Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Как я спасала мужа от... врачей

29.04.2008
Метаморфозы "бесплатной" медицины: иногородние специалисты вытащили человека с того света, а дома на него махнули рукой

Наталья БАЖЕНОВА
Юрюзань

В августе прошлого года я испытала такой сокрушительный и неожиданный удар судьбы, что небо показалось с овчинку. Муж в качестве пассажира и его брат, житель Магнитогорска, возвращались на машине от родственников из Ростова-на-Дону. А потом был злосчастный звонок: "ДТП:нелепая авария:Балаково Саратовской области:состояние критическое".

Вторая жизнь
По Интернету нашла нужную информацию, бросила дом и оказалась у дверей больницы в неведомом доселе Балакове. За два месяца в реанимации и травматологии было всякое: клиническая смерть, выход из комы, два перелома (руки и ключицы), две пластические операции на стопах обеих ног.

Метаморфозы "бесплатной" медицины: иногородние специалисты вытащили человека с того света, а дома на него махнули рукой

Наталья БАЖЕНОВА

Юрюзань

В августе прошлого года я испытала такой сокрушительный и неожиданный удар судьбы, что небо показалось с овчинку. Муж в качестве пассажира и его брат, житель Магнитогорска, возвращались на машине от родственников из Ростова-на-Дону. А потом был злосчастный звонок: "ДТП:нелепая авария:Балаково Саратовской области:состояние критическое".

Вторая жизнь

По Интернету нашла нужную информацию, бросила дом и оказалась у дверей больницы в неведомом доселе Балакове. За два месяца в реанимации и травматологии было всякое: клиническая смерть, выход из комы, два перелома (руки и ключицы), две пластические операции на стопах обеих ног. Невероятными усилиями врачи (низкий им поклон!) собрали мужа по кусочкам, буквально вдохнув в него жизнь. Максимум внимания, прекрасный отзывчивый персонал, доброта и сострадание. От нас, иногородних, - только паспорт и полис.

Наш случай - редчайший в их богатой практике, однако они взялись за эту ювелирную работу и оказались на высоте. Там во главу угла поставлена человечность, врачи не могут покинуть пост, пока хоть один больной нуждается в их помощи. Город оставил самые теплые воспоминания, стал родным.

Не как дома

Через два месяца мы с мужем вернулись в родные пенаты. Вроде бы дома и стены должны помогать. Однако нас встретила глухая стена непонимания, равнодушия, снобизма и откровенного хамства. Из местной поликлиники, куда я сразу же обратилась, врачи соизволили приехать на дом только через неделю. Посмотрели на "чудо" весом 30 килограммов в гипсе и бинтах, беспомощно развели руками и посоветовали госпитализировать вновь. Дав мужу отдохнуть, 12 ноября я привезла его в городскую муниципальную больницу. Осмотрел больного заведующий отделением хирургии Фарид Хайрутдинов. Он удалил спицы из плечевого сустава мужа, сделал ему рентген, велел распарить его в бане и отправил домой. 14 ноября мужу дали I группу инвалидности на два года с постоянным посторонним уходом.

19 ноября, как и было назначено, на "скорой помощи" я снова доставила мужа в хирургию. Там его поместили в одноместную палату для ветеранов Великой Отечественной войны. Меня предупредили, что ухода не будет: некому. В приватной беседе с Хайрутдиновым мне сразу же было сказано: "Муж ваш медленно умирает, не дайте ему погибнуть".

Дальше - больше. Попросила дать справку о том, что муж находится в больнице, чтобы начать оформление пенсии (получить доверенность у единственного в городе нотариуса - проблема). В выдаче справки мне было отказано в резкой форме и Хайрутдиновым ("Денег на доверенность нет, а на что же лечить собираетесь?"), и главврачом Курынкиным ("Я не писатель!"). Доведенная до белого каления, я пообещала в ординаторской, что позвоню на "горячую линию" "Астра-Металл" и больницу оштрафуют. В результате медперсоналу было категорически запрещено заходить в палату мужа, все назначения отменили, а меня как скандалистку не велели пускать на порог. Запуганный персонал тут же неукоснительно все исполнил. Мало того, мужу предложили освободить палату к 23 ноября.

Из больницы - вон!

Взяв такси, я забирала мужа таким образом: перевалила с кровати на каталку, затем волокла по коридору на глазах у больных и при полном неучастии медсестер. В выписных документах мне было отказано: "Доктор не велел!" Такое отношение переходит все границы. Это - безнравственность и жестокость. Все свои умозаключения я изложила главврачу Валерию Курынкину. Он выслушал, посетовал на дурной характер хирурга (единственного в городе) и: посоветовал помириться. А выписные документы, мне, оказывается, прямо в руки дали, а я их потеряла (впоследствии эти документы были вклеены в карточку).

В направлении в областную больницу мне тоже было отказано: муж нетранспортабелен. Хороша причина: в больницу - только своими ногами! Наплевав, взялась лечить сама, купировав гнойные процессы печеным луком, листами капусты и прочим. Сама извлекла осколки пяточных костей и ампутированных пальцев, консультируясь с балаковскими врачами по телефону. Осталась ключица.

13 февраля во второй раз прошла медико-санитарную экспертизу (в направлении забыли указать, что муж нуждается в специальной обуви). От инвалидного кресла отказались, сейчас муж уже сам встает и ходит на костылях. Будет возможность - повезу в ортопедический центр в Челябинск.

Думаете все? Дудки! Выплату пенсии затягивают, с ноября - ни копейки. Жду подтверждений стажа из Белорецка и Новосибирска, куда, предварительно позвонив, отослала факсы. Наряду с формированием пенсионного дела набралась целая папка отписок. В том числе ответ из минздрава, переадресованный мне (скорее всего, составленный главврачом Курынкиным или хирургом Хайрутдиновым). Судя по письму, это нашим врачам удалось "восстановить с таким трудом кожный покров", больной выписан "на амбулаторное лечение со всеми документами и планом реабилитационных мероприятий". Посмотреть бы писавшим в глаза!

Наталья Баженова индивидуальный предприниматель, занимается ремонтом и поставкой оргтехники.

Алексей Баженов - директор кооператива "Компьютер". Имеют замужнюю дочь Екатерину и сына Сергея, студента ЧелГУ.

Мы позвонили в больницу Юрюзани. К телефону подошла заместитель главного врача по лечебной части Ольга Курынкина. Она подтвердила, что, к сожалению, взаимоотношения с женой больного Баженова сложились у руководства лечебницы не лучшим образом. Причину конфликта Ольга Александровна видит в неуравновешенном характере, излишней эмоциональности Натальи Баженовой. По мнению начмеда, больной не нуждался в госпитализации и экстренном лечении. К этому выводу пришел после осмотра пациента доктор-травматолог. Жена же больного настаивала на помещении его в стационар, что и было сделано, но с условием: ухаживать за больным должны родственники. Кроме того, Наталья Баженова требовала направления мужа в областную клинику, но в этом, считают доктора, никакой необходимости не было.

Комментарии
Комментариев пока нет