Новости

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Пострадавший пятилетний ребенок госпитализирован.

О молодом человеке, лежащем на снегу около железнодорожного моста через Каму сообщили свидетели ЧП.

64-летняя женщина организовала кредитно-потребительское общество, устроенное по принципу МММ.

Пострадавших госпитализировали в медучреждения.

Наряды ДПС будут приближены к нерегулируемым пешеходным переходам.

На ярмарке можно будет купить оригинальные поделки или сделать их своими руками.

Приведут в порядок дворовые территории, подъезды, козырьки, кровли и тротуары.

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Приговорен к свободе условно

29.03.2008

Военкоматы смогут отслеживать перемещения молодых людей еще до их призыва на военную службу. Необходимый для этого законопроект одобрила во втором чтении Госдума. Парни в возрасте от 18 до 27 должны будут докладывать комиссариатам о предстоящей поездке, если отлучаются более чем на 15 суток. За непослушание авторы поправки в Федеральный закон "О воинской обязанности" грозят административными мерами. Ремень по пацанам плачет!
В то, что это поможет решить проблемы комплектования армии, не верят даже профессиональные эксперты.

Военкоматы смогут отслеживать перемещения молодых людей еще до их призыва на военную службу. Необходимый для этого законопроект одобрила во втором чтении Госдума. Парни в возрасте от 18 до 27 должны будут докладывать комиссариатам о предстоящей поездке, если отлучаются более чем на 15 суток. За непослушание авторы поправки в Федеральный закон "О воинской обязанности" грозят административными мерами. Ремень по пацанам плачет!

В то, что это поможет решить проблемы комплектования армии, не верят даже профессиональные эксперты. У родителей призывников юридическая новинка вызывает оторопь. У обывателя - раздражение: обидно за страну, в которой зрелые и состоятельные государственные мужи ведут себя как перезрелые несостоявшиеся жены. В страхе, что молодой мужик сбежит и не отдаст вожделенный долг, государство готово держать его на привязи.

Призывников фактически приравняли к преступникам. Пока лишь осужденные условно или освобожденные досрочно должны отпрашиваться в поездку у местных силовиков. Скоро такая же участь постигнет и потенциальных защитников Отечества.

Впрочем, отношение к будущему солдату как к заведомо виновному быдлу процветает давно. Исходит оно не от отдельных людей, а от системы в целом. Помню собственные проводы в армию. Едва на сборном пункте доложил о прибытии, за мной и еще десятком парней со скрежетом в замке закрылась решетчатая дверь. Когда сквозь металлические прутья посмотрел в глаза провожавшей меня жене, порадовался: хотя бы матери здесь нет. Зачем для людей клетка? Чтобы место свое знали!

Защищая поправки в законопроект, госдумовец Виктор Илюхин твердит: военным необходимо знать, кто и где есть. А то им приходится бегать за призывниками. Лично я беготни за своей персоной не замечал. Хотя идеальным законопослушанием не отличался. После последнего медосмотра на втором курсе университета в военкомат не наведывался. В конце концов, кто кому больше нужен? За это время меня отчислили из университета (о чем военно-учетный стол вуза сообщил в комиссариат), через год восстановился. Еще 12 месяцев доучивался. Из университетской общаги не выезжал. Не получил ни одной повестки. Хотя меня можно было призвать минимум дважды. Защитил диплом, сменил общежитие. Работа в солидной организации уже была. Подпись из военкомата при оформлении документов строго не требовали. Комиссариат тоже молчал. Оставшиеся в студенческой общаге друзья про повестку не заикались, хотя всю приходившую на мой старый адрес почту передавали добросовестно.

Шел уже третий год как я окончил вуз, а за мной никто не прибегал. Однажды просто позвонила мама и сказала, что из местного отделения милиции спрашивали, живу ли я в ее квартире. "Видимо, военкомат интересуется", - предположила она. Дело в том, что осенний призыв набирал обороты.

Пошел к комиссарам разбираться. Мои документы искали долго. Было неловко, что своим появлением доставил людям столько проблем. "Так это же злостный уклонист!" - сотрудница учреждения воскликнула так радостно, что захотелось броситься в ее объятия. Когда рассказывал об этом друзьям и знакомым, все - от фронтовика до тинейджера - смотрели на меня недоуменно и крутили у виска пальцем: дескать, чего ты вообще туда поперся!

Вспоминая это, представляю, как сотрудники военкоматов начнут следовать новой редакции закона. Особенно в том случае, если призывники станут честно приходить и перед каждой отлучкой отмечаться. Бывают же странные люди, которые исполняют то, что сочинили депутаты. Если таких найдется много, то система призыва захлебнется. Или будет работать исключительно под лозунгом "Не пущать!" Либералы, конечно, завопят об ущемлении гражданской свободы. Но так как в России ущемлять уже нечего, им не поверят. И волна возмущения быстро спадет.

Тем не менее продвижение "крепостной" поправки в воинский документ все-таки тревожит. Не только последствиями. Хотя и предсказывают, что парней на вполне законных основаниях начнут хватать на улицах городов, брить и почти без документов отправлять в войска. Но это, если и будет, то завтра. Однако уже сейчас очевидно: власть без законодательного допинга не может заставить военную госструктуру качественно заниматься рутиной. Значит, она слаба.

Андрей САФОНОВ

Комментарии
Комментариев пока нет