Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Шрамы на сердце

13.07.2000
"Военно-медицинский роман" закончился печально

Ольга АЙЗЕНБЕРГ
Миасс

Олег Линдер был героем публикации "Военно-медицинский роман", увидевшей свет на страницах "Челябинского рабочего" 23 февраля этого года. В ней излагалась история 37-летнего миасского медика, чья жизнь оказалась тесно связанной с армией. Он служил дивизионным фельдшером на таджикско-афганской границе, с августа 1995 года по февраль  1996-го в качестве контрактника был на "первой чеченской войне". Промозглая кавказская зима вскоре аукнулась тяжелым недугом, который медики называют "болезнью фронтовиков и любителей подледного лова". За два с небольшим года она превратила красавца в 192 сантиметра ростом в безногого инвалида.

"Военно-медицинский роман" закончился печально

Ольга АЙЗЕНБЕРГ

Миасс

Олег Линдер был героем публикации "Военно-медицинский роман", увидевшей свет на страницах "Челябинского рабочего" 23 февраля этого года. В ней излагалась история 37-летнего миасского медика, чья жизнь оказалась тесно связанной с армией. Он служил дивизионным фельдшером на таджикско-афганской границе, с августа 1995 года по февраль 1996-го в качестве контрактника был на "первой чеченской войне". Промозглая кавказская зима вскоре аукнулась тяжелым недугом, который медики называют "болезнью фронтовиков и любителей подледного лова". За два с небольшим года она превратила красавца в 192 сантиметра ростом в безногого инвалида.

Но судьба, казалось, смилостивилась над Олегом и решила разжать свои тиски. В декабре прошлого года, после ампутации второй ноги, она подарила ему любовь 20-летней девушки. Несмотря на болезнь, физические и моральные страдания, Олег был счастлив. Вместе с подругой строил планы на будущее: вот получит Женя летом фельдшерский диплом - и они поженятся. Он наводил справки о перспективах получения отдельной квартиры. Искал способы зарабатывания на жизнь. Но человек, как известно, предполагает, а Бог располагает. Вместо свадьбы матери Олега пришлось устраивать похороны сына...

Женя не провожала его в последний путь. И даже не простилась с покойным. Возможно, не знала о скоропостижной кончине Олега. А, может быть, не захотела. Потому что расстались они еще до смерти. И невольной тому причиной стала та самая февральская публикация про их "военно-медицинский роман".

Когда газета попала в руки родителей девушки, реакция последовала незамедлительно: мама с папой бросились спасать свою дочь. Судя по всему, о намерении выйти замуж за инвалида она им ничего не говорила. Наверное, смалодушничала по молодости лет да по неопытности. Понадеялась, что все как-нибудь само собой образуется, и родственники воспримут случившееся как факт. Не получилось. Раздосадованные родители (трудно, согласитесь, сохранить душевное равновесие, когда о предстоящем замужестве дочери узнаешь из газеты!) примчались в Миасс. Мама потенциальной невесты отправилась к Олегу и, не церемонясь, наговорила ему сгоряча массу неприятных слов. В общем и целом это были высказывания на тему "связался черт с младенцем".

Он тогда сильно на всех обиделся - и на Женю, уверявшую его в осведомленности родителей относительно их отношений, и на ее маму. Несколько дней топил горе в стакане со спиртным и ругал себя последними словами. За то, что поверил в возможность семейного счастья, позволил себе привязаться к девушке. А ведь не юнец какой-нибудь безусый - предполагал, какими страданиями все может обернуться!

Женя потом приходила к нему объясняться. Обращалась она и ко мне с просьбой посодействовать возобновлению их отношений. Рассказывала, что после конфликта с родителями живет у бабушки и очень скучает по Олегу. Ходила к какой-то старушке, которая предсказала, будто им суждено быть вместе.

Но в сердечных делах посредничество - занятие неблагодарное. Помнится, я посоветовала тогда Жене утрясти конфликт с мамой. Повиниться перед ней в том, что не посвятила ее вовремя в свои планы. Глядишь, материнское сердце и оттает...

Неистребимый природный оптимизм и чувство юмора позволили Олегу преодолеть навалившуюся на него хандру. Позванивая время от времени, он взахлеб рассказывал о том, как вместе с "афганцами" и "чеченцами" проводил в школах уроки мужества, как собирал мебель в недавно открывшемся детдоме. Публикации в областной и городской газетах, поставив крест на личной жизни Олега, подарили ему много новых друзей. Они помогали решать бытовые проблемы, не позволяли замыкаться на болячках и переживаниях.

... Последний раз Олег позвонил за неделю до смерти. Он только что вернулся из Екатеринбурга, где проходил реабилитацию в окружном госпитале.

-- Как бы устроить, чтобы все наши миасские "чеченцы" смогли там побывать! - мечтал Олег.

Помнится, мы посмеялись над его приколом. Сосед по палате решил вымыть голову, налил в таз горячую воду и вышел на минуту. А когда вернулся, Олег ему признался: мол, не знал, для чего тебе вода, потому и помыл в тазу ноги. Сосед забыл про ампутированные Олеговы конечности и сильно расстроился, а слушавшая их диалог палата смеялась от души.

-- Олег, а как у тебя с Женей? - спросила я осторожно.

-- А никак, - ответил он довольно спокойно. - Видимо, она уговорила-таки своих родителей. Те посадили ее в машину и привезли со словами: "Забирайте!" Но у меня внутри все уже перегорело.

Олега не стало в одночасье. Утром его мама, Любовь Дмитриевна, собралась идти на рынок: на их с сыном пенсии прожить было невозможно, приходилось подрабатывать торговлей газетами. Олег признался, что плохо себя чувствует: "Знаешь, мам, у меня была жуткая ночь!" Она хотела остаться дома, но сын отговорил. Как потом оказалось, он умер через полчаса после ее ухода. Вернувшись домой, Любовь Дмитриевна застала его уже мертвым. Одной рукой он держался за сердце, другой судорожно сжимал простыню.

Когда мать пришла в морг за свидетельством о смерти сына, проводивший вскрытие патологоанатом рассказал, что сердце Олега было в сплошных рубцах. n

Комментарии
Комментариев пока нет