Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Семь суримоно

22.03.2008
(Окончание. Начало на 3-й стр.)

Изготовление гравюры - очень сложный и трудоемкий процесс. Все начинается с рисунка мастера-художника. Затем мастер-резчик переносит рисунок на деревянную доску и вырезает шаблон.

(Окончание. Начало на 3-й стр.)

Изготовление гравюры - очень сложный и трудоемкий процесс. Все начинается с рисунка мастера-художника. Затем мастер-резчик переносит рисунок на деревянную доску и вырезает шаблон. При этом сам рисунок уничтожается. Шаблонов изготавливается столько, сколько красок в будущей гравюре, обычно автор предусматривает пять-шесть цветов. Затем мастер-печатник делает с досок оттиск на рисовой бумаге (цветная ксилография). Таким образом, в производстве гравюры участвуют три человека. В исключительных случаях печатником, резчиком и художником был один и тот же мастер.

Несмотря на то, что с доски сделано несколько сот экземпляров, каждый из них имеет огромную ценность. Гравюры известных мастеров XIX века стоят порядка 100 тысяч долларов.

Укие-э пользовалось и пользуется необыкновенной популярностью как в самой Японии, так и за ее пределами: в Европе и в Америке. Многие популярные сюжеты тиражировались при жизни и после смерти художника. В конце XX века известный американский коллекционер Миллер организовал в Японии производство утраченных гравюр, повторив всю технологию производства, каким оно было в XIX веке. Гравюры были хорошего качества и вмиг разошлись по музеям.

Обилие дубликатов породило сложность в определении подлинности гравюр. Гравюра с оригинального шаблона или с доски, вырезанной вторично при жизни художника, относится к категории А. Более поздние копии попадают под категории B, C и D.

От Китаева - к Цветаеву

В челябинском музее есть семь гравюр, относящихся к довольно редкой разновидности - суримоно. По ним и пишет Оксана свою магистерскую диссертацию.

-- Суримоно - предтеча современных поздравительных открыток, - объясняет Елена Шипицына. - Они издавались для общения людей, хорошо знакомых друг с другом, в честь важного события. Тираж суримоно всегда был очень небольшим.

Поскольку суримоно - праздничная гравюра, мастера использовали все имеющиеся средства, чтобы сделать ее красивой: инкрустацию золотой и серебряной пылью, тиснение, многоцветность.

-- Особенность наших гравюр в том, что почти все они на оборотной стороне имеют комментарии на русском языке в дореволюционной орфографии, - отмечает Елена Шипицына. - Как будто бы кто-то под диктовку записывал перевод и краткое содержание. Мы предположили, что гравюры поступили из рук коллекционера.

Елене Шипицыной удалось проследить путь гравюр, хранящихся сейчас в фондах Челябинской картинной галереи. Коллекцию собирал морской офицер Сергей Китаев, участвовавший в русско-японской военной кампании. Когда русские корабли стояли в порту Нагасаки, он большую часть своего досуга посвятил сбору японских гравюр.

Впоследствии к Китаеву обратился Иван Цветаев, основатель Московского музея изящных искусств (ГМИИ) имени Пушкина, отец поэтессы Марины Цветаевой. Цветаев хотел приобрести японскую коллекцию для своего музея, однако сделке не суждено было состояться: 1917 год, семья Китаевых уезжает в эмиграцию. Коллекция переезжает в музей зарубежного искусства, фонды которого после Великой Отечественной войны были поделены между Эрмитажем и ГМИИ. Это решение было поспешным и ошибочным: ценные фонды петербургских и московских коллекционеров оказались раздробленными. Семь суримоно, о которых идет речь в нашей статье, поступили в Челябинск из ГМИИ имени Пушкина. Оксане Биербаумер еще предстоит точно ответить на вопрос об их подлинности и авторстве.

Концерт памяти гейши

Оксана Биербаумер и Елена Шипицына показывают мне все семь суримоно. Вот, например, сова - довольно распространенный сюжет. Читаем пояснение, сделанное Китаевым: "Сова держит в лапах как будто бы стаю птиц, которая над нею смеется". То есть днем певчие птички с ярким оперением щиплют и обижают сову, но ночью она им покажет. "Хорошо смеется тот, кто смеется последним" - аналог из русской народной мудрости.

Одно из самых красивых произведений в челябинской коллекции - "Югири". Известная гейша, в которую были влюблены многие влиятельные мужи Японии. Один из них сбросил Югири с лодки. Девушка была оплакана многими японцами, долгие годы в стране устраивались вокальные концерты в день ее памяти. Суримоно "Югири" - своеобразное приглашение на концерт в память о певице.

За каждой гравюрой кроется история, связанная с культурой, бытом, традициями Востока, религиозными обычаями. Нужно владеть всей этой информацией, чтобы понимать не только верхние, но и более глубокие смыслы гравюры. Елена Шипицына рассказывает о персонажах, изображенных японскими мастерами, словно о своих хороших знакомых. Свои исследования она планирует изложить в книге "Коллекция Востока", которая сейчас в стадии подготовки рукописи.

Японский след в Челябинске

Укие-э во всем мире пользуется огромным спросом. Как раз в эти дни проходит большая выставка японской гравюры из собрания ГМИИ имени Пушкина. В апреле крупная выставка укие-э откроется в музее изобразительных искусств Екатеринбурга. Материал для этой экспозиции предоставляет челябинский коллекционер Олег Малахов. За 15 лет ему удалось собрать одну из самых значительных в России коллекций японской гравюры, насчитывающую около 250 единиц хранения. В его коллекции - художники первого ряда: Хокусай, Хирошиге, Еситоси. Площади крохотного "Музея частных коллекций" не позволяют разместить гравюры на стенах, и они лежат в шкафах. К коллекции Олега Малахова мы еще вернемся в одном из следующих номеров "Челябки".

А пока напрашивается очевидный вопрос: почему бы и жителям нашего города не познакомиться с японскими гравюрами, собранными Олегом Малаховым? В том, что это было бы крупным культурным событием, нет никаких сомнений. Сам Малахов не возражает выставить гравюры в Челябинске, однако считает, что инициатива должна исходить не от него, а от властей или организаций, заинтересованных в показе.

Олеся ГОРЮК

Комментарии
Комментариев пока нет