Новости

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Нашествие

20.12.2007

Россия изучает английский язык.
Англия русский язык не изучает.
Чей выигрыш?
Наш. Знать - всегда преимущество.
Вопрос в другом: почему Россия вдруг, ажиотажно, взялась изучать английский язык?
А потому, что деваться некуда.

Россия изучает английский язык.

Англия русский язык не изучает.

Чей выигрыш?

Наш. Знать - всегда преимущество.

Вопрос в другом: почему Россия вдруг, ажиотажно, взялась изучать английский язык?

А потому, что деваться некуда. Компьютер - "англичанин". Даже если его "подсказки" переведены на русский, с ним по-свойски не "поговорить" : в нем и русские слова требуют перевода. Например, "скачать" - это не про насос.

В магазин пошел - без "инглиш" купишь не то, что хотел. Не тот шопинг получится. Так что, ежели сам не освоил английский, бери с собой переводчика. А какой продавец, скажем электроники, без иняза? А бухгалтер или экономист?

По улице идешь - и то требуется английский, без него не поймешь, где что располагается и где что продают.

В бизнесе - там на каждом шагу маркетинг, консалтинг, лизинг, ребрендинг, леблинг, тренинг - одни "инги".

Английский язык в Россию пришел с товарами. Как нагрузка. И от этого никуда не деться. Сами товары не производим, а закупаем их за границей, значит, не на кого пенять. На таможне заграничные товары от английского языка не вычистить. Тем более что завозим к себе не отдельные партии товаров, а целые фирмы и магазины вместе с их вывесками и брендингами.

Так сложились обстоятельства. Под английским языком - экономическая база. Не чей-то каприз и не чье-то недоумие, а бытие определяет вторжение "инглиш" в наше пространство. Рынок заставил нас учить язык Шекспира. Имей мы свои компьютеры - не завозили бы "английские". А будь они лучше американских - заставили бы американцев изучать русский язык. Ведь, например, слово "спутник" они запомнили. И еще некоторые другие слова.

И что теперь - бить тревогу и звонить в колокола? Банально и занудливо. И к тому же бесполезно. Рынок - такая стихия, которую не остановить, раздвинув полы плаща.

Конечно, не только рынок. Много и моды, апломба, позы. Ну, ладно, так и быть, если магазин - "Sport" ("Спорт"), или "Chocolad" ("Шоколад"), или "Garderob" ("Гардероб"), но почему модный писатель Сергей Минаев назвал свой роман "Dyxless", а повесть - "Media Sapiens"? Почему другой модный писатель, Виктор Пелевин, озаглавил свое произведение "Generation "П"? Почему художница Нина Миронова-Росс один из портретов подписала "Sidoroff"?

Еще в середине ХIХ века великий Владимир Даль пытался противостоять языку, "какой мы себе сочинили, распахнув ворота на запад, надев фрак и заговорив на все лады, кроме своего". К сожалению, ворота были распахнуты издревле. Русский язык принимал и впитывал тюркские наречия, латынь, греческие термины, немецкий, французский языки... Теперь черед английского вперемешку с тюремным. А русского все меньше. Возьмите любое предложение и выясните, сколько в нем русских слов - они, пожалуй, в остатке. А если это текст научный, то без словаря в нем не понять ничего. Критерий такой: чем меньше в нем русского языка, тем больше науки.

И другие языки принимали и принимают "гостей", но все-таки в калитку, а не в ворота. Русский язык, собственно, не имеет защиты от проникновения в него "чужаков". Он в наше время напоминает мельницу, которую загрузили не зерном, а щебнем с камнями. И это "сырье" она должна перемолоть, проглотить или исторгнуть. Требуются годы и десятилетия, чтобы приручить чужеречье. Например, слово "кафе" мы употребляем давно, и всегда оно оставалось "костью в горле". Но совсем недавно оно, наконец, преобразилось, став "кафешкой", и сразу обрусело, приобрело привычную гибкость и склоняемость. А согласится ли русская гортань произносить эти безгласные "шнл" и "шлн"?

Простите, но почему наши слова хуже чужих? Чем наше родное "да" хуже чужого, но так дружно смакуемого "йес"?

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет