Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Свободны в выборе судьбы

18.12.2007
Профессора Купряшкина не стало четыре года назад, но каждый день он продолжает вести по жизни свою взрослую дочь

Недавно продали с аукциона волос короля рок-н-ролла Элвиса Пресли. При видимой курьезности данного факта у его нынешнего обладателя появилась потенциальная возможность когда-нибудь воссоздать кумира заново, ведь волос может стать материалом для клонирования.
Появляются сообщения, что в квартирах, где раньше жили другие люди, новые жильцы становятся постепенно похожи на прежних хозяев. Ученые выдвинули вполне реальную гипотезу, что оставшиеся на стенах, в воздухе биологические метки, попадая в новые организмы, могут их видоизменять. Другие люди "входят" в нас.

Профессора Купряшкина не стало четыре года назад, но каждый день он продолжает вести по жизни свою взрослую дочь

Недавно продали с аукциона волос короля рок-н-ролла Элвиса Пресли. При видимой курьезности данного факта у его нынешнего обладателя появилась потенциальная возможность когда-нибудь воссоздать кумира заново, ведь волос может стать материалом для клонирования.

Появляются сообщения, что в квартирах, где раньше жили другие люди, новые жильцы становятся постепенно похожи на прежних хозяев. Ученые выдвинули вполне реальную гипотезу, что оставшиеся на стенах, в воздухе биологические метки, попадая в новые организмы, могут их видоизменять. Другие люди "входят" в нас.

Не все известно о передаче наследственных признаков от родителей к детям. Что наследуется? Особенности внешнего и внутреннего строения? Предрасположенности к болезням? Характеры? Судьба? Насколько мы свободны в своем выборе или обречены бороться с коктейлем из разных вариантов судьбы, генетически подаренных прямыми и непрямыми родственниками?

Когда размышляешь о судьбах конкретных людей, хочется уловить ту грань, за которой идет новый выбор. Евгений Александрович Купряшкин для своей младшей дочери Ольги был не просто отцом, он был наставником.

Когда-то его отец, железнодорожник, убедил сына, что самая лучшая профессия - врач. А Женя вообще-то видел себя военным. Его призвали в армию во время войны, служил он в артиллерийском училище, на фронт не попал, но за долгие шесть лет службы в военном деле не разочаровался, напротив... И все-таки к мнению отца прислушался: врач нужен всегда - и в военное, и в мирное время.

Тонечка Агафонова была очаровательна, бывший военный - статен и красив. Они попали в одну группу, видимо, благодаря особой благосклонности судьбы, чтобы люди, предназначенные друг другу, не тратили понапрасну времени.

Иногда Ольга запинается, вспоминая девичью фамилию матери. Ee мама, вышедшая замуж в восемнадцать лет, как будто всегда была Купряшкиной. Они так естественно составляли единое целое, что не имело значения, что у них много лет не было своего жилья, что детей приходилось растить "на бегу". Их объединяли любовь и преданность делу, которое выбрали или которое выбрало их. Любой предлагаемый судьбой выбор воспринимался как единственный вариант. Они предполагали, что по окончании института поедут работать в Миасс, где жили родители Евгения, но мужа оставили в ординатуре, и Антонина Геннадьевна из будущего гинеколога стала хирургом-онкологом. Слово "я" не существовало в семье, было слово "мы". Канва их жизни определялась выбором мужа, и даже сомнений не возникало, что могло быть как-то иначе. Они - вместе, а то или другое место жительства, не важно. Они в медицине, а гинекология или онкология... Раз так получилось, так и должно было быть.

Евгений Александрович говорил: "Во всем надо искать новизну, даже если суп готовишь. Я сильно ленивый, поэтому постоянно что-то придумываю, чтобы было легче. Талант - есть или нет, но ко всему надо подходить творчески. Жизнь украшать, пусть в малом. И радоваться хорошему в малом".

Со временем у него появилось около 20 патентов на изобретения, а умелые руки достались от природы. В семье папа чинил все - от электроприборов до обуви. А для больных - первым в Челябинске усовершенствовал бронхоскоп, приспособив его для осмотра детей. Когда старшая дочь Наташа стала работать в той же больнице, где была и его клиника, на осмотры детей он стал часто приглашать ее. У нее - нежные руки, тонкие пальцы, которым он всегда отдавал должное, а у него твердый принцип: плох тот лор-врач, при осмотре которого пациент испытывает боль.

Более пятидесяти лет работает в областном онкодиспансере Антонина Геннадьевна Купряшкина, первая заведующая пульмонологическим отделением, в течение десятилетий - незаменимый заместитель главного врача по лечебной работе, заведующая приемным покоем в настоящее время. Говорить с ней о возможном прекращении работы (все-таки возраст...) бессмысленно. Все, что связано с диспансером, его людьми, его проблемами, настолько вошло в пот и кровь, что не будет диспансера - дышать станет нечем.

Помните, в начале рассказа об этой обычной и удивительной семье я говорила о флюидах, остающихся в воздухе после смены жильцов, и о том, что, попадая в новые тела, они, возможно, как-то включаются в сознание, память, становятся переносчиками если не душ, то их каких-то частей?

Диспансер в прямом и переносном смысле вошел в душу Антонины Геннадьевны, может быть, и оттеснив в какой-то степени дочерей и внуков.

Когда родители - врачи, велика вероятность, что и дети наденут белые халаты. Когда папа - доктор медицинских наук, профессор, кем быть бесконечно преданным его идеям, взглядам дочерям?

Мы живем во время уважения к суевериям и подозрительности к добрым делам и поступкам. Да, сейчас почти все продается. Можно купить диссертацию. Можно по блату оказаться на хорошем месте работы. А как быть с именем? Оля мечтала быть хирургом-онкологом. Ходила в кружок, строила планы. Но хирургия ее не захотела. А как иначе расценить появление аллергии именно на резиновые перчатки? Ни на что не было аллергии, а на перчатки была. Решила бросить институт.

-- Ты что? - вмешался отец. - Ты же врач по призванию. Кто королева медицины? Терапия!

Кто сделал выбор? Судьба? Отец? Было бы неправдой сказать, что папин авторитет и впрямую не помогал Оле. Существовала горькая шутка в институте, не утратившая своей актуальности и сегодня: после окончания отличники идут работать участковыми терапевтами, а в аспирантуру принимают профессорских деток. Возможно, и Оля сразу поступила бы в аспирантуру, но муж в то время работал в Москве, и заканчивала Оля не родной Челябинский, а второй медицинский институт. Молодая семья вернулась в Челябинск, и Оля поступила в аспирантуру, но только через три года работы кардиологом. И вот тут-то судьба устроила ей настоящее испытание. Оля и предположить не могла, что в любимой областной больнице, где она, можно сказать, выросла под папиным присмотром, на кафедре руководителя ее диссертации профессора Петра Демьяновича Синицына не окажется вакантного места ассистента для способной ученицы. Не оказалось. И попала Ольга Евгеньевна в медсанчасть ЧТЗ, как называлась тогда 8-я больница.

Старожилы Тракторозаводского района называют городом не свой район, а исключительно то, что находится "за танком". И единственная на район больница имеет свои особенности. Во многом ее стиль определяется необходимостью работать в режиме больницы скорой помощи. Это в областную больницу поступают в основном плановые больные, обследованные на местах, имеющие пусть и предварительный, но поставленный врачами диагноз. В восьмую больницу везли и везут всех - кого из дома, кого с улицы, и поступают пациенты в терапевтические отделения со всеми возможными и невозможными болезнями.

В областной больнице много терапевтических отделений, все - профильные. Кардиология так кардиология, гастроэнтерология так гастроэнтерология. На ЧТЗ четкая профильность осуществлялась в двух отделениях - кардиологии и нефрологии, а в два других клали всех остальных.

Защитившая диссертацию по ревматологии с элементами иммунологии Ольга Евгеньевна оказалась ассистентом в нефрологии. О болезнях почек она имела, конечно, представление. Но понятно, что консультировать таких больных, быть главным арбитром не могла. Три года просто как рядовой врач вела палату, училась. Заведующая отделением Людмила Ивановна Белая не просто делилась знаниями, она вольно или невольно заражала настойчивую ученицу интересом к любимому делу, не позволяла расслабиться. Посвящала в тайны профессии с деликатной настойчивостью.

Когда через несколько лет работы она попросила ассистента проконсультировать совместно больного, для Ольги эта просьба прозвучала высшей похвалой.

Красивое слово - "кафедра". Древнее, греческое. С кафедры должно вещать... Но в обычной жизни это коллектив людей, объединенных общими профессиональными интересами и разъединенных личными амбициями. Все заведующие кафедрами лелеют будущих кандидатов наук, творящих диссертации под их началом, но когда новоиспеченный кандидат вдруг заговаривает о желании продолжить научную работу, редко какой руководитель не покажет вида, как он "рад" заявленным намерениям. Молодой ученый, взявшийся за докторскую диссертацию, - потенциальный соперник профессору.

В свое время именно ученик Евгения Александровича Купряшкина ускорил его уход с кафедры. Профессор не был амбициозным человеком, он хотел иметь возможность просто заниматься любимым делом - лечить, консультировать, читать лекции, так любимые студентами. Но своим авторитетом даже в должности второго профессора он мешал молодому заведующему кафедрой. С одной стороны такое, пусть и не всегда корректное, проявление борьбы поколений как бы неизбежно, с другой - формы ее могут быть более или менее деликатными, это уже зависит от конкретных людей...

Может ли быть в принципе иначе? Да, когда речь идет об открытиях, новых направлениях в науке, когда авторитет руководителя ежедневно растет и зиждется на сегодняшней значимости научного поиска. С научным поиском в отечественной медицине в последние десятилетия ох как сложно. Аппаратура - импортная, реактивы - импортные, лекарства - заграничные... Ольга взялась за написание докторской диссертации, чтобы доделать то, что не осуществил отец. В 2002 году вышло учебное пособие "Болезни почек", написанное Ольгой Евгеньевной Ильичевой. Работе над докторской формально отдано около семи лет, но по сути можно считать, что она началась с того момента, когда маленькая девочка делала уколы куклам.

Сейчас модно стало быть кандидатом, а лучше доктором наук. Зачастую успех в получении звания зависит не столько от одаренности и преданности делу, сколько от предприимчивости. Но не думаю, что найдется много ученых, у которых бы главным мотивом настойчивости было выражение профессиональной преданности делу своих родителей. Самым главным для Ольги Евгеньевны было и есть оставаться достойной дочерью своего отца. Его памяти. До защиты докторской диссертации "Особенности развития и течения хронической сердечной недостаточности у больных с хронической болезнью почек" Евгений Александрович не дожил четыре года.

Марина Ткаченко

Комментарии
Комментариев пока нет