Новости

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Автолюбилельница на Skoda Octavia сбила коляску с четырехмесячным малышом на улице Корепина.

По предварительной информации, возгорание могло стать результатом поджега.

Четырнадцатилетняя девушка два месяца назад ударилась во время катания с ледяной горки и жаловалась на боль в ушибленном суставе.

Оно сможет выпускать продукцию, которая сейчас закупается за рубежом.

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Благородная от рождения

14.12.2007
Мнение о том, что журналистика рухнула, означало бы, что всю нацию надо закрыть на просушку, считает санкт-петербургский профессор Сергей Корконосенко

Недавно на факультете журналистики Челябинского государственного университета прошла международная научно-практическая конференция "СМИ - Общество - Образование: модели взаимодействия". Одним из самых интересных, по общему мнению, докладчиков стал гость из Санкт-Петербурга Сергей Корконосенко - доктор политических наук, профессор, автор классических учебников по теории журналистики. Казалось бы, все понятно: есть общество, есть журналистика, есть свобода слова. У всего - свои достижения и свои проблемы. Что тут обсуждать? Да и вообще: может ли журналистика быть интересной с точки зрения науки? Оказалось, еще как может.

Мнение о том, что журналистика рухнула, означало бы, что всю нацию надо закрыть на просушку, считает санкт-петербургский профессор Сергей Корконосенко

Недавно на факультете журналистики Челябинского государственного университета прошла международная научно-практическая конференция "СМИ - Общество - Образование: модели взаимодействия". Одним из самых интересных, по общему мнению, докладчиков стал гость из Санкт-Петербурга Сергей Корконосенко - доктор политических наук, профессор, автор классических учебников по теории журналистики. Казалось бы, все понятно: есть общество, есть журналистика, есть свобода слова. У всего - свои достижения и свои проблемы. Что тут обсуждать? Да и вообще: может ли журналистика быть интересной с точки зрения науки? Оказалось, еще как может. Профессор Корконосенко - настоящий ученый, в академическом смысле слова, способный подниматься до философских обобщений и столь же стремительно отзываться на текущие проблемы. Думается, даже тем читателям, которые не являются профессиональными журналистами, будет небезынтересно проследить за ходом его мысли.

В поисках своей модели

-- Сергей Григорьевич, а разве журналистика может быть предметом науки?

-- Жизнь наша состоит из множества явлений, и все они подлежат изучению. И уже в этом смысле нельзя отказать журналистике в праве иметь свою науку. Помню одно интервью. Корреспондент РТР все допытывался у нобелевского лауреата академика Алферова: какой обывателю толк в его открытии? Объяснить это было непросто. И я хорошо понимал академика. Когда мы говорим о науке и о теории как части науки, мы должны представлять, что она в практику в виде рекомендаций возвращается далеко не всегда. Но если строить системные рекомендации, то они должны базироваться на серьезном теоретическом фундаменте. Я возьму один сюжет. Вот мы говорим о том, что в России должна быть некая журналистика. Она что-то такое должна. Если мы говорим на языке исследовательском, то нужно строить модель. Она должна включать в себя решение многих вопросов. Какую роль должна играть журналистика в современном российском обществе? Как она соотносится с культурными традициями нашей страны? Как будет себя ощущать в партнерских отношениях с культурой, наукой, политикой? И так далее.

-- Как выглядит сейчас модель российской журналистики?

-- Проблема как раз в том, что модель не вырабатывалась. Я могу уверенно утверждать, что модель советской журналистики была хороша. В том смысле, что соответствовала тому строю, была работоспособна. Мы вступили в какое-то новое общество, и оказалось, что во многих направлениях общественной жизни не готовы к новой жизни. Путем проб и ошибок, синяков, разорений, всяких несчастий стали строить какую-то непонятную экономику. Стали строить какую-то политическую систему. Этот отрезок времени получил наименование "период реформ", или "переходный период". Я этого решительно понять не могу. Переход предполагает программу, начало, результат. Сколько мы слышим про "переходный период"? Может быть, 20 лет или более того. И до сих пор не услышали от ответственных людей, а переход-то к чему? Иногда говорят, что это невозможно, что общество живое, развивающееся спонтанно и прочее. Но почему-то это было возможно после второй мировой войны в Германии. Были не только обозначены цели, даже стало понятно, чем нужно пожертвовать. Это было возможно и во Франции во времена де Голля. Мы, к сожалению, ответов на эти вопросы не знаем. И если говорить о моделировании российской журналистики, то надо договориться, какую модель нашего общества мы представляем себе.

-- Ну это уж и вовсе задача неподъемная. А если все-таки вернуться к журналистике, где искать основания для новой модели?

-- Есть какие-то заложенные в нашей общественной и культурной традиции устои, и от них, пожалуй, не стоит отказываться.

-- Речь о советском опыте?

-- Человеку в пределах биографии представляется, что вся жизнь пронеслась перед его взором. На самом деле это, конечно, не так. Надо опуститься глубже в историю. А с другой стороны, конечно, неверно было бы воспевать то, что в традиции есть, но сегодня неработоспособно. Надо очень внимательно учиться у журналистики западной. Вопрос: чему? И еще - вряд ли где-то существует эталон, который можно лишь взять и перенести на свою площадку. Есть очень интересная модель журналистики в Германии, и она не похожа на журналистику Франции, уж не говоря о журналистике, например, Бангладеш.

Третий путь

-- Сергей Григорьевич, давайте рассмотрим процесс такого поиска на конкретном примере. Возьмем наше телевидение. Как оно вам?

-- Мне трудно представить себе здравомыслящего человека, которого нынешнее наше телевидение устраивает. Дальше будет набор банальностей, которые говорятся о нем регулярно. Например, что телевидение тенденциозно в политическом смысле, если иметь в виду крупнейшие федеральные телеканалы. Или что оно нарочито уходит от сложных вопросов:

-- Некоторое время назад обсуждалась идея общественного телевидения:

-- Это тоже к вопросу о модели нашей журналистики. Общественное телевидение в мире родилось как антитеза коммерческому. Совет Европы выработал несколько признаков общественного телевидения. Во-первых, оно не финансируется частными лицами, а получает деньги из независимых источников. К их числу может относиться так называемая "защищенная" статья госбюджета. То есть государство деньги дает, но не вмешивается в работу. Есть и другие источники - скажем, общественные фонды. Во-вторых, это телевидение, которое удовлетворяет интересы всех слоев общества. В-третьих, оно направлено на выполнение просветительской миссии как одной из главных. Ценностью становится то, что несет подлинное просвещение населению, а не забавляет и не отвлекает от жизни.

Общественное телевидение родилось как противопоставление коммерческому, но и государственному тоже. Кстати, не- обязательно речь должна идти о телевидении. И о печатной прессе. В начале 90-х годов очень крупные и благорасположенные к нам специалисты из-за рубежа очень обрадовались: наконец-то появился шанс в какой-то большой стране вырваться из круга зависимости от капитала или от государства. Специалистами признано: ни тот, ни другой путь к общественному благу не ведет. Значит, должен быть третий путь. Казалось, что Россия его найдет. Потому что два других пути отринуты историей мировой журналистики. Нет, мы пошли по хоженому. И значит, ничего нового не привнесли, модели не создали!

Защита от экрана

-- Нам могут возразить: есть у нас и другие телеканалы, например "Культура". Все есть, только выбирай.

-- Но не все это есть в наших отношениях с телевидением. И.А. Фатеева с факультета журналистики ЧелГУ написала солидную книгу "Медиаобразование". Это мощная тенденция, представленная сейчас в уважающих себя странах Запада, где как государственная задача понимается образование населения в области медиа. Приучение людей к свободному и культурному пользованию его ресурсами. У нас в стране эта работа едва начинается, есть энтузиасты - и исследователи, и практики. Но национальная политика в этой области у нас отсутствует. Это значит, что действительно масса населения беззащитной приходит в этот медиамир, подчиняется ему. В конце 60-х годов канад-ский социолог и философ Маклюэн выделил опасность полного подчинения человека миру медиа. Именно он настоял на том, чтобы в Канаде началась программа медиаграмотности.

-- Как происходит процесс медиаобразования?

-- Медиаграмотность по Маклюэну - это умение пользоваться СМИ. А медиаобразование - скорее воспитание через знание. В канадских школах, начиная с младших классов и до завершения, идут медиауроки. Первая цель - научить человека безопасно этим пользоваться, защитить от экрана в первую очередь. Интернет уже сегодня требует навыка не технического, а навыка владения этим объемом информации. Дальше задача - развить критическое мышление. Помните такой оборот в литературе: "Думающий читатель, конечно, уже заметил:" Читатель-скептик, который не воспринимает готовое блюдо, а обязательно обнюхает его всячески. Это другая задача, более высокая. Третья задача - извлекать из огромного количества информации то, что, может быть, даже утилитарно полезно - в работе, учебе, построении карьеры. Какой мощнейший ресурс для строительства собственной жизни! Следующий уровень - практически ориентированное медиаобразование. Научиться, может быть, создавать своего рода персональный дайджест. А дальше - профессиональное медиаобразование. И эта задача никогда не решается до конца. Хотя бы потому, что медиа развиваются.

Что такое деонтология?

-- Все это важно. Но есть и другие проблемы журналистики. Могут ли, например, на ваш взгляд, не совпадать интересы прессы и государства?

-- Если говорить на американский манер, это деление на нацию и администрацию. Государство как сообщество - безусловный приоритет журналистики, а администрация - преходяща. Это аппарат управления, иерархия чиновников. Никто не сказал, что реально действующее правительство - это воплощение какой-то божественной мудрости. Это всегда люди, они совершают ошибки, а может быть, действуют иногда не во благо своего народа. Служение обществу и общественным приоритетам - не просто приоритет, это один из принципов журналистики. На конференции я стал говорить о деонтологии журналистики.

(Окончание на 7-й стр.)

Комментарии
Комментариев пока нет