Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Десятилетие Льва Константиновского

25.04.2008
Редактор "Челябки" от сталинской "зимы" до хрущевской "оттепели"

Лев Давидович Константиновский старше "Челябинского рабочего" без малого на год. Если точнее, месяцев на восемь. А в сущности, он, один из редакторов газеты, и сама газета - ровесники. От Варшавы, где родился Лев Давидович, до Челябинска - ехать и ехать. И с пересадками к тому же.

Редактор "Челябки" от сталинской "зимы" до хрущевской "оттепели"

Лев Давидович Константиновский старше "Челябинского рабочего" без малого на год. Если точнее, месяцев на восемь. А в сущности, он, один из редакторов газеты, и сама газета - ровесники. От Варшавы, где родился Лев Давидович, до Челябинска - ехать и ехать. И с пересадками к тому же. Как бы то ни было, но судьба забросила парня 18 лет на Урал, в Златоуст, приставила к токарному станку. Скоро, однако, выяснилось, что токарь способен сочинять газетные заметки. Сначала рабкор, а потом сотрудник разных газет, преимущественно комсомольских, в том числе и "Комсомольской правды", в конце концов в 1948 году Лев Давидович стал редактором "Челябинского рабочего".

До и после Сталина

В бывшем особняке купца Архипова, в кабинете на втором этаже с угловым балконом, Лев Давидович оставался по тем временам очень долго - 10 лет. Прежние редакторы исчезали внезапно, и в те годы было мало любопытных интересоваться, куда пропадали хозяева опустевшего кабинета. В первые годы и Константиновский мог однажды исчезнуть, тем более что ведомство, которое умело превращать друзей во врагов, а обывателей - в шпионов, располагалось рядом, в соседях, буквально на задах редакционного особняка.

Десятилетие Константиновского в "Челябинском рабочем" разделено на две части смертью Сталина. Не сказать, что без вождя газетная жизнь упростилась, но хотя бы отступила прямая угроза жизни. Отпала необходимость бодрствовать в редакции всю ночь, пока Сталин не уляжется спать на одной из своих дач. Правда, и "после зимы" нередко приходилось ночевать в кабинете - например, в ожидании, когда ТАСС отстучит разрешение печатать очередную речь генсека.

Все-таки за 10 лет страна очень изменилась. И эта разница четко отпечаталась на пожелтевших страницах газеты.

Сначала было "торжество советской демократии" и неделя сада

Я листаю подшивку 1948 года. Страницы-простыни, если снимок, то один на две колонки. Верстка простенькая, проще некуда. Заголовки с глаголами, призывными или бичующими. Очень много тассовского. Очень много большеви-стского, стахановского, производственного. Об остальном - заметульки на четвертой странице. Но и такая, зажатая в тиски запретов, газета дает почувствовать время.

Скромно: "Ответственный редактор Л.Д. Константиновский". Выше - заметка, петитом: на колхозных рынках Челябинска появился в продаже свежий картофель. А также огурцы, лук, салат. И земляника с черникой. И даже полевая клубника. Ниже - реклама о приеме студентов в Свердловскую школу киноактеров.

В кинотеатрах - "Дети капитана Гранта", "Свинарка и пастух", "Рядовой Александр Матросов", в театре драмы - "Вас вызывает Таймыр".

Передовая статья, перепечатанная из "Правды", - "Торжество советской демократии". Очерк М. Верниковской "На горе Магнитной".

Страна, как могла пышно, отметила День Воздушного флота. В Челябинске самолеты сбросили на парашютах букеты цветов - на головы отдыхающих в саду Пушкина.

Статья "Отразить в литературе величие Урала".

Редакционная "среда" - встреча журналистов с артистами Свердловского театра оперы и балета. Певцы и певицы исполнили арии.

Площадь Революции покрывается асфальтом.

Появились первые электрички - до Миасса и Златоуста.

Одно за другим - письма Сталину об успехах.

Какое-то время газету подписывает заместитель редактора А.И. Се-ливанов.

Осужден Броз Тито, югослав-ский лидер партии коммунистов.

Коллективное письмо внуков и правнуков Л. Толстого, осуждающее антисоветскую деятельность в США дочери писателя А. Толстой.

Неделя сада.

Из Москвы на восток стартовали несколько аэростатов. Один из них приземлился в Верхнеураль-ском районе, в 6-8 километрах от села Кирса.

На всех экранах - "Молодая гвардия". Газета отдает фильму целую полосу.

Землетрясение в Ашхабаде. "Имеется много жертв".

Построен кинотеатр имени 30-летия комсомола.

К празднику - реклама ресторанов, всех вместе, а их пять на всю область: "Южный Урал" в Челябинске, "Атач" - в Магнитогорске, "Таганай" - в Златоусте, "Металлург" - в Кыштыме, "Горняк" - в Копейске.

Огромная статья В. Дробышев-ского "Большевики" и большой подвал Н. Карташова "Победители".

Л.А. ВаЙнштейн, мэтр челябинской журналистики:

-- В тот день я впервые пришла в обком партии. Заведующий сектором печати Николай Смелянский сидел, накинув на плечи тяжелую шинель. Он предложил мне работу в магнитогорской газете, ответственным секретарем. И я была склонна согласиться. Но прежде чем решить вопрос окончательно, Смелянский позвонил Льву Давидовичу, и Константиновский возразил: нет, она будет работать у нас. В редакции меня знали - была там на практике.

А на практике была у Вячеслава Ивановича Дробышевского. И сидела в большой комнате с пейзажами на потолке, где располагался отдел сельского хозяйства. В то время уже работал Николай Фадеевич Шнейвайс - такой бравый офицер, в галифе и гимнастерке. Тогда почти все мужчины ходили в военной форме. Кроме Льва Давидовича.

О Константиновском скажу только то, что он был скромнейший, честнейший и добросовестнейший человек. Очень внимательный к людям. Когда Володя Михельсон, выпускник Ленинградского университета, очень скучавший по Ленинграду, уехал туда, а через некоторое время попросился обратно, Лев Давидович принял его, при этом сказав: "Это хоть блудное, но свое дитя".

Это было трудное время. Мы голодали. И когда из обкомовской столовой нам привозили гречневую кашу, казалось, что ничего вкуснее этой каши не может быть.

Могло показаться, что Лев Давидович был очень мягким редактором. Но он не был мягким, он был вежливым. Не повышал голос, не грубил. И если имел влияние на людей, то интеллигентностью, деликатностью. Грамотностью. И трудолюбием. До ночи он сидел в редакции, читал все, что идет в газету, тщательно правил рукописи.

При нем газета изменилась к лучшему.

Теперь - о телецентре и даже филателистах

Прошло ровно десять лет. Июль 1957 года.

Газета - другая. Она богаче иллюстрируется. Она явно раскрепостилась. Стала ближе к жизни людей. Конечно, в ней есть и это привычное "еще теснее сплотимся вокруг..." Ведь как раз в эти дни вышло постановление "Об антипартийной группе Г.М. Маленкова, Л.М. Кагановича, В.М. Молотова". Но одна за другой появляются полосы и подборки "Наш советский образ жизни", "Дом, в котором мы живем", "В одном поселке". Регулярными стали страницы "Из редакционной почты". Газета позволяет себе рассказать даже о таких людях, как филателисты.

Строится телецентр.

Выпущен новый самолет Ил-18 "Москва". Конструктор С. Ильюшин пишет в связи с этим: "Нужно, чтобы на воздушных трассах курсировали машины, стоимость полета на которых была бы на уровне стоимости железнодорожного билета в жестком купированном вагоне".

В Москве - Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Там - танцоры ЧТЗ.

Сообщение о выводе на орбиту первого спутника Земли.

Последний номер, подписанный Л.Д. Константиновским, вышел в четверг 12 декабря 1957 года. В нем - подборка "По городам и селам", полоса "Из редакционной почты", заметки "День рабкора-строителя", селькоровский рейд о ходе зимовки скота, наконец, передовая статья "Быстрее устранять недостатки, вскрытые селькорами". Номер посвящен внештатным корреспондентам газеты.

В течение месяца газету подписывала заместитель редактора К.П. Кузнецова. В январе 1957 года Лев Давидович оставил должность официально. По болезни. Но еще лет 10 он оставался в газете - то как заместитель редактора, то как литературный сотрудник, то как консультант.

"Челябинскому рабочему" было отдано 30 лет жизни, которые оценены медалью "За трудовую доблесть".

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет