Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Доставка из макдака Екатеринбург, подробное описание тут.
Доставка мини пончиков по данной ссылке.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сердце француза бьется "с левой стороны"

08.02.2008
Жан-Клод Машер, директор цементного завода  в коркинском поселке Первомайский, не боится уральской зимы

Интерьер в его рабочем кабинете, говорят, не менялся с советских времен. Разве что новые компьютеры появились, да евроокна недавно вставили. В углу за дверью стоит портрет Ленина. На стенах кабинета для него явно нет места - всюду рабочие схемы. "Увезу во Францию", - проследив за моим взглядом, говорит Жан-Клод.

Жан-Клод Машер, директор цементного завода в коркинском поселке Первомайский, не боится уральской зимы

Интерьер в его рабочем кабинете, говорят, не менялся с советских времен. Разве что новые компьютеры появились, да евроокна недавно вставили. В углу за дверью стоит портрет Ленина. На стенах кабинета для него явно нет места - всюду рабочие схемы. "Увезу во Францию", - проследив за моим взглядом, говорит Жан-Клод. Оказывается, сердце француза бьется "с левой стороны". Экс-вождя мирового пролетариата он действительно уважает. Так при посредничестве переводчицы началось интервью с господином Машером - гражданином Франции, работающим ныне в коркинском поселке Первомайский.

Все познается в сравнении

-- В первую очередь я бы хотел поблагодарить вас, - учтиво начал Жан-Клод. - Ваш приход означает, что вы интересуетесь заводом. Для нас это важно, мы хотим активно участвовать в жизни региона.

-- Мсье Машер, вы уже несколько месяцев живете в Челябинской области. Какими вы увидели нас, россиян?

-- Для меня важно понять людей с другой культурой, с другим мировосприятием. До России я восемь лет жил в Польше. Приехал туда в 1995 году. На цементном заводе, где я работал, сложилась обстановка, на которую повлияло социалистическое прошлое страны. Мне это было чрезвычайно интересно.

Потом четыре года провел в Нигерии. Отпуск и длительная работа в Африке - это совершенно разные вещи. Я понял и изучил религиозные аспекты Ислама. Кажется, теперь я понимаю основные мировые тенденции.

Узнать вашу страну было моей мечтой. Впечатляли ее огромные размеры и необычная история. С молодости мне запомнилось изречение Шарля де Голля: "Европа начинается от Атлантического океана и заканчивается Уралом". Раньше, когда я приезжал в европейскую часть России, с удивлением думал: "Почему это невозможно? Между нами нет никаких различий!" Теперь, оказавшись на Урале, я еще больше утвердился в своем мнении.

Начнем с того, что похож наш образ жизни. В Нигерии, чтобы выпить чашечку кофе в кафе, мне надо было три часа куда-то ехать. В Челябинске я снова попал в цивилизованный мир. Меня очень тепло встретили новые сотрудники. Конечно, у нас есть проблемы с недопониманием, но в целом отношение очень хорошее. Первомайский, где находится наш завод, - это динамично развивающийся поселок, куда сейчас идут большие инвестиции.

Самое большое впечатление на меня произвела русская зима. Даже когда я жил в Польше, было не так холодно. Говорят, в России морозы могут доходить и до минус 35!

-- Что вас шокировало в нашей глубинке?

-- Абсолютно ничего.

-- Вас ничем не удивить после Нигерии.

-- Пожалуй (смеется). У меня бывает некоторое недоумение, но я не назову это шоком. Например, я никогда не знал, что могут быть такие большие машины типа "cayenne" и в таком количестве. Я бы и сам мечтал иметь такую, но не в состоянии купить.

-- А каковы мы в работе? Не ленивее других?

-- Мне кажется, нельзя сравнивать российских, польских и африканских работников с французскими. В моей стране стиль организации другой.

В Нигерии на производство влияет религия. Один из основных принципов нашей компании - уважение всех культур и вероисповеданий, а подавляющее большинство нигерийцев - мусульмане. Три-четыре раза в день они прерывают работу, совершают омовение и молятся. В Африке сама жизнь другая: там все друзья, поэтому много времени они проводят в разговорах.

Я вижу, что в Польше и России люди готовы к переменам в организации труда. Вы изготавливали цемент и до появления в России французской компании "Лафарж". Поэтому мы не будем учить российских специалистов, а увеличим эффективность производства за счет снижения энерго- и теплозатрат, расходов на ремонты и увеличения фактора надежности.

Какой завод без грязи?!

-- В России цементное производство всегда было очень пыльным и грязным.

-- У нас иной подход. Компания "Лафарж" является давним членом всемирного фонда дикой природы WWF.

-- Символом которого является мишка-панда?

-- Да, точно. Инвестиции в коркинский завод прежде всего касаются экологии. Правда, быстро сделать воздух чистым невозможно: затраты очень велики, они исчисляются миллионами евро. В 2007 году мы установили фильтры на цементных мельницах первого завода. Теперь делаем их на втором заводе, в 2008-м здесь же будем менять оборудование печей.

Если придете к нам через год, вы не увидите дыма из труб второго завода. Уровень пыли будет, как в Европе, - не более 50 миллиграммов на кубический метр воздуха. Кроме того, мы сведем до минимума выбросы при отгрузке цемента. На это нужно еще около 200 тысяч евро.

-- Вы хотели сжигать в печах отходы. Это решение остается в силе?

-- Во всех странах, где работает "Лафарж", мы рассматриваем такие возможности. В Африке в качестве топлива используем скорлупу орехов, в Бразилии - шелуху от зерен кофе, в Польше - старые автомобильные шины, где-то - отходы растительного масла. В поселке Первомайский, скорее всего, будем сжигать сухой уголь и шлам с коркинского и копейского месторождений. В мае-июне проведем на заводе первые тесты.

-- Это ради экономии?

-- Ради улучшения экологии. Если есть возможность не использовать напрямую невосполняемые природные ресурсы, нужно ею воспользоваться.

-- Простите, но от горящей резины грязь и вонючий дым.

-- Цементная печь так устроена, что все оставляет в себе, грязь и копоть не выходят наружу. Совсем недавно в украинском городе Николаеве, где есть завод нашей компании, тоже начали сжигать старую резину.

-- Мсье Машер, будет ли построен третий цементный завод в поселке Первомайский?

-- Сейчас мы прорабатываем такой вариант. Однако уже ясно, на каком месте будет построен коркинский завод. "Лафарж" вообще очень заинтересован в развитии цементной отрасли в России. В 2008 году мы намерены начать строительство предприятий с сухим способом производства в Рязани, Калуге и Коркино. Каждый такой завод требует огромного объема инвестиций - от 300 до 500 миллионов евро.

Свежий взгляд на вечные ценности

-- Вы надолго приехали в Россию?

-- Посмотрим. Обычно с нами заключают контракты на три-пять лет, больше на одном месте оставаться нет смысла. Когда долго засиживаешься в одном кабинете, управление начинает казаться простым и невольно забываются основные стандарты и правила. Чтобы решить проблему, достаточно телефонного звонка, а это нехорошо. Надо всегда выходить на место, контактировать с людьми. Приезжая на новый завод, ты все видишь свежим взглядом, снова вкладываешь в дело душу.

В нашей компании работает около 80 тысяч специалистов, менее 500 из них - иностранцы. Остальные -"кочующие" по миру французы. Мне это даже нравится. Через какое-то время в любой стране начинаешь чувствовать себя как дома.

-- Как семья относится к вашим длительным командировкам?

-- Впервые я надолго уехал из дома, когда мой младший сын достиг 20-летнего возраста. Кроме того, мы часто видимся. Контрактом предусмотрено, что несколько раз в году я бываю во Франции. Новый год и Рождество встречал в кругу семьи.

-- Ваши дети пошли по стопам отца?

-- Нет. Все трое работают в сфере маркетинга. Один живет на юге Франции, двое - в Париже. Мне, моим родителям и детям всегда приходилось много работать, потому что у нас не было своего бизнеса и не хватало удачи.

-- Французы - большие гурманы. Как вам наша кухня?

-- Вполне устраивает. Сам я готовить не умею, но всегда могу пойти в челябинский ресторан и хорошо там пообедать. Я люблю капусту, картофель, борщ. (Последнее предложение Жан-Клод, к моему восторгу, произносит на чистом русском языке).

-- Вы отлично говорите по-русски!

-- Несколько раз в неделю занимаюсь языком с преподавателем. Когда жил в Польше, овладел польским. Ваши языки похожи, иногда это мешает. Мне кажется, что я говорю по-русски, а на самом деле - по-польски.

-- Что из южноуральских достопримечательностей вы успели посмотреть?

-- В горах я увидел границу Европы и Азии, в областном центре побывал в театрах, музеях, в православном храме. Скоро ко мне приедет друг из Канады, мы собираемся совершить большой поход по Уральским горам. Вечерами много читаю. Хотел бы играть в теннис, но пока не нашел в Челябинске партнера.

-- На президентских выборах вы голосовали за Сеголен Руаяль или Николя Саркози?

-- С этими выборами у меня связана смешная история. Как раз в это время я уехал из Африки, а во Франции меня не включили в списки избирателей. Оказалось, я должен был голосовать в нашем консульстве в Нигерии. Из-за этой нелепости в выборах не участвовал. А хотел бы отдать свой голос Сеголен Руаяль. Мне ближе позиция социалистической партии, "левые" взгляды. Я верю в вечные ценности: Свободу, Равенство и Братство (эти слова начертаны на гербе Франции). В людях ценю честность и уважительное отношение к другим.

Марина МОРОЗОВА

Жан-Клод Машер получил высшее техническое образование в городе Лилль. С 1974 работает в компании "Лафарж", где почти 20 лет занимается цементом, до этого изучал биотехнологии. В мае 2007 года 60-летний француз стал исполнительным директором филиала "Уралцемент-Лафарж" в поселке Первомайский (Коркино). Сразу завоевал уважение заводчан своей компетентностью, доброжелательностью и достойной подражания воспитанностью. Женат, имеет троих детей, маленькую внучку. Постоянно проживает с семьей на севере Франции, между Парижем и Лиллем.

Комментарии
Комментариев пока нет