Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Я убью тебя

22.03.2008
Три кинохита прошлогоднего каннского кинофеста

Первая американская кинолирика "Мои черничные ночи" китайца Вонга Кар-вая, кинобиография одного французского редактора "Скафандр и бабочка" в режиссуре американца Джулиана Шнабеля и юбилейный сборник из 35 короткометражек "Каждому свое кино".
Мировые премьеры всех этих трех кинопроектов были показаны в прошлом мае на 60-м каннском фестивале. Для большинства зрителей уже сам факт появления этих лет в самом престижном кинофесте мира должен стать неким знаком качества, задачей не пропустить эти премьеры (в Челябинске все они будут показаны в кинотеатре им. Пушкина в ближайшие недели). Впрочем, у тех, кто видел эти премьеры на фесте (я в их числе), уже тогда нашлась почти ко всем этим фильмам пара-тройка поводов для бурчания.

Три кинохита прошлогоднего каннского кинофеста

Первая американская кинолирика "Мои черничные ночи" китайца Вонга Кар-вая, кинобиография одного французского редактора "Скафандр и бабочка" в режиссуре американца Джулиана Шнабеля и юбилейный сборник из 35 короткометражек "Каждому свое кино".

Мировые премьеры всех этих трех кинопроектов были показаны в прошлом мае на 60-м каннском фестивале. Для большинства зрителей уже сам факт появления этих лет в самом престижном кинофесте мира должен стать неким знаком качества, задачей не пропустить эти премьеры (в Челябинске все они будут показаны в кинотеатре им. Пушкина в ближайшие недели). Впрочем, у тех, кто видел эти премьеры на фесте (я в их числе), уже тогда нашлась почти ко всем этим фильмам пара-тройка поводов для бурчания.

"Мои черничные ночи", на первый взгляд, кажутся не иначе как очередным карваевским атмосферным киноявлением про невысказанные слова, разбитые сердца и расстояния, измеряемые не только в километрах. Разве что происходящем не в Гонконге, а в Нью-Йорке, а вместо привычных китайских актеров Тони Люна, Мэгги Чун и Фэй Вон любовное настроение изображают здесь британцы Джуд Лоу и Рейчел Уайз, американки Нора Джонс, Натали Портман.

Но. Посмотрите "Мои черничные ночи" и найдите, что называется, 10 отличий. Хотя бы даже не от самого удачного предыдущего фильма Кар-вая "2046".

"Каждому свое кино" - очередное подтверждение тому, что жанр киноальманаха - гиблое все-таки дело. Смотрибельных миниатюр здесь примерно две трети. В памяти же осталась только одна. Блестящая. Ироничная. Фонтриеровская. В кадре - кинозал. На одном из рядов сидит сам Ларс и внимательно так смотрит кино. Свой фильм "Мандерляй". Все зрители при параде, мужчины - при фраках. К Ларсу вдруг начинает приставать сосед: без устали начинает ему сообщать, что он - тот еще богач, с кучей машин в гараже и все такое. Ларс интеллигентно так сначала игнорирует его. Тот не унимается, а потом еще и спрашивает: "А кто вы вообще такой?". На что Ларс выдает: "Я убью тебя". Достает из-под сиденья топорик и зарубает мужика насмерть.

В фокусе байопика "Скафандр и бабочка" - последние дни из жизни 43-летнего редактора французского Elle Жана-Доменика Боби (Матье Амальрик), все тело которого, за исключением левого глаза, оказалось парализовано. Он находит медсестру, которой (отвечая "да" и "нет" исключительно на языке моргания глаза) надиктовывает книгу о себе, что легла в основу фильма. "Скафандру и бабочке" удалось не только избежать слезоточивого тона, но и стать ироничным. Фильм этот вообще - радость для глаз. Он сделан так, как снимали бы импрессионисты, будь у них кинокамера. Причем такой подход здесь еще и абсолютно оправдан: фильм снят как бы и так не очень-то хорошо видящим взглядом одного глаза Боби.

Инга МЕЛЬНИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет