Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Презумпция о двух концах

05.02.2008
Можно ли привлечь к ответу за инфаркты и параличи, вызванные у невиновных граждан действиями правоохранительных органов?

В прошлом выпуске "Демидовской стороны" (от 29 января 2008 года) был опубликован отклик Коллегии областного суда на материал "Фемида надвое сказала?", увидевший свет в "Челябинском рабочем" 4 декабря 2007 года под названием "Преступницей не называли". В нем шла речь о разных решениях областного Арбитражного суда и судов общей юрисдикции, принятых в отношении предпринимательницы из Усть-Катава Валентины Дыдыкиной. Кассационная судебная инстанция подвергла критике содержащееся в корреспонденции выражение "по мнению областного суда, она - преступник". При этом отмечалось, что преступницей Валентину Дыдыкину суд не называл, поскольку не выносил обвинительное решение: дело в суд не поступало - рассматривалась лишь жалоба заявительницы на действия межрайонного оперуполномоченного по налогам Андрея Ухарцева. Далее следовали пояснения юристов по сути понятия "презумпция невиновности".

Можно ли привлечь к ответу за инфаркты и параличи, вызванные у невиновных граждан действиями правоохранительных органов?

В прошлом выпуске "Демидовской стороны" (от 29 января 2008 года) был опубликован отклик Коллегии областного суда на материал "Фемида надвое сказала?", увидевший свет в "Челябинском рабочем" 4 декабря 2007 года под названием "Преступницей не называли". В нем шла речь о разных решениях областного Арбитражного суда и судов общей юрисдикции, принятых в отношении предпринимательницы из Усть-Катава Валентины Дыдыкиной. Кассационная судебная инстанция подвергла критике содержащееся в корреспонденции выражение "по мнению областного суда, она - преступник". При этом отмечалось, что преступницей Валентину Дыдыкину суд не называл, поскольку не выносил обвинительное решение: дело в суд не поступало - рассматривалась лишь жалоба заявительницы на действия межрайонного оперуполномоченного по налогам Андрея Ухарцева. Далее следовали пояснения юристов по сути понятия "презумпция невиновности".

Почему тогда в повестках к следователю Валентина Дыдыкина именовалась обвиняемой? Это слово, вписанное в бланк от руки, возможно, оказалось результатом невнимательности или небрежности делопроизводителя. А постановление о возбуждении уголовного дела было сформулировано как приговор суда. Но не будем придираться к словам, ведь с точки зрения юриспруденции "преступник" - термин, аналогичный "осужденному", а у лингвистов - всего лишь оценочное слово, как, например, нехороший, плохой, неправый.

Лицом к правосудию

Тем не менее благодарю за повод вернуться к теме. Она чрезвычайно актуальна для невиновных граждан нашего государства, попавших в разряд подозреваемых. Как поясняет Коллегия областного суда, "обжалуя постановление о возбуждении против себя уголовного дела, Валентина Дыдыкина не должна доказывать свою невиновность. Право предъявлять суду доказательства своей невиновности у нее появилось бы лишь в случае передачи уголовного дела в суд".

Таким образом, мы имеем дело с презумпцией невиновности, обращенной лицом к правосудию, а к гражданину несколько иным местом. А ведь по идее презумпция невиновности должна защищать личность. Среднестатистическому гражданину известно: никто не считается виновным, пока его вина не доказана в суде. И, разумеется, такого человека нельзя называть преступником, ни-ни.

Впрочем, гражданина хоть горшком назови, только в печку не ставь. А ведь ставят, да еще как! Наказывают до суда, доводя до инфаркта или паралича. Так и в нашем случае. Здоровье Валентины Дыдыкиной подорвано: в результате общения со следствием она получила обострение хронической болезни и попала на операционный стол. Сейчас находится на излечении в связи с потерей иммунитета. У ее супруга Бориса Дыдыкина начались проблемы с сердцем. Несколько месяцев у них был арестован расчетный счет, заблокирована предпринимательская деятельность. Иными словами, супруги понесли и материальные убытки в виде недополученного дохода. И что, теперь они не имеют права доказывать свою невиновность? Стало быть, "незаконно" обратились в Арбитражный суд. Но доказали-таки! И теперь по закону "потерпевшие" от следствия имеют право на реабилитацию и компенсацию за нанесенный вред. Для этого необязательно дожидаться обвинения, передачи дела в суд и вступления в силу оправдательного приговора, достаточно закрытия дела из-за отсутствия события или состава преступления (ст. 53 Конституции РФ).

Теоретически так и должно было произойти в данном случае. А на практике органы дознания и предварительного следствия лишь усугубляют состояние подозреваемых. Мол, извольте получить еще одну дозу стресса, порцию паралича. Таковы издержки нашей правовой системы. Над гражданином можно вдоволь "наподозреваться", не особо утруждая себя анализом: а есть ли основания его подозревать?

Задом к гражданину

Наш случай - не исключение. Об этом говорится в материале "Игры в подкидной налог", опубликованном в газете "Челябинский рабочий" 23 мая 2007 года. В статье сказано, что при областной налоговой инспекции с недавнего времени создана аудиторская группа, которая обязана проводить правовой анализ ненормативных актов, в том числе и исков по налогам, незаконно предъявленным предпринимателю из Усть-Катава.

Но в отношении Валентины Дыдыкиной уголовное дело было заведено по примерам из практики, из-за разницы в трактовках Гражданского и Налогового кодексов, а также по причине "неустранимых противоречий" в последнем, которые толкуются, согласно закону, в пользу налогоплательщика, о чем сказано в решении Арбитражного суда.

Почему же и налоговая инспекция, и суды общей юрисдикции обращали неразбериху в формулировках во вред налогоплательщику? Получается, что презумпция у нас повернута к гражданину задом? И как ни бейся в эту стену без окон, пока никто у нас не несет ответственности за инфаркты и параличи, вызванные у невиновных действиями правоохранительных органов?

Наталья УФИМЦЕВА

По закону

Каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ). Как установлено ст. 1096 ГК, вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. При этом установлено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме (ч. 1 ст. 1064 ГК РФ).

Право на реабилитацию имеют, в том числе: обвиняемый после оправдательного приговора суда, подозреваемый или обвиняемый, в отношении которого прекращено уголовное преследование ввиду отсутствия события преступления, отсутствия в деянии состава преступления.

Комментарии
Комментариев пока нет