Новости

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Больница учится считать

11.12.2007
Бывшая медсанчасть ЧТЗ становится "городом здоровья" и самых передовых медицинских технологий

...Поступок Михаила Вербитского удивил многих. Руководитель преуспевающей частной клиники "Лотос" вдруг ушел в самую сложную, разваливающуюся больницу Челябинска.

Бывшая медсанчасть ЧТЗ становится "городом здоровья" и самых передовых медицинских технологий

...Поступок Михаила Вербитского удивил многих. Руководитель преуспевающей частной клиники "Лотос" вдруг ушел в самую сложную, разваливающуюся больницу Челябинска. Потерял в зарплате, нажил массу проблем. Зачем все это успешному бизнесмену? Что изменилось за полтора года его работы и что сделать не удается? Об этом наш разговор с главным врачом городской клинической больницы N 8 Михаилом Вербитским.

-- Михаил Григорьевич, у вас же элитная специальность - реаниматолог - царь и бог любой больницы. А вы ушли в бизнес.

-- Чтобы попасть в реанимацию больницы скорой помощи, тогда лучшую в городе, я два года отработал на "скорой". Но зарплата не позволяла нормально жить, растить детей. Добавьте к этому постоянные стрессы и перегрузки реаниматологов. Вот почему вся когорта наших врачей тогда, в начале перестройки, вынуждена была искать другие пути. Почти все мои коллеги стали руководителями или успешными бизнесменами. Мне предложили очень рискованное по тем временам дело - создать частный медицинский центр. Конечно, мне повезло: крупный промышленный холдинг, который возглавляют Евгений Вайнштейн и его сын Сергей, вложился в него. И клиника состоялась, заняла свою нишу, стала одной из ведущих в Челябинске. А я научился у них считать деньги, использовать все ресурсы, искать пути движения вперед, формировать зарплату.

-- Но для себя-то вы ее решили. Почему же вдруг снова ушли обратно: из бизнеса в нищую муниципальную медицину?

-- Проект "Лотос" был завершен, филиалы его работали. Хотелось чего-то нового. И вот в этот небольшой период застоя мне поступило предложение возглавить бывшую медсанчасть ЧТЗ. Мне было интересно попробовать себя в новой роли.

-- Конечно, престижно стать руководителем такой махины: 12 лечебных корпусов, 65 отделений - целый город. Но разве вы не знали, насколько запущена эта старейшая больница, даже в роддоме штукатурка на голову сыплется?

-- Я помню времена, когда медсанчасть ЧТЗ была школой передового опыта. Мы, студенты мединститута, проходили здесь практику у Александра Васильевича Широкоряда, первые аппендициты оперировали. А потом больница потеряла мощный источник финансовой поддержки в лице ЧТЗ. И в администрации ее никто не курировал. Поэтому десятилетия сюда не было никаких вложений: ни в оборудование, ни в ремонт, и главный врач был бессилен что-либо сделать. Многие корпуса изжили свой век - они строились в 40-50-е, даже в 1934 году, и ни одного капремонта в них не было. Если в других районах Челябинска, как правило, по две больницы, то в Тракторозаводском одна-единственная обслуживает 140 тысяч жителей.

Конечно, я знал, что проблем здесь хватает, но когда увидел собственными глазами! Возьмем травматологию: В палатах площадью 18 кв. метров лежат по шесть (!) тяжелых больных, за которыми необходим уход. Как здесь развернуться с костылями? Где устроить родных? Окна старые, не открываются, духота, смрад. Да еще и туалет один на все отделение (по принципу: баня, а через дорогу раздевалка). И такая ситуация практически в каждом отделении - в онкологии, офтальмологии, гинекологии: Стационар рассчитан на 700 коек, а больных почти в полтора раза больше - 1100. Район стремительно растет: в Чурилово утвержден новый проект мегаполиса на 40-60 тысяч человек, новостройки на Артиллерийской добавят еще 30-40 тысяч населения. Куда всех положить? От этого ужаса надо уходить! Не латать старье, а строить новые современные корпуса.

-- Михаил Григорьевич, с чего вы начали свою работу?

-- Когда я пришел в больницу, больше всего меня поразило и обрадовало, что в таких страшных условиях сохранился костяк коллектива. Медсанчасть ЧТЗ славилась своим мощным врачебным составом. Здесь и по сей день работают уникальные врачи, к которым пациенты едут со всей области, региона и даже России. Это упрощало задачу: профессионалам надо было дать хорошее оборудование. А прежде, естественно, отремонтировать помещения для него. Я считаю: начинать надо с диагностики, это первый обязательный этап любого лечения. Так вот, на сегодня ультразвуковая и эндоскопическая диагностика у нас одна из лучших в городе. Аппаратов такого класса нет в других челябинских больницах. Мы продолжаем оснащать отделение функциональной диагностики, которым сегодня тоже уже можно гордиться. Наша поликлиника единственная в Челябинске, где на УЗИ практически нет очередей (хотя раньше маразм был полный: почечный больной мог шесть месяцев ждать своей очереди).

В последнее время в больнице заметно выросла хирургическая активность. Только что открылось после ремонта отделение торакальной хирургии. Сейчас получаем для хирургии печени очень дорогостоящее уникальное оборудование как для диагностики, так и для операций.

-- К заведующему этим отделением Сергею Александровичу Пышкину, спасающему неоперабельных больных от цирроза, гепатитов, едут безнадежные больные со всей России. Но ведь это хирургия высоких технологий, которой, по новым нормам Минздрава, не место в муниципальной больнице.

-- В хирургии эти заболевания - самые трудоемкие и плохо поддающиеся лечению. Можно по пальцам перечислить специалистов России, занимающихся этой проблемой. В нашей больнице делается очень много операций на печени и поджелудочной железе под руководством профессора С.А. Пышкина. Ему ассистируют два молодых хирурга, которые успешно перенимают его опыт. Поэтому моя задача - поддержать это отделение, дать ему дальнейшее развитие. На всех уровнях власти я доказываю, что не должно быть централизации высоких технологий. На хирургию печени больница делает ставку, и оснащение этого отделения будет уникальным не только для Урала, но и для всей страны.

-- Тогда объясните, почему вы зажимаете другое высокотехнологичное отделение под руководством Сергея Петровича Зотова? Говорят, этот, один из первых в Челябинске, центр сосудистой хирургии на грани закрытия?

-- Год назад, при переоформлении документов на лицензирование, это отделение чисто случайно было вычеркнуто из списка медуслуг, которые оказывает наша больница. Это была техническая ошибка. Но если бы мне нужно было закрыть это отделение, с позиции закона я бы мог прекратить его работу: нет лицензии - до свидания! Но именно я обратился в ФОМС с просьбой изыскать возможность оплаты его работы и вынужден был идти на конфликты, именно я добивался перелицензирования. И не знаю, откуда рождаются такие слухи.

Это уникальное для Челябинска отделение. Никто в городе не оказывает больше такой помощи. Закрыть его - значит оставить челябинцев без протезирования сосудов. Недавно мы получили для него уникальный американский аппарат для УЗИ сосудов. В 2008 году мэр города обещал нам помощь в приобретении современного ангиографа, что позволит расширить спектр сосудистых операций нашей хирургии. Отделение займет нишу по оказанию экстренной помощи при нестабильной стенокардии и острых инфарктах миокарда, такие операции делаются пока лишь за рубежом и в клинике Бакулева в Москве. Если с колес оперировать таких пациентов, человек возвращается в строй, к нормальной жизни, активному труду. Что может быть важнее? И у нас есть специалист, который делает такие операции.

-- Изменилось ли что-то в работе двух ваших поликлиник? Наши читатели жаловались на огромные очереди, невозможность попасть к узким специалистам.

-- Да, по четвергам у нас была прямо демонстрация - раздавали талоны. Сейчас стало значительно лучше. Мы полностью компьютеризировали регистратуру. Талоны раздаются теперь в любое время. И к узкому специалисту можно попасть в день обращения.

-- Как это вам удается, ведь неврологов, эндокринологов и других специалистов катастрофически не хватает?

-- Эти врачи сегодня потеряны для населения. Они получают на 10000 рублей меньше участковых. Чтобы повысить свою зарплату, они должны лишь записывать больных и отпускать. Ну, так нельзя! Государство должно увеличить стоимость приема пациентов, хотя бы так вывести зарплату узких специалистов на уровень участковых врачей, они ведь тоже первичная помощь населению.

Чтобы удержать их, ищем способы и резервы. Сегодня мы ушли от бригадной формы оплаты труда, когда врач не чувствовал зависимости своей зарплаты от проделанной работы. Я противник уравниловки, "общей кухни", в которой никто ничего не знает. Мы полностью разложили всю оплату врачей по тарифам, рассчитали по каждой службе стоимость приема пациента. И пришли к тому, что у нас в больнице каждый врач знает, сколько он получает за больного, за выявление заболевания и т.д. То есть создали ту финансовую систему, при которой специалист материально заинтересован в результатах своего труда. Теперь у врачей появились стимул для развития своих профессиональных качеств и желание больше работать.

-- И что, работают?

-- Конечно, и вечерами, и в субботу, потому и очередей стало меньше.

-- Ваша больница за 70 с лишним лет обзавелась солидным хозяйством: свой гараж, котельная, прачечная, мастерская, даже хлебопекарня. Не собираетесь избавиться от такой собственности?

-- Многие больницы отказались от своего автохозяйства, в результате сегодня главным врачам приходится заказывать такси для своих нужд, так выгоднее получается. Наш же гараж нам необходим, особенно он спасает во время эпидемий гриппа, когда водители развозят участковых по вызовам в две-три смены, выходят по субботам. Прачечная своя - это тоже выгодно: мы сами отвечаем за чистоту больничного белья. Городская администрация обещала нам помочь поменять паровые машины на электрические. Что касается пекарни, то наш хлеб не просто дешевле, чем покупной, но и высокого качества. Он очень нравится и медикам, и больным. Сейчас, чтобы расширить рацион питания, будет выпекать еще и свои булочки. У нас в больнице вообще вкусно кормят.

-- В самом деле, говорят, что восьмая больница - чуть не единственная в городе, где еще можно есть. Но, может быть, это мнение не очень взыскательного населения вашего района?

-- У меня супруга, родственники попадали в нашу больницу и с удовольствием ели и первые, и вторые блюда. Честное слово, для них никто специально не готовил. Просто у нас очень хорошие повара, которые прекрасно работают. Спасибо им за это! Кроме того, принцип моего заместителя по хозяйственным вопросам: питание - это святое.

-- К слову о заместителях. За вами на ЧТЗ перешли известные в городе врачи, такие как Виталий Казарцев, Алексей Овчинников, Олег Фатуев и другие.

-- Я нисколько не скрываю, что пришел сюда со своей командой. Учитывая то, сколько здесь нужно сделать, я привел людей, которых хорошо знаю, готовых трудиться. Мы ощутили приток молодых специалистов. Сегодня оказываем помощь пациентам на том уровне, как положено в большой клинической больнице. Добрые изменения, которые произошли в больнице, - это их заслуга. Начмеды почувствовали уверенность, проявили себя. Я в людях не ошибся. Казарцева пригласили возглавить больницу N 13 на Сельмаше.

-- Напоследок скажите о вашей девятиэтажке. Медики не жалеют, что поселились на территории собственной больницы?

-- О чем вы говорите? Люди до сих пор счастливы, что к юбилею родной больницы получили 30-процентное жилье. Это большая заслуга Эдуарда Акоповича Рыбина. У них что, был хоть какой-нибудь выбор? Новоселами стали 90 человек, а в очереди стоят еще более 400 из двухтысячного коллектива. Жилье им не по карману, ипотека недоступна. А что мы можем предложить молодежи? У нас даже общежития нет. Это острейшая проблема. Сейчас ведем переговоры с крупнейшими банками города. При хорошем предложении больница готова заключить с одним из них договор на расчетно-кассовое обслуживание.

На территории больницы есть место для еще одного дома, есть для него и все коммуникации. Но после принятия нового жилищного кодекса вся земля проходит через аукционы, после которых ее стоимость взлетает так, что бюджетникам там вообще ничего не светит. Депутаты города, области должны поднимать эту проблему в Госдуме, необходима программа обеспечения жильем бюджетников. Без нее наши медики обретут собственные квартиры разве что к пенсии.

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Комментарии
Комментариев пока нет