Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Территория любви

15.03.2008
В единственном в области детском саду для детей,  рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, не хватает мест для всех

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

За семью печатями
Попасть сюда журналистам непросто, хотя многие проявляют интерес. Ведь такой детский сад в нашей области единственный. Он уникален и в масштабах России. И хотя саму идею благословил Детский фонд ООН, информацию о необычном садике в первый год его работы тщательно скрывали. Как выяснилось, не напрасно.

В единственном в области детском саду для детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, не хватает мест для всех

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

За семью печатями

Попасть сюда журналистам непросто, хотя многие проявляют интерес. Ведь такой детский сад в нашей области единственный. Он уникален и в масштабах России. И хотя саму идею благословил Детский фонд ООН, информацию о необычном садике в первый год его работы тщательно скрывали. Как выяснилось, не напрасно. Едва только люди узнали об его существовании, так сразу же посыпались обвинения. Создали, мол, резервацию для детей, сделали их изгоями. Обвинения были обидными и несправедливыми. Особенно больно было их услышать из уст уважаемого тележурналиста Владимира Познера на его ток-шоу в Челябинске в прошлом году. Эти обвинения ставили под удар саму идею в начале ее воплощения. И садик, не успев о себе заявить по-настоящему, закрылся от мира снова. Правда, глухие двери все же отворились, пропустив меня на эту заповедную территорию.

...Дети с восторгом играли в "карусель", взявшись за руки и бегая по кругу вместе со своей воспитательницей. Веселая кутерьма, смех, гам, радостные крики - все как в обычном дет-ском саду.

А в соседней группе малыши за низкими столиками полдничали кефиром и печеньем. Ели неторопливо и аккуратно, как и положено воспитанным мальчикам и девочкам.

-- Ешьте, детки, ешьте! - ласково приговаривала няня. - Сейчас еще яблоки принесу.

Глядя на этих милых малышей, трудно поверить, что многие из них совсем недавно привыкли к нормальной еде. И сначала просили только хлеб и воду. Могли еще съесть кусочек селедки или соленый огурчик. Другую пищу в рот не брали, потому что раньше ее никогда не пробовали. Потом уже потихоньку начали есть и запеканки, и мясные изделия, и все прочее из рациона шестиразового детсадовского питания.

Настеньке уже четыре года, но говорить она все еще не умеет. И таких "молчунов" в дет-ский сад приходит немало. До полутора лет, пока нельзя установить статус по ВИЧ-инфекции, многие из этих детей лежат в больнице - одни, без матерей. Там нет условий для занятий по их развитию. Да и в семье они отсутствуют, как правило, тоже. Поэтому дети приходят в дет-ский сад с задержкой психиче-ского развития. Не умеют общаться. Боятся коллектива. "Помогите, спасите, ну хоть кто-нибудь!" - кричала в истерике Иринка в первый день своего пребывания. А сегодня она - главная артистка на всех утренниках и концертах.

К пяти-шести годам эти дети уже понимают, что они больны, и очень хотят стать здоровыми.

-- А если я буду это делать, то перестану болеть? - с надеждой в голосе спрашивает Вася у медсестры, обучающей детей приемам точечного массажа.

Чем они отличаются еще? Не боятся уколов. Привыкли. Четыре раза в год у них берут кровь из вены. После такой процедуры уже никакой укол не страшен. Некоторые сами напрашиваются на укол, потому что после него медсестра дает им вкусную витаминку. В детском саду есть медицинский блок с современным оборудованием, медработники, социальные педагоги, психологи и прочие специалисты. Детей возят в цирк, зоопарк, театр. Но самое главное, здесь замечательный микроклимат, в котором детям комфортно и радостно жить.

Как мать Тереза

Заведующая детским садом Наиля Коровченко по личному опыту знает, как уход и любовь творят чудеса. Она сама была матерью ребенка-инвалида. Почему была? Потому что вытащила свою дочь из болезни ценой немалых усилий. Ради дочери отказалась от своей профессии учителя физики и пришла в детский сад. Начинала простым воспитателем, хотя имела опыт руководящей работы и в школе, и в профучилище. Вместе с дочерью лежала в больницах, ездила в санатории.

Когда ей предложили работу с детьми, рожденными от ВИЧ-инфицированных матерей, согласилась без колебаний. Не было страха перед этой коварной инфекцией изначально. Нет его и сейчас. И не только у Наили Гатавовны, но и у сотрудников тоже. Здесь малышей обнимают, гладят, целуют без опаски. Когда двухлетнюю девочку с ВИЧ-инфекцией мать не смогла забрать, ее увезла к себе домой сотрудница детского сада. А с какой заботой ухаживают за малышами нянечки, которые ежедневно купают на ночь своих подопечных (они живут в детском саду в течение пяти дней круглосуточно, а выходные проводят дома).

-- Сначала одеяльце на батарее погрею, чтобы ножками на тепленькое вставать, - объясняла свою технологию одна из них. А как заправляют детские постели! Не просто поправят, а любовно погладят каждую.

Когда "сарафанное радио" разнесло весть о замечательном садике, где все бесплатно, стали приходить и лжебольные.

-- Я - ВИЧ-инфицированная, - без тени смущения лжет малоимущая мама. - Примите, пожалуйста, моего ребенка.

Садик действительно рассчитан на малоимущие семьи. И Наиле Гатавовне по этой причине забот хватает. Матерям здесь просьбами не докучают. И замечаний не делают. Не у каждой хватает физических сил просто забрать ребенка из садика, а потом привезти его снова. Поэтому в пятницу вечером малышей развозят на автобусах по домам. А в понедельник утром тем же автобусом доставляют в садик. Все дети красиво одеты, в добротной обуви, при варежках и носочках. А ведь это не интернат, где выдают одежду.

"Люди помогли!" - коротко объясняет заведующая. Но ведь этих людей надо еще найти. А малышам много чего требуется: помимо одежды на каждый день новогодние костюмы, нарядные платья для утренников, а также альбомы, краски, карандаши и т.д. Да и ремонт еще не закончен. Внутри помещение отремонтировали. Многое сделали своими руками. Сшили шторы, покрасили лестницы и перила, навели уют. Но еще фасад в неприглядном виде остался, и прогулочные площадки не очищены.

-- Вырубить бы ненужные деревья, обрезать бы лишние ветки, - мечтает Наиля Гатавовна. Но своими силами им это дело не поднять. Может быть, найдутся добрые люди?

Вместо школы - на улицу

Наиля Гатавовна, как и другие сотрудники, очень тяжело расстается со своими воспитанниками.

-- Я их всех люблю! - говорит она. - Когда умирает мать, а других опекунов у ребенка нет, то его переводят из садика в Дом ребенка. Но это еще не самая большая беда. Хуже, когда он после детского сада попадает на улицу.

Когда одной из выпускниц исполнилось семь лет, ее определили в реабилитационный центр, чтобы девочка ходила в школу. Через пару месяцев ее мать освободилась из тюрьмы. И забрала дочь из центра. Прошло два года, а девочка в школе больше не появилась.

У второй выпускницы был страшный энурез. "Оставьте ее у нас до восьми лет, - просила Наиля Гатавовна. - Мы ее полечим". Бабушка не согласилась. И эта девочка тоже в школу не пошла, хотя с интеллектом у нее все в порядке.

Третий ребенок болтается на улице в Советском районе.

-- Душа болит, что эти дети действительно будут изгоями общества, - сетует Наиля Гатавовна. - Когда у человека есть образование и профессия, то и место в нем он для себя всегда найдет.

Где же выход? Наиля Гатавовна считает, что ее учреждение нужно делать детским садом-школой, где таких детей можно будет держать хотя бы до подросткового возраста. Это будет полезно даже с точки зрения их социализации. У детей с ВИЧ-инфекцией может быть нормальная продолжительность жизни и качество ее, если ежедневно принимать таблетки и регулярно сдавать анализ крови. Выпускники детского сада еще слишком маленькие, чтобы у них выработался этот навык.

Расширяться надо еще и потому, что в детском саду становится тесно. Его открывали при наборе в 20 малышей. По площадям он рассчитан на 33 ребенка. Сегодня здесь 51 воспитанник. И это не предел. В очереди дожидаются места в этот детский сад 13 новых малышей, рожденных ВИЧ-инфицированными женщинами. Количество их будет расти и дальше.

Мнения специалистов

Ирина КАСТЯН, главный детский врач-инфекционист Челябинска:

-- ВИЧ-инфекция - это социальная проблема. И ее одним только способом не решишь. Но как экспериментальную площадку такой детский сад-школу я приветствую. При условии, если не прервутся связи с семьей и за дело возьмется такой заинтересованный человек, как Наиля Коровченко.

Александр Выгузов, главный специалист по ВИЧ-инфекции, начальник отдела профилактики областного центра по профилактике и борьбе со СПИДом:

-- Я против идеи Наили Гатавовны тоже ничего не имеет, но считаю, что модель, которую она отрабатывает сегодня, легко можно перенести в обычный детский сад или школу. Хотелось бы верить, что там с таким же рвением будут заботиться об этих детях, как у Наили Коровченко.

Комментарии
Комментариев пока нет