Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дело было в Одессе

18.01.2008
Житель Кыштыма Владимир Тихонов мог стать прототипом одного из героев телесериала "Ликвидация"

Виктор РИСКИН
Кыштым

Бывший контрразведчик, сотрудник СМЕРШа, а ныне подполковник в отставке с особым интересом смотрел почти весь сериал, с документальной точностью описывающий события первого послевоенного года славного южного города. Владимиру Васильевичу даже казалось, что он узнает незабываемые одесские дворы, где он квартировался - на Канатной, Пересыпи, Молдаванке.
В СМЕРШ  не хотите ли?
- Но все это неправда, - неожиданно резюмирует 83-летний Тихонов. - Да, неповторимый одесский колорит сохранен, актеры играют превосходно, только ничего такого не было. Или почти не было.

Житель Кыштыма Владимир Тихонов мог стать прототипом одного из героев телесериала "Ликвидация"

Виктор РИСКИН

Кыштым

Бывший контрразведчик, сотрудник СМЕРШа, а ныне подполковник в отставке с особым интересом смотрел почти весь сериал, с документальной точностью описывающий события первого послевоенного года славного южного города. Владимиру Васильевичу даже казалось, что он узнает незабываемые одесские дворы, где он квартировался - на Канатной, Пересыпи, Молдаванке.

В СМЕРШ не хотите ли?

-- Но все это неправда, - неожиданно резюмирует 83-летний Тихонов. - Да, неповторимый одесский колорит сохранен, актеры играют превосходно, только ничего такого не было. Или почти не было.

:На войну 18-летнего Володю взяли в 1942-м, где он и попал в контрразведку. Попал из-за своего характера - резковатого и прямолинейного. После курсов минометчиков он в погонах младшего лейтенанта осенью 43-го был направлен под Сталинград. Молодых офицеров напутствовал заместитель командира батальона по политической части. Говорил о долге перед Родиной, о патриотизме и готовности отдать жизнь. Слушатели отвечали, что готовы, и клялись. Тихонов тоже сказал несколько слов о долге, а потом врезал оратору: "Вот вы нас призываете идти в бой за Родину, а сами держите в конюшне, где вонь и блохи. На дворе осень, а мы спим на шинелях, постеленных на земле. Неужели нельзя было разместить в деревне?!" Наступила короткая тишина, быстро взорвавшаяся криками: дерзкого лейтенанта поддержали коллеги.

Замполит с честью вышел из щекотливого положения, благо вторым вопросом офицерского собрания были выборы секретаря комсомольской организации. Он тут же предложил кандидатуру Тихонова. Проголосовали единогласно. А через пару недель Владимира пригласили в каптерку, где сидели двое незнакомых подполковников с внимательными, прощупывающими насквозь взглядами. Сказали: "По всему видно, вы человек решительный, самостоятельно мыслящий, со своим мнением, которое не боитесь высказывать. Не хотите ли пойти в контрразведку, в СМЕРШ?

-- Я и знать не знал, что это такое, - вспоминает Владимир Васильевич, - только уточнил: "А на фронт я попаду?" Меня успокоили, что попаду, и: отправили в тыл на трехмесячные курсы.

На фронт Тихонов и потом не попал: чекисты входили в освобождаемые Красной армией города вторыми эшелонами, зачищая территории от лазутчиков, шпионов, предателей, брошенных противником за ненадобностью или оставленных специально, с далеко идущими целями. И все же с реальным, вооруженным врагом ему довелось встретиться.

Герр лейтенант

-- Для меня война закончилась в австрийском селе Зитдорф, - говорит Владимир Васильевич, - где стоял наш авиационный полк. И хоть уже был июнь, обстановка не позволяла расслабляться: в лесах бродило немало гитлеровцев, которые могли и не знать о капитуляции.

Но расслабиться тянуло. Недалеко от части располагалось брошенное поместье с белым роялем на втором этаже. Туда и наведывался лейтенант Тихонов, научившийся на слух подбирать незамысловатые мелодии. Вот и на этот раз прошелся по клавишам слоновьей кости, напевая любимый и по сию пору есенинский мотив: "Клен ты мой опавший, клен заледенелый". Доиграл, закрыл крышку, закурил. И тут услышал снизу голоса. Говорили по-немецки.

-- Я осторожно глянул, и у меня фуражка на голове приподнялась, - признается собеседник, - там, внизу, переговаривались с десяток вооруженных фашистов. Среди них какой-то гражданский. Отстегнул я кобуру и тут же понял: бесполезно. Ну, одного положу, второго, а они меня из автоматов:

-- И тут по лестнице поднимается этот гражданский (потом выяснилось - из поляков) и обращается по-русски: "Герр лейтенант, меня послали сказать, что они готовы сдаться. Ведите их в плен".

Офицера подкупило и даже успокоило вежливое обращение - герр! Но следом закралась мысль: вдруг провокация! Вдруг - диверсанты! Приведешь в штаб, они всех покрошат, аэродром захватят. Если меня на месте не прикончат, так наши потом к стенке поставят.

-- Я передал поляку: объясни им, что в штаб всех не поведу. Пусть перекурят в лесочке, а мы с тобой и с тем, кто у них главный, пойдем до части: Так втроем дошли до штаба. Оттуда вызвали машины с солдатами и оформили добровольную сдачу в плен.

Картина маслом

За эту операцию чекисту полагался бы орден. Но поскольку время уже было мирное, обошлись благодарностью. Не заработал контрразведчик боевых наград и в свои последние два года службы - с конца 45-го по осень 47-го. А это таки была линия настоящего фронта - с перестрелками, погонями, заговорами, засадами, предательством и вражескими вылазками. Такая вот картина маслом, как любил выражаться главный герой телесериала "Ликвидация", начальник одесского УгРО Давид Маркович Гоцман.

-- Не было никакого Гоцмана, - опровергает Тихонов, - и начальника милиции с усами не было. Одесской милицией командовал не полковник с усами, а генерал без усов. Высокий, статный, постоянно в белом кителе. Он сам ездил на мотоцикле. По утрам подвозил к поликлинике, что располагалась на углу Дерибасовской и Преображенской, рядом с гостиницей "Пассаж", красавицу-жену, которая работала там врачом, и отправлялся к месту службы. Меня же прикомандировали к Пятой воздушной армии, где контрразведкой командовал полковник Прищепа, а контрразведкой округа - генерал Прищепа. Я непосредственно оперативно обслуживал авиационный полк связи. Командир полка - подполковник Репкин, а его начальник штаба - майор Редькин. Офицеры шутили: "У нас целый огород, а не полк".

Что касается бандитов, то их в городе, как и в фильме, было достаточно. Но нас интересовали не они, а оставшиеся агенты немецких разведок, которые не только ошивались вокруг наших аэродромов, но и были в свое время внедрены непосредственно в воинские части. Понятно, что прямые улики отсутствовали. В противном случае повязали бы всех и дело с концом. Были подозрения, некоторые оперативные наметки. Поэтому приходилось следить за возможными "кротами", отмечать их связи, передвижения. Для этого перевоплощались. Мои товарищи изображали сантехников, электриков, ходили по квартирам, где обитали предполагаемые шпионы, смотрели на краны, счетчики, проводку, а заодно и на квартирантов. Я же в электричестве ничего не понимал, поэтому рядился в коменданта дома, пожарного, чтобы беспрепятственно посещать подозрительные квартиры. Однажды пришлось сыграть продавца костюмов: поступил сигнал, что интересующий нас человек частенько посещает одесский базар - всем известный Привоз. Так вот там я торговал пиджаками и брюками. Однажды этот тип налетел на меня, купил не торгуясь штаны за 100 рублей и тут же через несколько метров толкнул их за 150. До того мне обидно стало: нагрел, получается, меня на полтину! Зато стало ясно: никакой он не шпион, а обычный спекулянт.

Медаль за город Будапешт

А вот насчет ликвидации ничего не скажу. Если бы Жуков отдал приказ отстреливать налетчиков, мы бы знали. И по фильму неправильно показали, будто он приехал подавленный, расстроенный отставкой. Нас выставили в оцепление вокзала, куда прибывал поезд маршала. Он вышел такой улыбающийся, помахал всем рукой, сел в машину - и в штаб округа! Просто я думаю, что молва приписала Георгию Константиновичу действия, которые он не совершал, но мог бы совершить.

А бандиты, повторяю, гуляли по улицам Одессы. И на офицеров нападали. Грабили и даже убивали. Как-то мы сидели в кафе с другом-чекистом Ваней Орленко. Выпили крепко. Подсела за наш столик девица. Ваня с ней заговорил, напросился проводить. Она легко так согласилась. На другой день прихожу на работу - Вани нет. На второй - тоже. Объявили тревогу: боевой офицер, смершевец пропал! Вскоре патруль нашел Ваню - в парке, в одних трусах. Без документов и табельного оружия. Мне удалось с ним перемолвиться парой фраз. Помнит, как пришел к той девице домой. Помнит, как порог перешагнул. А дальше - отрубило. Ясное дело - девица была наводчицей. Ивана за разгильдяйство исключили из партии и турнули из органов.

Об остальной части жизни Владимира Васильевича можно писать отдельный очерк. О том, как в войну прошагал чуть не всю Европу, как получил (за раскрытие немецкого агента!) орден Красной Звезды, медали за взятие Вены, Будапешта и другие. Как работал секретарем парткома Кыштымского медеэлектролитного завода, где стал кавалером ордена "Знак Почета", как служил замполитом в отделе внутренних дел и в отставку ушел подполковником милиции. А потом лет десять был председателем совета ветеранов правоохранительных органов. Но напоследок я задал один вопрос: не приходила ли ему мысль: покаяться? Все-таки СМЕРШ - репрессивный орган. В его жернова попадали и невиновные.

Владимир Васильевич не обиделся, ответил спокойно:

-- Мне каяться не в чем. Я не преступал человеческие нормы. А вот некоторые другие: При мне заместитель начальника контрразведки, латыш капитан Плинер избивал человека, подозреваемого в том, что выдал немцам партизанский отряд. Я смотрел и думал: "Вот из-за таких плинеров наши органы ненавидят и боятся".

Вечером, когда чекисты собрались за ужином, зашел разговор: мол, не всегда люди на допросах раскалываются. Тихонов не сдержался: "Не надо по мордам лупцевать, тогда и колоть не придется". Плинер взорвался: "Ты на кого это намекаешь, лейтенант?" "Не намекаю, а знаю!" - ответил офицер и в упор взглянул в бешеные глаза капитана. Тот отвел взгляд...

СМЕРШ (сокращение от "Смерть шпионам!") - Главное управление контрразведки "СМЕРШ" Народного комиссариата обороны СССР, военная контрразведка. Под таким название просуществовала с 19 апреля 1943 года до мая 1946-го.

Деятельность ГУКР СМЕРШ включала фильтрацию солдат, вернувшихся из плена, а также предварительную зачистку прифронтовой полосы от немецкой агентуры и антисоветских элементов.

Комментарии
Комментариев пока нет