Новости

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

На костылях...

20.02.2008

Хотел попрощаться с колхозами.
Подумал: ушли колхозы, и как-то тихо, незаметно. Никто их не проводил, не сказал какие-то слова. Если не благодарил, то хотя бы что-то промлямлил для приличия. Все-таки худо-бедно, а они нас кормили всю вторую половину XX века.

Хотел попрощаться с колхозами.

Подумал: ушли колхозы, и как-то тихо, незаметно. Никто их не проводил, не сказал какие-то слова. Если не благодарил, то хотя бы что-то промлямлил для приличия. Все-таки худо-бедно, а они нас кормили всю вторую половину XX века.

Правда, все эти годы мы изрядно поиздевались над колхозами. "Как в колхозе", говорили мы, имея в виду некий убогий коллектив, в котором все невпопад и все шиворот-навыворот. На все лады высмеивали колхозную нищету, его латаный-перелатаный "карман", его пустой трудодень. Сами же его обирали, выгребали колхозные амбары, обрекали на жизнь впроголодь и его же высмеивали. В нашем сознании колхоз всегда был вроде дурачка, которого не уважают за то, что он, недотепа, пашет, как лошадь, и, как лошадь, послушен и покорен.

Мы были несправедливы к колхозам. На колхозные деньги строили заводы, вооружали армию, покоряли космос, а на уважение к ним нас ни разу не угораздило. В конце концов, потеряв всякий здравый смысл, объявили их "черными дырами", в которых якобы бесследно пропадают бюджетные денежки. Так и не разобравшись ни в чем, вдруг решили, что колхоз по природе своей никчемен, что он нас не прокормит, что вся надежда на фермера. Раз так, значит, колхозы - на свалку.

Я и подумал: надо бы попрощаться с колхозами.

А не получилось.

Колхозы-то не канули в пропасть времени, не пропали. Они - живы! Где вроде переиначились, перестроились, где переменили вывеску. Колхозом называться все еще не одобрительно, нарекли себя кооперативом, а то еще товариществом. Например, в Пензенской области живет и процветает "Товарищество на вере "Пугачевское", о котором я еще вспомню.

Знать, не так просто - взять и выбросить то, от чего сама жизнь не спешит отказаться. Как ни сердись на колхозы, а поднимать на земле хлебный колос удобнее коллективно, кооперативно, артельно. А совет-ские колхозы потому и не показали себя, что им так и не дали - самостоятельно, без всякой помощи - вылезти из нищеты.

Так было. Но так и осталось. У нас бытует такое поверье, будто селу не обойтись без денежных вливаний из бюджета. Что так поступают во всем мире - развитые страны безропотно дотируют своих крестьян. Иначе будто бы нельзя. И, что самое странное, крестьяне сами убеждены, что без подачки им не выйти в люди.

Но я никогда не соглашусь с тем, что производство продуктов питания по природе своей убыточно. Что все "нормальные" отрасли обходятся без дотаций, а сельское хозяйство, оно, дескать, "такое", что его надо подпитывать, и весьма весомо. Что ложка с вилкой, тарелка с кастрюлей прибыльны, а хлеб с борщом на столе - убыточны. Так быть не может.

Довод: в Европе, мол, не дураки, копейку считают, но они помогают селу. И нам не обойтись. Мол, тут и думать нечего. Не ошибешься. Как заграница, так и мы.

В самом деле, что там, за границей? Да, ЕС на поддержку земледельцев тратит 50 млрд. евро каждый год. Потому что Италии один центнер зерна обходится в 430 рублей, Германии - в 420. И по всей Европе так: в среднем 400 рублей за центнер, то с плюсом, то с минусом. Потому что земледелие в Европе интенсивное, затратное. Из земли оно выжимает больше, чем она может дать. А взамен ее, бедную, пичкают удобрениями, гербицидами, пестицидами и всякой другой ядовитой химией, без которой она - ничто. У нее "химическая" зависимость. И плоды ее, разумеется, - с "химией".

А в "Товариществе на вере "Пугачевском" центнер абсолютно здорового зерна стоит всего 80 рублей. И рентабельность поэтому - за 300 процентов.

Пусть "Пугачевское" - слишком хороший пример. Не правило. Но нельзя, чтобы правилом была, как сейчас, убыточность сельского труда, с которой надо смириться и которую следует сглаживать дотациями. Нельзя, чтобы сельский работник стоял с протянутой рукой и ждал подачки - то ли дадут, то ли раздумают.

Раз у нас рынок, то дайте земледельцу место на нем. И пусть он сам назначает цену на свою продукцию. И пусть не придерживают его тем, что, дескать, цены на продукты - дело политическое. Что крестьянин, если повысит цены на хлеб, мясо и молоко, очень разгневит простой народ. Что у многих людей нет денег, чтобы покупать продукты по высоким, по рыночным ценам.

Нет, на этот раз крестьянин должен знать только свою выгоду. Так, как это делает нефтяник из Газпрома, электрик из РАО "ЕЭС" или связист из Телекома. Спросите их, почему они повышают тарифы. И они ответят: потому что наше производство должно быть рентабельным. И весь разговор. А сельское хозяйство? Оно должно всех понимать и оставаться в убытках? Нет, его дело - отстоять такие цены, которые были бы ему выгодны. А если они не по карману населению, то это проблема не для нищего крестьянина, а для богатого государства.

Дотации - костыли для села, а ему давно пора стоять на ногах, на двух.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет