Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Когда поет душа

18.12.2007
Токарь-универсал высшего класса Троицкого дизельного завода Владимир Кожушко обладает оперным голосом

Встреча
За окошком снегири греют куст рябиновый,
Наливные ягоды рдеют на снегу,
Я сегодня ночевал с женщиной любимою,
Без которой дальше жить просто не могу:
...Снегирей не было, наливных ягод тоже - рябина еще только набирала свой буйный цвет в садах, а о снеге вообще не думалось: на дворе разгорался, набирал свою силу июнь. А мужики пели под гитару про несчастную зимнюю любовь, пели задушевно и слаженно, да так, что приостанавливали свой шаг прохожие, слушали, а женщины улыбались и слали порой поющим воздушные поцелуи.

Токарь-универсал высшего класса Троицкого дизельного завода Владимир Кожушко обладает оперным голосом

Встреча

За окошком снегири греют куст рябиновый,

Наливные ягоды рдеют на снегу,

Я сегодня ночевал с женщиной любимою,

Без которой дальше жить просто не могу:

...Снегирей не было, наливных ягод тоже - рябина еще только набирала свой буйный цвет в садах, а о снеге вообще не думалось: на дворе разгорался, набирал свою силу июнь. А мужики пели под гитару про несчастную зимнюю любовь, пели задушевно и слаженно, да так, что приостанавливали свой шаг прохожие, слушали, а женщины улыбались и слали порой поющим воздушные поцелуи. Среди голосов выделялся один - красивый и бархатистый, почти оперный.

Они сидели у дверей гаража, распахнутых настежь. Кто-то не пел, только покуривал, осторожно выдувая дым в сторону и задумчиво поглядывая в зеленеющий печальный закат отходящего дня. А семиструнная гитара то рыдала, то смеялась в: изуродованных руках со скрюченными пальцами худощавого седого человека. Так или примерно так (не помню, сколько уж лет прошло!) я познакомился с обладателем оперного голоса токарем-универсалом Троицкого дизельного завода Владимиром Васильевичем Кожушко.

Прошлое

Далекое детство. Что он помнит? Передутые ночной метелью улицы, заборы, едва ли не до самой макушки заваленные снегом, свист и рев аэросаней, прокладывающих дорогу. От этого свиста у прохожих заходились сердца, а у пацанов от снежного вихря и счастья вышибало сопли и горели глаза. Помнит свой первый класс и жуткие морозы, а на нем - галифе, сшитые из тонкого брезента, на ногах - брезентовые тапочки "на резиновом ходу". Когда стал болеть, мать сказала: "Сиди дома, школа подождет:"

Он просидел год. Единственным развлечением была гитара, что купил по случаю старший брат, да очень редкие праздники, когда у отца собирались друзья-казаки. Их раздольные голоса, их песни, то широкие и печальные, то огнеметные и задорные, он помнит до сих пор.

Звон бубенчиков трепетно может

Воскресить позабытую тень.

Мою русскую душу встревожить

И встряхнуть мою русскую лень:

У каждой той песни была своя история, своя неповторимая душа. Он тогда это понял.

Армия

Семь классов позади. Начало трудовой биографии и: армия. Он стрелял - пуля в пулю, на гимнастических снарядах ему не было равных, а шаг строевой держал в обыкновенных кирзачах - любо-дорого было посмотреть.

Как-то приехал генерал, для него устроили смотрины. Взвод Владимира Кожушко прошел перед ним парадным шагом, солдаты, как один, тянули носки и пели:

Южноуральская дивизия,

Пойдут полки за Родину на бой,

Эх, ты прощай, Урал, бережок крутой,

Где мы встречались, милая, с тобой.

Генерал был потрясен.

-- Молодцы, орлы!

-- Служим Советскому Союзу! - прогремело в ответ.

Невдомек было боевому генералу, что Кожушко голоса взвода давно уже распределил по тональности.

"Морской день" - суббота. В этот день шла генеральная уборка, мыли некрашеный пол казармы, по величине смахивающий на футбольное поле. Двухъярусные кровати - в стороны, на середину табурет:

-- Вот тебе гитара: Пой, Вовка, только пой!

Свист швабр, солдатское пыхтение создавали особенный колорит.

Вовка пел:

Перед ней навытяжку стал он честь по чести,

Посмотрел на девушку и: застыл на месте,

Словно он действительно увидал впервые

Очи темно-карие, косы золотые:

Так он ни разу и не мыл пол в своей казарме.

Работа

Сегодня токарю-универсалу Владимиру Васильевичу Кожушко без малого 69. Давно уже на пенсии.

-- Вся жизнь прошла, как одна рабочая смена, - говорит он, - в сплошном кружении, как вечное вращение шпинделя моего станка. Я порой и во сне слышу: "Дай, Володя, 30-заходную резьбу:" Я даю. "Дай, Володя, точность плюс-минус 4 микрона:" Опять даю, ведь этот вал для ротора турбины, скорость которой до 22 тысяч оборотов в минуту! Нет, Анатолий, я до сих пор не пойму, где сон, а где явь, ведь я и по сей день работаю на дизельном заводе. Когда ему особенно трудно: А ему очень трудно, потому как с большими потерями пережил лихое время, потому как разбазарили рабочие кадры, и некому нас, стариков, заменить у станков, потому как наши станки донельзя разбитые, они еще и Гитлера помнят.

-- Гитлера?

-- Они были вывезены из Германии, после Победы: И мне вместе со станками трудно, потому как Кожушко не двадцать лет и, увы, не предвидится мне до сих пор замены. Попробуй-ка поставь моими руками-крюками на станину люнет весом около двух пудов, а работа сверхточная: потрогай тот вал рукой, подуй сквозняк, и нет уже тебе тех самых плюс-минус 4 микрона. Товарищи по работе матерятся, костерят все и вся, а работа оттого только не ладится. Я станок поглажу по станине, скажу ему тихо: "Не упрямься, выручай, друг:", а то и песню ему спою:

Не тревожь ты меня, не тревожь,

Обо мне ничего не загадывай,

А когда по деревне идешь,

На окошко мое не поглядывай:

Конечно же, от всей души. Ведь это песня моей юности. Но станок, мне кажется, слушает. И тогда обязательно у нас с ним все получается. Потому что станки - не груда металла, каждый из них свой характер и душу имеет.

-- Что у тебя с руками?

Владимир смотрит на свои искореженные скрюченные пальцы.

-- Какая-то редкостная болезнь суставов и сухожилий. Ее один ученый француз описал. Врачи перед ней бессильны. Вот и у меня из десяти пальцев только три работают.

-- И ты ловишь ими те самые плюс-минус 4 микрона?

-- Как видишь.

-- И на семиструнной гитаре играешь?

-- Приходи в гости, послушаешь.

Гараж

Еще несколько вопросов моему герою.

-- У тебя есть гараж?

-- Нет. У меня есть велосипед, а он помещается в квартире.

-- Я тебя часто встречаю в гараже.

-- Это отдушина, без которой мужику никак не обойтись. Домашнее застолье? Конечно, его можно позволить по юбилеям и особенным торжествам. И только. Кафе, бар? Это нам давно не по карману, да еще гляди на какой скандал нарвешься. Гараж - хорошо. Здесь свои друзья, здесь собираются по интересу, здесь можно говорить о чем хочешь и как хочешь, никто тебя не осудит, здесь снимаются стрессы. Словом, это гаражное братство, оно всегда даст дельный совет и придет, если надо, на помощь.

-- Ну а как насчет "пропустить по маленькой"?

-- Это дело вкуса и настроения: кому-то меньше, кому-то больше. Главный эффект - души раскрепощаются. Бывает, возьмемся мы в обед на работе спорить о происхождении Галактики, о возникновении жизни на Земле, о политике, об экологии, о животных и микробах: Шум, дым, переругаемся даже. Тут кто-то обязательно скажет: "Надо в гараж идти, только там можно разобраться!"

-- И разбираетесь?

-- А то как же! Здесь у нас люди самого широкого кругозора, даже доцент и журналист есть.

-- А песня?

-- Это когда душа поет. Как же без песни, ведь она - бальзам на раны. Споем?

-- Споем.

Пусть проходит молодость лихая,

Как сквозь пальцы талая вода,

Только наша тройка удалая

Будет с нами мчаться сквозь года!

...Хорошо как. И пусть мчится!

Анатолий СТОЛЯРОВ

Комментарии
Комментариев пока нет