Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Изгнанники защитной зоны

17.04.2008
Пенсионерка из Челябинска Людмила Гесс не может вернуть вещи, изъятые при выселении ее семьи из квартиры на улицу

Андрей САФОНОВ
Челябинск

"В защиту Ваших интересов"
Людмила Гесс - личность в Челябинске известная. Еще пять лет назад в числе других правозащитников она добивалась переселения горожан с улицы Ферросплавной, проходящей по санитарно-защитной зоне ЧЭМК. На этой же улице в двухкомнатной квартире жила семья Гесс - отец, мать, сын и дочь.
Людмила Анатольевна знала не понаслышке: обитать под боком промышленного гиганта - значит интенсивно умирать. Регулярные похороны на Ферросплавной - красноречивее письма заместителя главного санитарного врача России на имя губернатора нашей области.

Пенсионерка из Челябинска Людмила Гесс не может вернуть вещи, изъятые при выселении ее семьи из квартиры на улицу

Андрей САФОНОВ

Челябинск

"В защиту Ваших интересов"

Людмила Гесс - личность в Челябинске известная. Еще пять лет назад в числе других правозащитников она добивалась переселения горожан с улицы Ферросплавной, проходящей по санитарно-защитной зоне ЧЭМК. На этой же улице в двухкомнатной квартире жила семья Гесс - отец, мать, сын и дочь.

Людмила Анатольевна знала не понаслышке: обитать под боком промышленного гиганта - значит интенсивно умирать. Регулярные похороны на Ферросплавной - красноречивее письма заместителя главного санитарного врача России на имя губернатора нашей области. Послание датировано январем 2003 года. Московский чиновник убеждал региональное руководство в том, что постоянно жить в районе челябинского комбината смерти подобно. Людмила Анатольевна хранит этот документ до сих пор. Впрочем, как и всю остальную переписку с самыми разными ветвями и уровнями власти.

Вот письмо из природоохранной прокуратуры области, написанное 27 мая 2002 года. "В связи с тем, что ОАО "ЧЭМК", администрацией города Челябинска нарушаются санитарные нормы и правила в части допущения проживания граждан в СЗЗ ОАО "ЧЭМК", Челябинской природоохранной прокуратурой в защиту Ваших интересов будет подготовлено и направлено в суд исковое заявление о переселении из санитарно-защитной зоны", - сообщали Людмиле Анатольевне стражи закона.

За СССР никто не отвечает

Прокуратура обещание сдержала. В итоге суд Калининского района Челябинска весной 2003 года одновременно рассматривал несколько исков. Людмила Гесс при поддержке надзорного ведомства требовала у городских властей и ОАО "ЧЭМК" благоустроенного жилья, чтобы покинуть грязный микрорайон. Мэрия через тот же суд семью из дома хотела просто выселить. Куда - не важно. Городские власти объясняли свои действия не столько загрязненным воздухом, сколько правом собственника. Кстати, спорная квартира на тот момент принадлежала уже не предприятию металлургов, а муниципалитету. Потому представители ЧЭМК свой иск о выселении вскоре отозвали. Хотя именно руководство комбината письменно позволило вернувшейся в 1994 году из Узбекистана семье Гесс поселиться в санитарно-защитной зоне. Дело в том, что муж Людмилы Анатольевны, Владимир Федорович, работал в одном из подразделений комбината. Мигрантам разрешили жить в доме, обязали платить за услуги ЖКХ, но ордер на квартиру не дали. Почему? Да потому что нельзя здесь жить.

Отказ поучаствовать в предоставлении квартир представитель комбината объяснил убедительно: "Частичное расселение жильцов из квартир, расположенных в санитарно-защитной зоне, производилось на основании решения правительства СССР, финансировалось из бюджета СССР: ОАО "ЧЭМК" не является правопреемником правительства СССР, исполкомов г. Челябинска и Калининского района, не отвечает за их действие или бездействие".

В итоге суд решил семью Гесс из квартиры выселить без предоставления жилья. То есть буквально на улицу. Мотивировки просты: нет ордера, истек срок исковой давности подачи заявления (суд указал, что Людмила Анатольевна почувствовала себя плохо в 1994 году, а с требованием нормального жилья обратилась в 2003-м).

Областная Фемида вердикт районной инстанции подтвердила. Семья из двух инвалидов-родителей и их детей оказалась перед выселением. Мать семейства в тот период начала сильно болеть, но кого это волнует?!

25 ноября 2004 года Гесс пережили настоящий ужас. Холод. Метель. Группа людей в форме. Судебный исполнитель проводит опись квартиры. Вещи выносят, ставят в грузовики.

-- Хрустальные люстры, которые в описи значатся как не имеющие ценности, бережно погрузили в легковые машины, - рассказывает Людмила Гесс.

Идти было некуда. Приставы сказали, что вещи увезли на хранение в ПЖРО. Впрочем, Людмиле Анатольевне в тот день было не до вещей. 15 дней назад у нее родился внук Ленечка.

-- Дочь Наташа, когда нас выселяли, была у знакомых, - рассказывает Людмила Анатольевна. - Я не могла допустить, чтобы она видела весь этот ужас. Ей же ребеночка кормить.

Два года семья с младенцем скиталась по квартирам добрых людей. В 2006-м супруги Гесс получили полуторку на северо-западе. Вселились в пустоту. Кроватей и тех не было: стелили на пол газеты, добытые кое-где тряпки и так спали. Друзья опять помогли. Дали на время мебель.

О том, как в загсе возникли проблемы с регистрацией внука, как скитались, как переписывалась с областной прокуратурой, Людмила Гесс рассказывает со слезами. Она уверена, что таким образом ей отомстили за бурную общественную деятельность. Она, по сути, возглавляла инициативную группу, добивавшуюся переселения из опасной заводской зоны всех жильцов.

-- Судиться с пожилыми людьми, инвалидами - позор, - говорит она. - Не верю, что в гуманном обществе закон допускает такое: Мой муж до сих пор не может оправиться от инфаркта. Как только сказали, что нас будут выселять, он и повалился:

Кто ответит за вещи?

Муниципальное предприятие, которому вещи семьи Гесс переданы на ответственное хранение, уже несколько лет находится в стадии реорганизации. Сейчас оно называется МУП МЖКО. Мы созвонились с его представителями. Спросили, может ли семья Гесс забрать свое имущество. Нам ответили, что проблем не возникнет, если изъятие вещей в чью-либо пользу не было оговорено судебным решением.

-- Надо лишь написать заявление и принести нужные документы: решение суда, опись имущества, - подсказали на том конце провода.

Но Людмила Гесс уже никому не верит.

-- Осенью прошлого года я уже была на складах этого предприятия, - говорит она. - Но наших вещей не нашла. Зато слегла окончательно. Теперь даже по квартире и то с трудом передвигаюсь.

Людмила Гесс намерена добиваться денежной компенсации не только за то, что ее семья в течение нескольких лет не пользовалась имуществом, но и за все то, что им пришлось пережить. Из потерянного жалеет о двух семейных портретах.

-- Они масляной краской писаны. Каждый год ухаживала за ними, обрабатывала специальным маслом. Сейчас они, наверное, совсем потрескались, - говорит женщина, и на ее глазах слезы.

Комментарии
Комментариев пока нет