право на справедливое судебное разбирательство. В том числе - несоблюдение сроков рассмотрений дел, судебных решений.

Ты дитя, а не потомок!

Невыгодно смотрится наша отечественная судебная система на фоне протокола N 12 все той же Конвеции, запрещающей дискриминацию по закону.

-- В областном суде рассматривалось дело о потомках ликвидаторов, - приводит пример Кутепова. - По закону о социальной защите прав граждан, принимавших участие в ликвидации аварий на ПО "Маяк", их дети первого и второго поколения имеют право на определенные льготы. Казалось, все ясно. Но вот к нам обращаются две женщины из Новогорного. Одна - дочь, другая - внучка ликвидатора. В прошлом году экспертный совет установил: их заболевания связаны именно с облучением матери и бабушки. С этими подтверждениями они обратились в министерство социальных отношений за выдачей справки: "Мы - потомки, имеем право на льготы!" И получили отказ. Суд Центрального района Челябинска обосновал решение: "Дети - это граждане до 18 лет!" А заявителям соответственно 45 и 25 лет: Но при чем здесь возраст, когда речь идет о ПОТОМКАХ!

Областной суд оставил вердикт без изменений. В кассационной инстанции Кутепова произнесла пламенную речь. Доказывала: дети ликвидаторов таковыми остаются до конца своих дней. Обычно кассация (отмена - с латинского) рассматривается несколько минут. Но после выступления Надежды судьи совещались около часа. Затем объявили правозащитнице: "Приходите через две недели!" Но и по истечении назначенного срока дети так и не перешли в разряд потомков.

Этот случай вполне может быть рассмотрен в Европейском суде.

Зеки грамотней юристов

Но далеко не все недовольство местной Фемидой достойно внимания Страсбурга.

-- Граждане, возмущенные неправедным, по их мнению, судебным решением, идут к юристам, - рассказывает Надежда, - те берут с них деньги и готовят жалобы в Страсбург. При этом проявляют полную юридическую неграмотность, если просто не лукавят, заведомо зная, что составленная ими бумага попадет не на стол судьи, а в корзину. Многие заблуждаются, полагая, что Европейский суд - высшая по отношению к нашим судебным институтам инстанция. Страсбург занимается, еще раз повторю, только защитой прав человека, так или иначе пострадавшего от государства. А то приходят ко мне в общественную приемную и говорят: "Соседка тетя Маша заняла угол моего сада. Считаю это нарушением прав человека, поскольку я человек и у меня есть право на землю. Хочу написать в Европейский суд". Если проситель не внемлет моим доводам, кладу перед ним Конвецию со словами: "Найдете, где здесь сказано о взаимоотношениях между гражданами, я вам тут же помогу составить письмо в Страсбург". Разумеется, не находят. Другое дело, что опосредованная вина государства налицо: оно не создало условий, чтобы один человек не лез на землю другого.

Кстати, в страсбургском секретариате поделились с Кутеповой своими наблюдениями. Там сравнили качество документов, составленных российскими юристами и: заключенными наших тюрем. Удивились: зеки пишут куда грамотнее "вольных" адвокатов. Видимо, сказывается практический опыт. Между тем письма арестантов имеют больше шансов быть рассмотренными Европейским судом: статья Конвенции о бесчеловечном обращении в изоляторах и прочих местах заключения находит в Страсбурге живой отклик. Основная же масса писем из России, а это 98 (!) процентов, идет в мусорные корзины.

Справка Обращаться в Страсбург можно в шестимесячный срок после окончательного решения по делу. То есть решения, вступившего в силу. Но не надзорной, а кассационной или апелляционной инстанций. Можно писать в Европейский суд, если человека привлекли к ответственности дважды за один и тот же проступок: сначала административной, а затем - к уголовной.

Дело о: салате

-- Поясню на конкретном деле, - говорит Надежда, - оно еще не закончено, поэтому не имею права называть фамилии. 35-летняя женщина была привлечена к административной ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологического законодательства (массовое отравление в столовой). Вину свою признала, заплатила штраф. И тут прокуратура возбудила уголовное дело на нее же. И мы сейчас подаем в Европейский суд жалобу на нарушение протокола 7, статьи 4 о запрещении привлекать человека к уголовной ответственности два раза за одно и то же преступление.

В Европейский суд входит 47 стран, в том числе и Россия. У каждой своя правовая система. В нашей не считается чем-то из ряда вон привлекать человека дважды за одно и то же. Однако, раз мы подписали Конвенцию и она стала частью нашей правовой системы, значит, мы должны знать ее нормы и применять их. У нас административная и уголовная ответственность разделены, а по европейскому праву если есть наказание от государства за совершенный проступок, значит, это уголовное наказание, другого нет и быть не может. При включении в европейскую правовую систему мы не оговорили такую нашу особенность - наличие административной и уголовной ответственности. И вот теперь расплачиваемся.

-- Мы попытались разъяснить прокуратуре, что так делать нельзя, - продолжает Кутепова, но получили смешной ответ: "Обвиняемая (жалоба написана от имени этой женщины) допускает вольное толкование Конституции!" А суд и вовсе отказался принять жалобу, хотя это нарушение статьи 13 Европейской Конвенции о доступе к правосудию. Ответ суда тоже интересен: "Сначала мы должны решить - виноваты вы или нет!"

Кто-то скажет: получается, вы защищаете отравительницу. Она салатом уложила в "инфекцию" пару десятков человек, а вы с ней церемонитесь. Нет, отвечает Надежда, мы защищаем не отравительницу, а закон. Если бы сразу привлекли ее по уголовной статье, вопросов бы не было. А вот двойное наказание говорит о том, что кому-то не понравилось слишком мягкое первое.

По-прежнему в российских судах, от районного и выше, независимость судей - фикция. Рядовой судья ЗАВИСИМ от председателя суда. Порой он вынужден под давлением старшего товарища (а тот от кого?!) принимать заведомо неправовое решение, абсолютно уверенный, что высшая инстанция его отменит. Рассуждает при этом вполне логично: лучше один раз получить нагоняй сверху, чем испытывать постоянный пресс из кабинета напротив.

Полиция после восьми не работает

Только не надо думать, что в странах, где находятся самые справедливые правовые институты, все в порядке с этим самым правом.

-- В Лондоне мы зашли в бар, - рассказывает Надежда, - и тут произошла неприятная история: у грузинской юристки украли сумочку. С деньгами и документами. Мы тут же попросили позвонить в полицию. Выяснилось, никто из присутствующих и сотрудников заведения не знал номер телефона. Никакого 02, известного в нашей стране каждому ребенку, не существует. Мало того, в каждом участке номер свой. Но и это не самое главное. Бармен предупредил: "Сегодня можете не звонить. Там уже никого нет: они работают до восьми вечера!"

Тогда потерпевшие рванулись на улицу, где не сразу, но все же нашли констебля. Тот только развел руками и лишь указал на развешанные на всех углах таблички: "Берегитесь воров!" Наутро пробились в участок. Там заявление о краже после долгих уговоров согласились принять, но при наличии копии паспорта. А где взять копию, если оригинал остался в той самой несчастной сумочке?! Короче, грузинка вспомнила, что в компьютере она как-то оставляла свои данные.

Этот инцидент для наших правоохранительных органов может служить слабым утешением, что где-то еще хуже. Но к правам человека его не привяжешь. А у Кутеповой достаточно дел, поднадзорных Страсбургскому суду. В то же время надо признать - лед тронулся. Есть отечественные судьи, которые применяют не только родной Кодекс, но Европейскую Конвенцию.

-- В прошлом году у нас было дело по переселенцам с Течи, - рассказывает Надежда, - где людям не передавали в собственность квартиру на том основании, что вступил в силу Жилищный кодекс, который запрещал передавать муниципальное жилье в собственность. Тогда озерский судья Ирина Симонян, ныне председатель Снежинского суда, применила Протокол N 1 Конвенции и написала примерно следующее: "В связи с тем, что у этих граждан был изъят государством дом и он был их собственностью, когда они проживали на реке Теча, то теперь квартира им положена". Государство в свое время изъяло собственность, а нынче пусть возвращает.

Решение было столь неожиданным, что правозащитники Озерска признали судью Симонян человеком года, внесшим вклад в развитие демократии и прав человека в Озерске. К сожалению, других фактов, когда бы судьи города и округи применяли Европейскую Конвенцию, пока нет. А жаль.

Комментарии
Комментариев пока нет