Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Езда ценою в жизнь

16.02.2008
Закончится ли когда-нибудь автомобильный абсурд, который заводит в тупик наши города?

Челябинский поэт Николай ГОДИНА и обозреватель газеты Михаил ФОНОТОВ размышляют о том, что такое автомобиль в нашей жизни.

- Да, мы будем говорить про автомобиль. Про автомобиль в большом городе. В частности, в Челябинске. Но, Николай, я хочу сразу же сказать о том, что мы отчетливо сознаем безнадежность проблемы, которая нас волнует.

Закончится ли когда-нибудь автомобильный абсурд, который заводит в тупик наши города?

Челябинский поэт Николай ГОДИНА и обозреватель газеты Михаил ФОНОТОВ размышляют о том, что такое автомобиль в нашей жизни.

-- Да, мы будем говорить про автомобиль. Про автомобиль в большом городе. В частности, в Челябинске. Но, Николай, я хочу сразу же сказать о том, что мы отчетливо сознаем безнадежность проблемы, которая нас волнует. И все-таки...

-- И все-таки хотим высказаться.

-- Потому что...

-- Потому что и молчать нельзя.

-- Согласен. С чего начнем?

-- По-моему, можно начать с поэзии. В одном из стихотворений я утверждал, что машины размножаются быстрее человека, поэтому заводов больше, чем родильных домов. Акушеры тайно завидуют механикам. Оно написано свыше двадцати лет назад. Уже тогда эта тема меня волновала. И с давних пор у меня в голове сидит такой "бзик" : если Бог разрешил бы мне загадать заветное желание, то загадал бы одно-единственное: я нажимаю на какую-то божественную кнопку, и все легковые автомобили мгновенно исчезают.

-- Все?

-- Все. Настолько они меня достали.

-- А чем они тебя достали?

-- Готовясь к нашему разговору, я разбил листок на две половины, чтобы разделить плюсы и минусы. Что получается? Плюсы. Престижность. Вроде престижно иметь автомобиль. Удобство. Да, кому-то удобно. Эстетика. Автомобиль, что ни говори, дело тоже творческое, и он сам по себе, может быть, и вызывает какое-то эстетическое удовольствие. Скорость. Это было. А теперь в городе и скорость пропала. Вот четыре плюса. Кто-то, наверное, нашел бы и другие достоинства.

-- А минусы?

-- А в минусах у меня семнадцать пунктов. И посмотри, какие пункты. Цена. Она слишком большая. Человек жизнь работает, чтобы купить автомобиль. Опасность. Это самое главное. Машина опасна и для того, кто сидит за рулем, и для меня, пешехода. Дальше. Отрава. Нас травят газами. Неудобство. Ее некуда поставить. Ставят у дома. Забивают дворы.

-- Автомобилю мало дороги, отдай ему место под гараж, под стоянку, под парковку, под заправку. Он захватывает газоны.

-- А потери времени? Я знал фанатов, которые сутками пропадали в гараже.

-- Но автомобиль не всегда отнимает время, часто он его экономит.

-- Конечно, у кого машина с водителем, тому вообще хорошо. Дальше. Самое главное, машины отвоевали у человека его территорию. У меня было стихотворение, называется "Вещи". Оно о том, что вещи вытесняют нас из комнаты, из квартиры и, в конце концов, они не пустят домой. Так и машина. Я не могу спокойно пройти по улице.

-- Автомобили уже по-хозяйски заняли тротуары. Пешеходы вынуждены бочком проходить между ними, опасаясь даже прикоснуться к ним.

-- На улице одни угрозы. Перейти улицу без нервов нельзя. Детей выпустить нельзя. Уже и в лесу полно машин, не говоря о парках. Теперь - траты на бензин. На ремонт. Я уж не беру оплату налогов, выяснение отношений с милицией. Автомобиль отрывает от семьи.

-- Но все-таки автомобиль - это что? Роскошь или средство передвижения?

-- Сегодня это ни то, ни другое. Это напасть.

-- Но почему? Если человек состоятельный, ему содержание автомобиля вовсе не обременительно.

-- Но за этим человеком стоят тысячи людей, для которых его машина - напасть. И какой процент таких состоятельных автовладельцев? Из наших знакомых разве что найдется один-два человека.

-- Я согласен: автомобиль - опасное оружие. Оружие смерти. Эта "жестянка" уносит десятки тысяч жизней. А покалеченных ею - сотни тысяч. Но о них никто и не вспоминает. Автомобиль убивает нас много раз и по-разному. Если столкновение - мгновенно. Но еще и медленно отравляя выхлопными газами. Мало того, что автомобиль потребляет атмосферный кислород, он вытесняет из города деревья, которые обогащают воздух кислородом. А обтекаемые автомобильные кресла - полезны? А нервные срывы в пробках, на перекрестках, на протяжении всей езды?

-- Еще есть "но", очень важное. Я нашел высказывание одного известного писателя. Стивен Кинг считает, что автомобиль наделен собственной волей, стал одушевленным, он иногда управляет хозяином.

-- Хозяин стал рабом машины?

-- Да.

-- Николай, я возражу тебе. Бывают минуты, когда машина так послушна... Когда она чутко откликается на каждое твое желание. Когда она говорит: ты - мой повелитель. Ты, наверное, ни разу не испытал этого чувства, когда садишься в автомобиль хорошей марки, утонув в его кресле, едва заметным движением носка заставляешь его тронуться с места, еще через минуту чувствуешь, как он рвется из-под тебя, и еще через минуту-две, слившись с ним в одно целое, отдаешься пьянящему упоению скоростью...

-- Это ложное представление о машине. Этот человек уже не понимает, что не он ею, а машина им управляет. Да, она его пьянит, как алкоголь, как наркотик. Хорошая машина - это что-то вроде красивой женщины. Ты у нее раб. Она невидимо управляет тобой. Прости, наверное, я профан и моя нелюбовь к автомобилю - патология. Я бы мог купить автомобиль. Но я всю жизнь их ненавидел.

-- Однако, согласись, едва ли в нашей цивилизации найдется еще один предмет, который был бы доведен до такого совершенства, как автомобиль. Как лимузин.

-- Автомобиль сравню с компьютером, он также опасен. И он тоже все время усовершенствуется.

-- Ты твердишь "опасен, опасен". Но как жить без опасностей? Ходьба и та опасна. А как только человек сел на коня, он многократно увеличил угрозы своей жизни. И чем дальше, тем больше. Я всегда удивляюсь, как это мы, на ночь глядя, садимся в самолет, который поднимает нас за облака, в небесную темень, где нечем дышать и мороз за пятьдесят градусов. Наверное, во всех случаях надо вести речь о мере.

-- Так этого никогда у человека не было, чувства меры.

-- Ну, если бы не было, он давно бы пропал. Вернемся, однако, к автомобилю. Мы, наверное, поговорили не о всех минусах.

-- Не о всех.

-- Но мы ничего не открыли. Все, что нами сказано, - не новость. А никто не говорит о другом, о главном: как быть? Твоя неприязнь к автомобилю, может быть, объясняется тем, что ты никогда не водил машину?

-- Никогда. Пробовал, но не получал удовольствия.

-- Нет, удовольствие автомобиль доставляет несомненно. Когда ты в нем несешься по шоссе - это, конечно, какое-то чудо. Ведь без него ты никогда не наберешь такую скорость, такую способность покорять пространства и сжимать тугую пружину времени.

-- Это спорно. И мне не дано.

-- А знаешь, когда самый страстный автолюбитель проклянет свой навороченный автомобиль? Сразу после аварии. Как только он поймет, что остался живой, он, глядя на покореженный лимузин, если не проклянет, то увидит его другими глазами: по сравнению с собственной жизнью эта железная рухлядь и копейки не стоит.

-- Это, наверное, так.

- Я возвращаю нас к вопросу: как быть-то?

- Беда, я считаю, в том, что мы не в состоянии остановиться. Нам сообщают, что в Питере строится новый завод, который будет выпускать миллионы автомобилей. Плакать надо, а не радоваться.

-- Но ты сознаешь, что в этом утверждении тебя мало кто поддержит. Тысячи и тысячи мальчишек, парней и мужчин, а теперь и женщин во сне видят, как они садятся за руль автомобиля.

-- Правильно. Автолюбительство - тот же алкоголизм. То же самое. Губим печень, а пьем.

-- Автомобиль все-таки имеет две стороны.

-- Ты хочешь сказать, полезен? Ничего подобного.

-- Как бы то ни было, теперь важно знать, чем все закончится. Лично я убежден, что бесконечная автомобилизация подобна сумасшествию. Это какой-то абсурд. Чего мы добиваемся? Какова цель? Чтобы каждый сидел в своем автомобиле? Но это невозможно. Пора остановиться. Но сегодня такая мысль непопулярна. Убедить общественность в том, что надо сокращать количество автомобилей, сегодня невозможно. Нам скажут: как, я еще не купил автомобиль и уже сокращать?

-- Правильно. Сегодня каждый дурак садится за руль.

-- Но как быть все-таки?

-- Один из минусов, может быть, самый главный, - подрыв общественного транспорта.

-- Вот это важно. У нас в Челябинске общественный транспорт едва живой. По утрам и вечерам он еще показывает признаки жизни, а вообще-то явно умирает. Но, может быть, надо отдать предпочтение не легковому автомобилю, а автобусу, троллейбусу, трамваю? Поднять их на такой уровень обслуживания, чтобы было удобно и приятно пользоваться.

-- А я, если бы Бог дал мне еще одну чудо-кнопку, я бы сделал движущиеся тротуары. Вышел из дому, стал на уличный эскалатор и поехал. Это, конечно, фантастика. Я согласен, ставку надо делать на общественный транспорт. Но чтобы без ожиданий на остановках, без толкотни и ругани в салоне. А хочешь покататься на автомобиле, бери его в прокат и уезжай куда-нибудь в степь, утоли свою страсть. А в городе - нет.

-- Подсчитано, что обществу общественный транспорт обходится гораздо дешевле, чем стада автомобилей, в которых пацаны катают своих подруг.

-- Еще я мечтаю, чтобы Челябинск стал вроде Венеции. Ты же знаешь, что в Венеции нет автомобилей. Доезжаешь до города - автомобиль оставляешь, пересаживаешься на городской транспорт, на лодки или водные трамвайчики. Так вот и в наши города должен быть запрещен въезд автомобилям. А парковкам место на окраине города.

-- В ряде европейских городов уже применяются такие ограничения. Допустим, запрещен въезд в центр.

-- Да, но это не выход. В Москве ездят ставить машину за двадцать и более километров. Из одного конца города в другой.

-- Вообще в городе много нерациональных поездок. Но нам говорят, что в России, в наших городах еще рано говорить об автомобильном перенаселении. Что за рубежом, в европейских и американских городах, автомобилей в разы больше. И вроде того нам можно - и нужно - насыщать свои города автомобилями. Чтобы было, как в Париже.

-- В Париже еще не так густо, как, например, в Риме. Там вообще невозможно.

-- Ну, пророем всякие подземные дороги, всякие висячие автобаны... И окажемся в полном автомобильном плену.

-- И что это за удовольствие?

-- Наверное, мы когда-нибудь остановимся. Но когда?

-- Человек не остановится, не откажется от технического прогресса.

-- Нет-нет, страх перед техническим прогрессом - это уже отжило. Да и не вернуться назад. Человек, я думаю, все-таки остановится. Но только тогда, когда дойдет до края. Наверное, мы еще не на краю. Когда автомобильные стада на наших улицах застрянут в пробках не на часы, а навсегда, тогда только пойдут другие речи. Тогда человек проклянет свой лимузин, бросит его на улице и пойдет пешком.

-- А что до тех пор? Я считаю, не надо ждать, когда мы окажемся в тупике, надо уже сейчас развивать общественный транспорт, придерживаться именно этого курса. Сегодня ущемляются мои права. Почему я должен страдать из-за тех, кто раскатывает на джипах? Почему меня никто не защищает?

-- Защищать тебя одного?

-- Я не один такой. Нас большинство.

- Если вас большинство, то все права - у вас. Меняйте жизнь так, как вам угодно. Хотя бы голосуйте за тех, кто вас защитит. А вообще-то решить автомобильную проблему в одной, отдельно взятой стране в наше время, наверное, невозможно. Все человечество должно созреть для этого. А пока... А пока нас мало кто поймет. А некоторые назовут пустобаями. И все против нас. Это надо понимать.

-- Но и молчать нельзя.

-- Согласен. Будем надеяться, что наш слабенький голос будет все-таки услышан и кого-то затронет.

Комментарии
Комментариев пока нет