Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Жизнь среди памятников

22.12.2007
Директор Центра историко-культурного наследия Челябинска Владимир Боже считает, что достойных образов у нас хватает, но возводить монументы нужно с большой осторожностью

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск

С февраля 2007 года наши читатели активно обсуждают идею установки в Челябинске памятника Эрнста Неизвестного "Маски скорби". Мысли высказываются разные - от категорического неприятия до пламенной поддержки. Удивительно, но письма приходят по сей день. В последнем выпуске "Мнений" этого года мы решили подытожить дискуссию. Свои мысли высказывает Владимир БОЖЕ, директор Центра историко-культурного наследия Челябинска, в функции которого в том числе входит охрана предметов монументального искусства.

Директор Центра историко-культурного наследия Челябинска Владимир Боже считает, что достойных образов у нас хватает, но возводить монументы нужно с большой осторожностью

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

С февраля 2007 года наши читатели активно обсуждают идею установки в Челябинске памятника Эрнста Неизвестного "Маски скорби". Мысли высказываются разные - от категорического неприятия до пламенной поддержки. Удивительно, но письма приходят по сей день. В последнем выпуске "Мнений" этого года мы решили подытожить дискуссию. Свои мысли высказывает Владимир БОЖЕ, директор Центра историко-культурного наследия Челябинска, в функции которого в том числе входит охрана предметов монументального искусства. Итак, нужен ли нам памятник репрессированным? Где его логичнее установить? Какие памятники нам вообще нужны? Как относиться к тем, что достались нам от предыдущих поколений? И что могут олицетворять Челябинск и Южный Урал сегодня?

Памятник - от слова "память"

-- Тема памятников очень больная для всех городов современной России, и Челябинск не исключение, - говорит Владимир Стейгонович. - Это связано с тем, что большинство монументов являются памятниками советской эпохи, они выполнены в соответствии с эстетикой и идеологией того времени. Что с ними делать, не совсем понятно. Ни государственного подхода, ни регионального не существует. Я исхожу из того, что в людных местах должны сохраняться такие памятники, которые соответствуют духу этого города, мнению горожан о значимости какого-то события или человека.

-- Можно ли акты вандализма по отношению к памятникам интерпретировать как оценку этой значимости?

-- Тут две причины. Либо непросвещенность людей, которые не знают в принципе, как относиться к памятникам культуры и истории. Либо отношение к конкретному человеку или явлению. Вот, например, мажут краской памятник революционеру Цвиллингу. Некоторые считают его не только "красным", но и просто уголовником. Но чем объяснить воровство металла с Вечного огня? Если мы попытаемся опросить детей, то окажется, что многие из них не знают из своей истории очевидных вещей. Следовательно, памятники, которые действительно являются монументальным искусством и выполнены профессиональными скульпторами в соответствии с определенными художественными канонами, оказываются невостребованными. Несмотря на все благие пожелания, по их поводу возникают какие-то анекдоты, им дают клички и т.д. Время от времени появляются предложения соорудить новый памятник. В 2005 году один ветеран прислал предложение сделать аллею бюстов военачальников периода войны. А что современное поколение знает о Рокоссовском, Коневе и других? И как будут их воспринимать? Так же, как Курчатова, которого "украшают" разными надписями? А ведь Курчатов - историческая величина и прямо связан с Челябинской областью. Вопрос, нужны ли нам сегодня памятники и какие именно, очень непростой.

-- Если я вас правильно понял, памятнику в камне должен предшествовать "памятник" в сознании людей, некий миф?

-- Да. Памятник - от слова "память". Монументы должны возникать не потому, что у кого-то из скульпторов есть более или менее удачная работа. Нужно сначала ответить себе на вопрос, почему это должно появиться в городе?

Здесь страдали все

-- Как нам быть с памятником работы Эрнста Неизвестного?

-- Любой нормальный город со сложившимся самосознанием заинтересован, чтобы на его улицах и площадях стояли произведения мастеров с мировыми именами. Это способствует популярности города, в том числе в туристическом смысле. Неизвестный - это, безусловно, мировая величина.

-- Противники этого памятника говорят, что Челябинск - не столица ГУЛАГа:

-- Тема репрессий актуальна для любого населенного пункта России. Поэтому говорить, что Челябинск - это не Колыма, значит, просто не знать истории. Здесь страдали все, начиная от дворника и кончая первым секретарем обкома. Всех репрессировали. Можно вспомнить, что Челябинск с незапамятных времен был местом ссылки. И Сталин в нашей пересыльной тюрьме сидел, и жена Дзержинского, и нарком просвещения Бубнов. И еще много других людей. Традиция ссылки и политических репрессий не исчерпывается только сталинскими временами. Эта тема у нас с XVIII века. Через Челябинск шел сибирский каторжный тракт.

-- А как быть с тем, что этот памятник, скажем так, не способствует радостному восприятию жизни?

-- Вопрос о памятниках не из разряда "а что бы нам хотелось видеть?" Это не садово-парковая скульптурка для услады глаз, это понимание истории Челябинска. Очень важно, чтобы тема репрессий присутствовала в городе. Другое дело, где поставить? Надо очень точно найти место, где бы 30 октября в День памяти жертв политических репрессий могли собираться люди и отдавать дань тем, кто совершенно ни за что пострадал. Очевидно, место должно быть не шумное, не центральное, чтобы можно было спокойно это воспринять.

-- Напрашивается Золотая гора.

-- Это место, где погибло очень много людей. Сюда приезжал академик Сахаров. Памятник жертвам репрессий был бы здесь уместен. Но как обеспечить его охрану? Вроде бы город растет, подходит вплотную к Золотой горе. Тут возникает другой вопрос. Раскопки в полной мере не осуществлены, перезахоронена лишь малая часть жертв. И что - дома ставить на могилах? Хотя такое у нас сплошь и рядом: Надо думать, как эти вопросы решить, а в том, что памятник нужен, я нисколько не сомневаюсь.

-- Люди беспокоятся, что, отложив сроки возведения этого монумента, сама идея может быть похоронена, как это произошло в Екатеринбурге. Что, кстати, не красит ни этот город, ни его власти.

-- Действительно, мы находимся пока в более выгодном положении. Можно, конечно, поторопиться и - забыть. Но такое отношение лично меня коробит. Вот мы открыли памятную доску в честь первого городского головы Александра Францевича Бейвеля, а контора, которая размещается в этом здании на Кировке, проложила кабель не абы как, а через его голову. Это явное неуважение. И ради чего мы ее открыли?

Дом престарелых памятников

-- Владимир Стейгонович, что делать с теми монументами, которые уже существуют в городе? Многие из них устарели идеологически. Можно ли их сносить?

-- Если считаем, что какие-то памятники не укладываются в наше современное представление, мы должны не сносить, а создать для них особое место. Такие прецеденты есть, например, в Москве, в Риге. Сад городской скульптуры - там могут быть собраны не только идеологически неактуальные памятники, но и, к примеру, нереализованные проекты скульпторов. Вот у нас стыдливо убрали какие-то памятники. Калинину, который стоял возле Калининской администрации. Или Дзержинскому у бывшего здания КГБ. Уже нет памятников Кирову. Как вообще выглядели эти люди? Вместе с тем какие-то монументы от советского периода остались. Пройдет время, они будут ветшать и уходить. Если мы хотим, чтобы память оставалась, нужно их собрать в одном месте - можно будет как-то следить за их состоянием.

-- А вообще нужны памятники, посвященные, например, Гражданской войне?

-- Гражданская война - это же горячая тема! Люди еще сегодня готовы за грудки друг друга хватать. И проблема практически не решена. То Тухачевский у нас герой, то Колчаку памятники открывают. Оба далеко не ангелы. Не им надо ставить памятники, а создавать такие монументы, которые бы призывали людей много думать, чувствовать. И не доводить страну до состояния, когда брат шел на брата.

Вообще дело не в количестве. Вот у нас вроде бы много памятников, посвященных Великой Отечественной войне, а состояние их плачевно. Как всегда, денег не хватает, латаем дырки. Пройдет лет 10-20-30, и у нас не останется ветеранов, кто сегодня, честь им и хвала, эти вопросы поднимает. Но будет время, когда Великая Отечественная станет исключительно достоянием истории. И что - не было такого события? Может, имеет смысл создать один мемориал с музеем и памятниками, который бы активно работал, рассказывал о героях войны, и где люди могли бы вспомнить тех, кто погиб: Системы нет. В итоге и город выглядит пестро. У нас глаз "замылен", а гости это отмечают. Я возил по Челябинску группу западных немцев. Они говорят: "У вас милитари-стский город. У вас памятники либо войне, либо отцу русской атомной бомбы".

-- Ну сейчас появилась малая скульптура на Кировке:

-- По поводу этих фигурок много копий было сломано. Искусствоведы говорили, что к нормальной скульптуре это отношения не имеет, это халтура, кич. Но выяснилось: это то, что людям сегодня нужно. Мы видим живое соприкосновение людей со скульптурой. Такая форма работает. А какой-то монументальный громоздкий памятник будет большинством горожан восприниматься равнодушно. Это, кстати, ненормально. Это говорит о том, что есть перекос в системе образования и культуре.

Слово о Ленине

-- Какова, на ваш взгляд, может быть судьба памятника Ленину на площади Революции?

-- Во-первых, этот памятник делали под площадь. Наш Ленин, помимо идеологических целей, решал градостроительную задачу. Это невозможно не учитывать. Во-вторых, есть два подхода к советским памятникам. Один - исторический: не трогайте. Если вы уберете памятник, то и ваш когда-то уберут. Другое мнение: до тех пор, пока не уберем памятники, не осудим практику коммунизма, мы обречены повторяться. Моя позиция - компромисс: ничего хорошего, но сейчас лучше ничего не придумаешь. Важно чтобы те люди, которые живут в городе, не чувствовали себя изгоями. Они родились в советское время. Их воспитали в том ключе. И вот он, старый беспомощный человек, все свое здоровье отдал на стройках коммунизма. Ему платят маленькую пенсию и еще морально размазывают тем, что сносят памятник его эпохе. По-человечески это плохо. Куда мы спешим? Человеку плохо сделать?

Не только верблюд

-- Выше вы заметили, что наш город обладает самосознанием, это действительно так?

-- Я считаю, да. Оно пока в зародышевом состоянии, слабенькое. В 70-е ничего не напоминало о том, что здесь был старый город. А теперь мы имеем ряд признаков его присутствия. Выходят открытки со старыми видами Челябинска. Появилась энциклопедия. Мы говорим, что нужен музей города. Есть группы людей, которые интересуются всем этим. Выросший на миграционных волнах город, не имеющий глубокой исторической памяти, фактически не имел культурной традиции. А сейчас заметны маленькие подвижки.

-- Раз у города есть самосознание, значит, должны быть образы, описывающие Челябинск. Вот, я знаю, появилась идея "раскручивать" верблюда, который у нас на гербе:

-- Верблюд появился на гербе уездного города Челябинска в 1782 году. Статский советник Волков написал: "Сие изображение дано городу в знак того, что в сей город оных (то есть верблюдов) с товарами довольно приводят". Такая страница в истории города имела место. Челябинск был одним из центров чайной торговли в России, уступая только Москве и на одном уровне с Одессой. А сейчас зачем верблюда особенно раскручивать? Новые образы наверняка есть:

-- Где их искать?

-- В нашей истории. Были, например, периоды жизни, когда Челябинск вписывался в стратегические этапы развития России. Когда страна здесь закреплялась и Челябинск стал центром Исетской провинции. Далее - это центр металлургии, причем металл здесь плавили и в древности. Еще один сюжет: Челябинск и развитие российской науки. Например, у нас находилась зимовка П.С. Палласа, фактически база императорской Академии наук на протяжении полутора лет. А что мы про Палласа знаем? А про С.С. Андриевского и В.Г. Жуковского, внесших огромный вклад победу над сибирской язвой? Они же здесь работали. Есть еще образ заповедного края, вспомним тот же Ильменский заповедник. Или образ кузницы ядерного щита. Тут обязательно должны присутствовать люди, события:

-- Аркаим:

-- И не только Аркаим, в целом наша археология. Чебаркульские каменные палатки, Игнатьевская пещера, Синташта. У нас довольно богатая древняя история, которую мы еще плохо знаем. Еще в 1999 году в Санкт-Петербурге я обнаружил магазин "Аркаим". А у нас сейчас в Челябинске есть бизнес-центр "Аркаим-плаза". Значит, идея продвигается, и мы могли бы способствовать этому.

-- Образы места зависят и от времени, не так ли?

-- Разумеется, в армии я был человеком из города тракторов и "Ариэля". В 2000 году оказался в Сочи, и обнаружил там макароны "Макфа". Мужик торгует и нахваливает: "Почти итальянские!". Значит, это уже бренд, символ. Или вот "Ариант" покупает марку "Абрау-Дюрсо" - это тоже работает на Челябинск. Мы делаем энциклопедию, она становится одной из лучших в России, идет слава по стране, недавно мне звонили из Астрахани, просили быть рецензентом тамошней энциклопедии. Вроде бы мелочи, но если мы что-то в нашей жизни делаем достойного качества, это со временем может трансформироваться в образ:

Комментарии
Комментариев пока нет