Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кто обогреет бабушку Таню?

22.01.2008
В Карабаше 83-летняя беспомощная старушка замерзает в убогом бараке

Татьяна МУШТАТОВА
Карабаш

Жизнь за гранью
Каждое утро бабы Тани начинается одинаково - мучительно не хочется выбираться из-под груды старых лоскутных одеял в промозглый холод квартиры. Собственно, и квартирой это жилище назвать язык не поворачивается: крошечная комната, разделенная перегородкой на две части, в покосившемся от старости деревянном двухэтажном бараке на северной окраине Карабаша. С трех сторон к дому подступает березовая роща. Летом здесь все утопает в зелени, а зимой - в снегу. Сейчас, когда кругом сугробы, к подъезду бабушки Тани, Татьяны Ивановны Зубовой, можно пробраться только по узенькой цепочке следов, оставленных случайным прохожим.

В Карабаше 83-летняя беспомощная старушка замерзает в убогом бараке

Татьяна МУШТАТОВА

Карабаш

Жизнь за гранью

Каждое утро бабы Тани начинается одинаково - мучительно не хочется выбираться из-под груды старых лоскутных одеял в промозглый холод квартиры. Собственно, и квартирой это жилище назвать язык не поворачивается: крошечная комната, разделенная перегородкой на две части, в покосившемся от старости деревянном двухэтажном бараке на северной окраине Карабаша. С трех сторон к дому подступает березовая роща. Летом здесь все утопает в зелени, а зимой - в снегу. Сейчас, когда кругом сугробы, к подъезду бабушки Тани, Татьяны Ивановны Зубовой, можно пробраться только по узенькой цепочке следов, оставленных случайным прохожим. Посторонние сюда за-бредают редко, а из постоянных жителей в 16-квартирном доме без удобств кроме Татьяны Ивановны ютится молодая семья.

За ночь старое строение промерзает насквозь, поэтому главная задача хозяйки - затопить пораньше печь. Для бабы Тани, которая в декабре прошлого года отметила свое 83-летие, сделать это непросто. Дрова, сырые и тяжелые, никак не хотят разгораться. Печь давно требует даже не ремонта, а перекладки, и почти совсем не греет. За день удается чуть-чуть нагреть закуток возле печки, где у хозяйки и прихожая, и кухня, и спальня. Здесь же она готовит нехитрую еду и спит, не раздеваясь, чтобы не замерзнуть.

По словам престарелой хозяйки, в прошлом году по ее заявке приходил печник. Посмотрел на растрескавшиеся дымоходы и сказал, что ничем помочь не может. На втором этаже никто не живет, поэтому деформируются стены, перекрытия и кладка "очага". Нужно разбирать печи на двух этажах и выкладывать для Татьяны Ивановны новую, но у местных коммунальщиков на это нет денег. Нет их и у бабушки, со своей мизерной пенсии она откладывает деньги на покупку дров, машина которых обходится более чем в четыре тысячи рублей. А дрова нужно еще расколоть, сложить в сарай, а зимой принести в дом. Все это миниатюрной сухонькой бабе Тане не под силу, за все нужно дополнительно заплатить из той же пенсии. Отдельная статья расходов - вода. Идти до водоразборной колонки далеко, сама хозяйка с трудом может передвигаться только по квартире, поэтому за плату помогают соседи из других домов. Такса - пять рублей за ведро. Каждая капля воды на вес золота. Стирка и собственное мытье - здесь же, у печки, в тазу, только в случае острой необходимости.

Списали вместе с домом

Сказать, что старушка брошена на произвол судьбы, было бы неправильно: по графику ее навещает работница центра социальной помощи. Она помогает Татьяне Ивановне по хозяйству, покупает продукты и лекарства, делает уборку и приносит из сарая дрова. Вот только главную проблему своей немощной подопечной она решить не может: переселить замерзающую бабулю в человеческие условия.

Казалось бы, достойную старость Татьяна Ивановна Зубова заработала себе многолетним добросовестным трудом. 17-летней девчушкой в тяжелом 1942 году начала работать на патронном заводе при Карабашском рудоуправлении. Кто знает, сколько врагов было уничтожено пулями, изготовленными проворными руками юной Тани? В то время об этом не задумывались, отдавали все силы работе. Затем были годы нелегкого труда в подземных выработках шахты им. К.Е. Ворошилова. Мужчин не хватало, поэтому молодые женщины и девушки заменяли их на физически тяжелых работах под землей. Татьяне Зубовой пришлось вручную грузить вагонетки, работать по колено в воде на пронизывающих сквозняках.

Изнурительная работа отнимала все силы, но и помогала притупить боль утраты любимого мужа. Он вернулся с войны весь израненный и вскоре умер, так и не оправившись от полученных увечий. Семейная жизнь со вторым супругом не сложилась, так как он оказался бездельником и выпивохой. Двоих детей поднимала одна, надеясь только на свои силы. Чтобы прокормить семью, не отказывалась от любой работы. Когда выходила на пенсию, трудовой стаж составил почти четыре десятка лет. Государство отметило заслуги медалью "Ветеран труда" и пенсией, которой сегодня не хватает даже на самое необходимое. Благоустроенную квартиру Татьяне Ивановне так и не выделили, а вместо этого заселили в списанный ветхий барак, где все "удобства" на улице. Она надеялась, что ненадолго, оказалось - насовсем.

Кто решит квартирный вопрос?

Сейчас этот аварийный и пока еще жилой дом доживает последние даже не годы, а месяцы. Предприимчивые граждане выламывают из пустующих квартир все, что можно унести. Баба Таня с ужасом прислушивается к доносящимся со всех сторон стукам и скрежету, опасаясь быть заживо погребенной под рухнувшим потолком. Она мечтает переехать отсюда в любое место, лишь бы было тепло. Но таких мест ей не обещают. Напротив, недавно предложили перебраться в аналогичную квартиру в таком же бараке, только в южной части города.

Выходит, круг замкнулся? Неужели во всем городе не найдется крошечного закутка с центральным отоплением для одинокой и больной труженицы? Трудно в это поверить, видя, сколько в Карабаше бесхозных, заброшенных и разбитых благоустроенных квартир. Да только нет порядка в учете и использовании такого жилья. Пока чиновники кивают друг на друга, обездоленные старики влачат жалкое существование в своих списанных вместе с ними домах и квартирах.

На прощание хозяйка протягивает мне сухонькую, как птичья лапка, руку, и я невольно вздрагиваю от того, насколько она холодна, словно льдинка. С тяжелым чувством выхожу на улицу и вижу в окне хозяйку - старушка машет мне рукой вслед и пытается улыбнуться. Она вновь остается одна в огромном промерзшем доме. Кто же обогреет бабушку Таню?

Комментарии
Комментариев пока нет