Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кесене - привет Уралу от Востока

27.03.2008
Почему построенная кочевниками башня оказалась в центре герба Варны

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск - Варна

Предполагаю почти наверняка: очень давно, лет двести, триста, четыреста назад, кочевники, пережидая зиму где-то в низовьях Сыр-Дарьи, у Арала, вспоминали...
Они вспоминали, что далеко на севере, там, где уже чувствуется дыхание гор, в ровной степи, на которой тут и там белеют стволами деревья, среди озер..

Почему построенная кочевниками башня оказалась в центре герба Варны

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Варна

Предполагаю почти наверняка: очень давно, лет двести, триста, четыреста назад, кочевники, пережидая зиму где-то в низовьях Сыр-Дарьи, у Арала, вспоминали...

Они вспоминали, что далеко на севере, там, где уже чувствуется дыхание гор, в ровной степи, на которой тут и там белеют стволами деревья, среди озер...

Среди озер стоит одинокая башня, к которой ведет длинная, но знакомая дорога.

Каждый год, в конце южной зимы, с младенчества до старости, кочевники брали курс прямо на север, шли долго-долго, вдоль долготы, поднимались все выше и выше.

Они поднимались все выше и выше, туда, к той башне, чтобы у нее остановиться, перевести дыхание... Перевести дыхание, стать на колени, сложить ладони на груди, воздеть глаза к небу, попросить у Бога милости... А потом оторвать лоскуток ткани и привязать его к крюку под куполом башни, чтобы пестрая тряпочка до следующей весны напоминала Всевышнему о людях, которые просили у него обороны от невзгод, спасения от болезней, высоких трав, упитанного скота, других удач и благодеяний.

Однако на этом месте отойдем от башни Кесене.

Отойдем от башни и на время еще глубже "закопаемся" в древность. Башня Кесене - это "всего лишь", может быть, ХIV век, середина второго тысячелетия, но на варненской земле люди обитали много раньше - за тысячи лет до новой эры. Они обитали здесь, может быть, еще в каменном веке, обживали эти места, хотя явственных следов не оставили. Зато много известно о земляках из эпохи бронзы, из времен Аркаима. Два поселения "Страны городов" - Исеней и Чекотай - расположены на территории района, а еще два - Устье и Родники - совсем рядом.

Необходимо "археологическое" воображение, чтобы опуститься в то невообразимое далеко. Например, представить себе, что под курганом у поселка Дружный четыре тысячи лет пролежал мужчина - на левом боку, скорченный. Рядом с ним стоял глиняный горшок, а в нем - два колечка из медной проволоки. Два колечка... Чью-то ручку, чей-то пальчик украшали эти медные драгоценности... Какая-то Кесене была им рада.

А под другим курганом, в окрестностях Варны, был похоронен мужчина без правой кисти. Почему и кем она была отсечена? Чтобы он не мог держать в руке меч? Значит, это был доблестный воин и его покарали враги - из страха? И все-таки он был похоронен с почестями.

А вот бронзовый крючок. Как увидеть рыбу из бронзового века, висящую на нем?

А вот бронзовое зеркало. Чье-то лицо отражало оно, пусть и смутно.

Что еще? Сосуды, керамика. Оружие - колчан со стрелами, кинжал.

А это? Всего лишь след. Какой? От колеса. От какого? От колесницы. Не исключено, что колесницы, эти "танки" эпохи бронзы, изобретены здесь, в зауральских степях.

Ну и шлаковые лепешки, слиточки меди. Уже не предметы быта, а свидетельства технического прогресса.

Бронзовый век в степях вокруг Варны - отнюдь не захолустье.

Место многих озер

Ученым неясно, откуда арии пришли на Урал и куда отсюда ушли, но известно, что не одну тысячу лет между Уралом и Аралом "ходили" кочевники. В одном из шежере башкир речь идет о двух братьях, одного звали Арал-бий, а другого - Урал-бий. И якобы "Урал-бий перекочевал в долину реки Яик, а Арал-бий остался на старой родине, на Сыр-Дарье".

Может быть, и так. Тысячи лет кочевники гнали свои стада от "зимней" травы к "летней" траве и обратно. А Варна застала только последнее столетие тех кочевий.

Люди степей всегда искали местность приметную. Особую. Отличную. Оно таким и было - место, на котором стоит башня Кесене. Старожилы вспоминают, что вокруг башни плескалось не одно, не два, а много озер. Память сохранила их названия: Жиганкуль, Иргизбай, Барак, Акчарлык, Торнакуль, Урдаккуль. На озерах густо селились птицы - журавли, лебеди, чайки, гуси, утки. Озера были богаты рыбой, и здесь рыбачил старик по имени Шамай.

Бабушка Хабибжамал Тазитдинова помнит, что к башне вел мост и к нему подплывали на лодках.

Вряд ли когда-то река Нижний Тогузак "заплывала" в эти озера, но вероятно, что река и озера были связаны протокой.

Среди степей - урочище, обильное водой, оно было приметно и привлекательно. И здесь, несмотря на сырость, кочевники устроили некрополь.

Место, где стоит башня Кесене, - не только памятник истории, но и памятник природы.

Фасад - как лучшее объяснение

Как издалека появляется на горизонте эта красная башня?

Сейчас трудно вообразить, как выглядели кочевые дороги тех лет. Может быть, они и не выделялись в травах колеями или чем-то еще, а обозначались приметами, известными лишь бывалым людям, аксакалам. Неведомо нам и то, сколько дорог вело к башне. Но, вероятнее всего, та, что и теперь проходит через Николаевку.

Из нее, из Николаевки, башня еще не видна: местность здесь низкая, метров на сорок ниже, чем у Варны. Дальше, в окрестностях Александровки, башня тоже не покажется. А из Кулевчей? Нет. Из Новопокровки? Нет. На каком-то километре отсюда купол башни, может быть, и проклюнулся бы над горизонтом, но она - за березняками. Где-то она промелькнет в просвете между деревьями, но откроется уже ближе к Варне. Но башня возникнет раньше, если ехать по южной дороге, например от Катенино.

Башня - у дороги. Кто старше? Наверное, дорога - шлях мимо озера. Потом у озера - некрополь. А у некрополя - башня.

Уж, конечно, не на месте, где, по легенде, тигры напали на дочь всемогущего властелина. И не там, где беглых влюбленных, по легенде, настигла погоня. И не там, где что-то еще случилось с легендарной дочерью Тамерлана. Мавзолей воздвигли на кладбище. А дочь властелина...

Конечно, хочется думать, что мавзолей был построен над прахом именно дочери. Молодой женщины. Красавицы. Да, дочери человека влиятельного, обладавшего огромной властью и соответственно богатством. Могли ли дочери кочевников, даже и богатых, украшать себя золотом и драгоценными камнями? И уж, конечно, кочевники не могли составить проект, завезти материалы, мастеров и сложить из кирпичей гробницу, такую, чтобы на века. Здесь, на месте, в бескрайней степи, кочевники такие сооружения не ставили. Они - из другой культуры. Их, можно сказать, перемещали сюда издалека, не иначе как из средневековых цивилизаций Средней Азии.

Башня Кесене - "привет" Уралу от Востока. Это доказывается и шелковой тканью на плечах женщины, похороненной в мавзолее, и легендарными тиграми, которые якобы загрызли ее здесь, на берегу озера, и в первую очередь архитектурой этого печального строения - двенадцатью гранями его пирамиды, которая поднимается над двенадцатью гранями призмы, которая, в свою очередь, "лежит" на четырех гранях самого корпуса башни. Но самое наглядное доказательство "восточного" происхождения мавзолея - его фасад со стрельчатой нишей.

Время "до" и "после" башни

Есть ли такое имя - Кесене? Вроде бы нет такого имени. Если перевести, "кесене" - это мавзолей. И кесене, что у Варны, отнюдь не единственная. П.И. Рычков, например, называет еще одну "полатку", от которой в его время оставались развалины. Она отмечена и на картах 1737 и 1742 годов. Он же, Рычков, находил развалины каменных строений по обоим берегам Уя. Известны Ак-Кесене где-то на реке Тала. И Кок-Кесене в низовьях Сыр-Дарьи.

Значит, был некий обычай воздвигать такие мавзолеи. Обычай, конечно, доступный далеко не всем.

Башня дала имя озеру при ней. И не только озеру. На карте 1897 года река, на которой стоит Варна, обозначена как Кисене. А поселение эпохи бронзы Устье, исследованное археологами, расположено на берегу ручья, впадающего в Нижний Тогузак, а называется ручей не иначе, как Кисенет. Как бы то ни было, имя "Кесене" рассыпано по всей округе. Башня на протяжении нескольких столетий производила впечатление на людей, их, как и нас, волновала ее тайна. В любом случае это отстраненное от жизненной суеты строение, будто отставшее от своего времени, все знающее, но обреченное на молчание, очень долго будет рассеивать вокруг себя тихую печаль и легкую скорбь.

Для Варны мавзолей Кесене - олицетворение ее истории, которая разделилась на "до башни" и "после башни". Не случайно башня оказалась в центре ее герба. Не сразу, но все-таки Варна смогла сохранить эту достопримечательность, которой ее одарило средневековье. И то, что она это сделала, добавило уважения других к ней и ее самой - к себе.

Только тот заботится о прошлом, кто имеет виды на будущее.

Комментарии
Комментариев пока нет