Новости

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Анти-акне пилинг, подробности на сервисе Юду.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Бунт голодных

19.02.2008
Коллектив кранового завода больше не верит руководству и до погашения долгов по зарплате не намерен приступать к работе

Новита ЗАКАТОВА
Чебаркуль

Летом нынешнего года Чебаркульскому крановому заводу исполнится 65 лет. К своему юбилею предприятие приближается в весьма плачевном состоянии. В производственных корпусах можно снимать фильмы о послевоенной разрухе: оборудование обесточено, имущество вывозится судебными приставами, темно, холодно, рабочие нерадостны и угрюмы. У них нет ни зарплаты, ни спецодежды, ни настроения, ни веры в руководство и будущее своего предприятия.

Разберитесь  и примите меры!
"Просим принять меры к должнику ООО "Чебаркульский крановый завод" и ООО "Литейное производство" в связи с тем, что работодатель не выплачивает зар-плату за период с 1 июля 2007 года по нынешний день (исключая месяц сентябрь).

Коллектив кранового завода больше не верит руководству и до погашения долгов по зарплате не намерен приступать к работе

Новита ЗАКАТОВА

Чебаркуль

Летом нынешнего года Чебаркульскому крановому заводу исполнится 65 лет. К своему юбилею предприятие приближается в весьма плачевном состоянии. В производственных корпусах можно снимать фильмы о послевоенной разрухе: оборудование обесточено, имущество вывозится судебными приставами, темно, холодно, рабочие нерадостны и угрюмы. У них нет ни зарплаты, ни спецодежды, ни настроения, ни веры в руководство и будущее своего предприятия.

Разберитесь и примите меры!

"Просим принять меры к должнику ООО "Чебаркульский крановый завод" и ООО "Литейное производство" в связи с тем, что работодатель не выплачивает зар-плату за период с 1 июля 2007 года по нынешний день (исключая месяц сентябрь).

С каждого работника удерживается подоходный налог, который с 2004 года не перечисляется в межрайонную ИФНС России N 5 по Челябинской области. Задолженность по страховым взносам в Чебаркульское отделение Пенсионного фонда России не гасилось с 2005 года, что влечет за собой невключение стажа работы и страховой части взносов в расчет пенсии.

Кроме того, нашими работодателями выстроена "пирамида", по которой из ранее действующего одного предприятия образованы два - ООО "Чебаркульский крановый завод" и ООО "Литейное производство". На них остались одни рабочие, а все материальные ценности, то есть оборудование и другие основные средства, находятся в ЗАО "Предприятие "Синталис", которое эти средства передало ООО "Крановый завод" в аренду. В связи с этим нет возможности возвратить долг по зарплате законным путем - по решению мировых судей.

Бездействие работодателей и выжидательная позиция всех органов власти, к которым мы обращались, приводят к уничтожению действующих предприятий, хотя их продукция пользуется повышенным спросом. Просим разобраться и принять меры, предусмотренные законом.

По поручению коллектива ООО "Чебаркульский крановый завод" и ООО "Литейное производство" председатель профкома Ю. Логвиненко, председатель согласительной комиссии В. Савлук".

Подобные письма были направлены в шесть инстанций, в том числе Генпрокурору России.

С воды на хлеб

Разговор с краностроителями состоялся в обеденный перерыв на площади перед заводом.

-- Мы организовали согласительную комиссию по трудовым спорам, - сказал начальник кузнечно-прессового участка Василий Савлук. - Пробовали договориться с руководством завода по-хорошему: мы выполняем любые работы в дополнительное и сэкономленное время - нам выплачивают долг по зарплате. Генеральный директор завода Ирина Берсенева согласилась, но рабочие получили только копейки. Мы просили также отчитываться о том, куда и сколько пошло из того, что мы заработали вне программы. Получили филькину грамоту. С января простаиваем, потому что договор с заказчиком не пролонгирован, наряды не обсчитываются и не закрываются. А руководство твердит одно: работайте, потом рассчитаемся.

-- Да сколько можно?- возмущается мастер Евгений Нестеренко. - Меня жена содержит, за квартиру задолжали!

Каждый выживает как может. Семейный доход сварщика Александра состоит из 4000 рублей зарплаты жены-швеи и 300-рублевой стипендии сына. Сидят на хлебе с водой. Токаря Николая кормит старшая сестра. Супруги Козловы оба трудятся на заводе, поэтому им негде взять денег на нормальное питание, не говоря уж об оплате учебы дочери.

-- Мы, начальники цехов, предложили Берсеневой оставить необходимое для сборки двух кранов, остальное продать и рассчитаться с нами, - говорит Валентина Дьяконова. - Не согласилась. А бухгалтерии запретила предоставлять данные, мол, частная собственность, не ваше дело...

И это далеко не полный перечень претензий трудового коллектива.

Надо только одно - работать

Основные протестные тезисы я изложила в беседе с генеральным директором завода Ириной Берсеневой.

-- Ирина Владимировна, из-за чего на предприятии, продукцией которого до сих пор пользуется полстраны, сложилась такая ситуация?

-- Проблемы были еще до моего вступления в директорскую должность в декабре 2006 года, и ответственность за ошибки предшественников на меня не возлагайте. В течение года администрация предприятия провела огромную работу, в частности получена лицензия, сертификат на продукцию, проведена аттестация сотрудников.

-- Почему трудящиеся уже полгода не получают деньги?

-- Производство действовало практически в полную силу до аварии на электроподстанции. Чтобы люди не чувствовали себя ненужными, мы оформили им вынужденный отпуск, сохранив две трети зарплаты. Обидно, что вокруг завода поднялась такая шумиха: телевизионщики, газетчики, судебные приставы... Эту травлю организовала администрация.

-- Тревогу властей понять можно - они заинтересованы в том, чтобы у предприятия был крепкий руководитель, способный поднять завод.

-- Я знаю, как это сделать. На сегодня долги за июнь-сентябрь погашены полностью. Таких сумм, о которых кричат везде, не существует. Есть 12 миллионов долга: 5 миллионов рублей - по зарплате, остальные семь приходятся на долю налогов, и у нас есть возможность выплатить эту сумму.

-- Означает ли это, что вы отказываетесь признавать ситуацию кризисной?

-- У нас имеется план выхода из кризиса. Работаем над консолидацией всех производств в одно целое. Сейчас решается вопрос вливания стороннего капитала в завод, но это не быстрый процесс.

-- Предприятие как-то помогает особо нуждающимся рабочим?

-- Да. Иногда я даже из своего кармана доставала деньги и отдавала тем, кому они нужны на лечение или содержание маленьких детей. Я прекрасно понимаю состояние людей, но у них менталитет особенный... Не хотят понять: чтобы получить долги, надо работать!

-- Так разве они не делают это уже несколько месяцев бесплатно?

-- Они приходят на работу и сидят. У нас очень много заказов из Казахстана, с Севера, из Татарстана, Башкирии, на два миллиона заявок на запчасти. Есть заявки на шесть кранов, которые надо сделать до конца марта. Заказчики готовы работать на условиях полной предоплаты, но как можно заключать договоры, если рабочие устроили саботаж? А тут еще арестные мероприятия приставов: с января по февраль они без юридических прав вывезли собственность заказчика, которая уже была зарегистрирована как продукция, готовая к сдаче. В производстве сейчас нет ни одного крана. Приставы проникли на завод и вывезли также весь склад готовой продукции. Идет планомерное разворовывание предприятия. Мы подали иск в арбитражный суд Челябинской области на обжалование действий приставов и по возврату имущества, а также отправили жалобу на действия приставов в челябинское управление.

-- Ирина Владимировна, но ведь к вашему предприятию есть претензии и у других ведомств, например Ростехнадзора, за нарушение правил безопасности. В цехах нет отопления, нормальных бытовок, кровля обваливается, в литейном цехе полстены упало, проблемы с водоснабжением, канализацией:

-- Мы с лета над этим работаем: закупили и поставили необходимое количество обогревателей на участках сварки, покраски, в литейном и транспортном цехах. В механосборочном и кузнечно-прессовом цехах есть местная система отопления. В литейке обвалилась не стена, а небольшой участок под кровлей, по восстановлению которого уже проводятся работы. Все остальные вопросы будут решены в ближайшее время. Чтобы коллектив перестало лихорадить, надо только одно - работать.

Нет денег - нет работы

...Вместе с Ириной Владимировной идем на территорию, заходим в механосборочный цех. Темно, холодно, на обесточенных станках лежат недоделанные детали, нигде не видно 15 полагающихся работников. В мрачном закутке у чайника обогреваются трое рабочих с электроучастка. Токарь-расточник Борис Козлов одиноко толчется у станка: "Доделываю вал для кранового цеха, что дальше делать, не знаю..."

Минут через десять в цехе собираются несколько десятков человек в "замазученных" робах, засыпают Берсеневу сотнями "почему" и "когда". Выступление руководителя прерывают смехом, возмущенными возгласами:

-- Да мы что, на всю голову больны - вкалывать на вас без зарплаты? Вы тут весь металл вывезли уже, а средств не можете найти. Нет денег - нет работы. Ребята, расходимся!

Диалога опять не вышло, круг замкнулся.

250 человек работают на крановом заводе.

До 30 кранов в месяц выпускали в советское время.

В 2007 году на 1 кран уходило 2-3 месяца.

Сейчас на заводе не осталось ни одного крана.

Комментарии
Комментариев пока нет