Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Властитель настроений

08.05.2008
Поэт и либреттист Константин Рубинский сначала  создает своих героев на бумаге, а потом обнаруживает  их в реальной жизни

Когда-то Анастасия Цветаева (сестра Марины) дала совет Наталье Рубинской: "Сначала окончи консерваторию, а потом занимайся любимым делом. Поэзией на хлеб не заработаешь". Наталья Борисовна считала эту формулу универсальной. Сейчас ее сын Константин Рубинский, окончивший Челябинский музыкальный колледж (ныне институт музыки) по классу флейты, признается: "Музыкой не заработал ни копейки. Занимаюсь только литературой".

Поэт и либреттист Константин Рубинский сначала создает своих героев на бумаге, а потом обнаруживает их в реальной жизни

Когда-то Анастасия Цветаева (сестра Марины) дала совет Наталье Рубинской: "Сначала окончи консерваторию, а потом занимайся любимым делом. Поэзией на хлеб не заработаешь". Наталья Борисовна считала эту формулу универсальной. Сейчас ее сын Константин Рубинский, окончивший Челябинский музыкальный колледж (ныне институт музыки) по классу флейты, признается: "Музыкой не заработал ни копейки. Занимаюсь только литературой". И все же музыка удивительным образом вплелась в его жизнь. Одна из многих сфер деятельности Константина - написание либретто к музыкальным спектаклям. "Ночь открытых дверей" Екатеринбургского театра музыкальной комедии была признана лучшей жюри национальной премии "Золотая маска" в 2005 году. Последняя работа, мюзикл "www.силиконовая дура.net", был удостоен двух "золотомасочных" наград - за лучшую режиссуру и лучшую дирижерскую работу. Персональную "Маску" Константин не ждет: ведь даже если бы была номинация "Лучшее либретто", ему было бы не с кем соревноваться.

Челябинцам имя Константина Рубинского хорошо знакомо. Он автор либретто к нашумевшему балету "Аркаим" и постоянный ведущий интернет-колонок на сайтах chelyabinsk.ru и polit74.ru. Кроме того, Константин ведет литературную мастерскую в двух челябинских школах - 31-й и 104-й. Мыслями о педагогике, театре, поэзии Константин делится с нашими читателями.

-- Интересовался ли ты происхождением своей фамилии?

-- Мой прапрадед по материнской линии был священником. Священнослужителям на Руси давали фамилии, которые отличали бы их от простого народа - по драгоценным камням или по цветам. Большевики заколотили храм, где служил мой прапрадед. Но он все-таки провел там службу, хотя храм был нетопленым. А впоследствии умер от воспаления легких. У него было 13 детей, в том числе моя прабабушка.

-- Как ты относишься к понятиям "одаренный ребенок" и вундеркинд?

-- Я за этими словами вижу вполне конкретных людей. Сумасшедших родителей, считающих, что их ребенок - самый гениальный. Они его отдают в 12 кружков, 18 студий, на 14 соревнований, 13 фестивалей. Взрослые понимают, что отнимают таким образом у своего ребенка детство, но делают это совершенно сознательно, в угоду самолюбию, желанию реализовать свои амбиции. Я знаком с родителями, которые считают победы ребенка своими победами, а неудачи - неудачами ребенка. На конкурсах и фестивалях наблюдаю такую сцену: мальчик выступил плохо, мама с папой отходят от него в другой конец зала, а он сидит, одинокий, несчастный. Родители его таким образом "воспитывают". Да, знаю, что отец запирал пятилетнего Моцарта в чулане. Но чаще всего эти методы неприменимы к современным детям. Как ни странно, они в итоге могут вырасти действительно талантливыми. Но все-таки ребенок должен в первую очередь оставаться ребенком, а не "ботаником" с большой бархатной бабочкой.

Слово "вундеркинд" у меня ассоциируется с нездоровой шумихой вокруг ребенка, которая, кстати, когда-то была и вокруг меня. Сейчас я не рад имиджу вундеркинда, созданному отчасти средствами массовой информации. Когда про меня говорят "бывший вундеркинд", меня это безумно раздражает. Представляю себя потолстевшим Робертино Лоретти, который давным-давно потерял свой голос.

-- И все же если родители видят, что их чаду скучно в обычной школе, что делать?

-- Пусть создают почву для развития таланта, осторожно, без нажима занимаются с ребенком. Более того, видя, как он отличается от других детей, родители должны адаптировать его к этому миру. Читать с листа все сонаты Гайдна - гораздо менее важное, чем уметь дать сдачи обидчику. Для знающего наизусть всего Фроста и Лермонтова умение забить гвоздь может быть весьма полезным. Я знаком с детьми, которые, будучи очень талантливыми в разных областях, в жизни ориентируются плохо. хочется взять их за руку и вывести в реальную жизнь.

-- Ты упомянул про себя. Каким было твое детство - 10 кружков, 12 фестивалей?

-- Нет, этого у меня не было. Счастливое безоблачное детство, сформировавшее меня таким, какой я есть. Время побегать во дворе было, в школе дрался, хотя ужасно не любил это занятие. Предпосылки к тому, чтобы стать тепличным растением, у меня, признаюсь, были. Меня воспитывали три заботливые женщины - мама, бабушка и прабабушка. Я был неглупым ребенком и вскоре понял, за счет чего должен компенсировать женское воспитание. Культивировал в себе те качества, которые мне от них не доставались.

С проблемой вундеркинизма столкнулся, когда стал вести поэтические мастерские. Бывает так: ребенок зарифмует "розу" и "березу", и вот уже родители с горящими глазами ведут его ко мне.

-- Ты всех берешь в литмастерскую?

-- У меня нет никакого отбора, беру всех. Когда ко мне приходят 12 детей, прекрасно понимаю, что стихи в лучшем случае будет писать только один из них. Знаю, почему дети ко мне приходят: они изголодались по элементарному общению. Родители заняты, педагоги - 45 минут, и до свидания.

Мы общаемся на разные темы, в том числе литературные. Через год мои подопечные совершенно по-новому открываются в результате этого общения. Я ни из кого ничего не тяну. У нас нет ни журналов, ни дневников, а домашние задания даются постольку-поскольку. Мы просто глядим на мир и друг на друга. И вот в результате нашего общения они начинают что-то выдавать.

-- А сам ты ходил в литмастерскую?

-- Я посещал знаменитое литобъединение ЧТЗ под руководством Ефима Григорьевича Ховива и был самым юным участником. В основном там были люди среднего и пожилого возраста, некоторые из них думали, что за меня все пишет мама, это было очень забавно. В 11-12 лет писал довольно серьезные стихи. Они не были совершенны, но в них я играл во взрослость. Там была такая строчка: "И хлеб последний разделил с голодным нищим-оборванцем". Помню, одну старушку это сильно возмутило: ведь никакой хлеб я никогда ни с кем не делил! Почему-то никому в голову не придет отождествлять актера и персонажа, которого он играет. А поэта постоянно равняют с лирическим героем, от имени которого написаны стихи.

-- Твои колонки в Интернете - тоже на грани искренности и игры?

-- Колумнистика - жанр более грубый, чем стихи. Я могу говорить о том, чего не было, но мои переживания по этому поводу совершенно искренни.

-- Как возник театр в твоей жизни?

-- Мой старый друг со времен музыкального колледжа Женя Кармазин загорелся идеей написать мюзикл. Наше желание совпало с желанием режиссера Екатеринбургского театра музыкальной комедии Кирилла Стрежнева. Мы написали первый мюзикл по Диккенсу "Ночь открытых дверей". Это был прорыв в Екатеринбургской музкомедии: 14 лет они не ставили авторских спектаклей. Были "Сильвы", "Летучие мыши". Жили по миллиметру, и вдруг объявились мы. Все для нас было впервой и откровением.

-- Мне довелось посмотреть "Силиконовую дуру" на фестивале "Золотая маска". Многие персонажи там как будто списаны с реальности.

-- Как ни странно, происходит наоборот: сначала пишу либретто, а потом нахожу в реальной жизни своих персонажей. Сделали мы первый мюзикл "Ночь открытых дверей", там главный герой - скряга Скрудж. Стою я после первого действия в буфете, а там - мужчина, денежный мешок, со своей женой, оба раздражены до крайности. Чувствуется, что произошедшее на сцене придавило их в нужный момент, шарахнуло по нужным точкам, и вот они стоят злые, как черти.

В спектакле "Храни меня, любимая" действие происходит в Великую Отечественную войну. Там у приемной матери четверо детей, все музыканты, играют на разных инструментах. Они уходят на войну, и квартет превращается в трио, дуэт, соло: После одного из показов к нам подошел историк и сказал: "А вы знаете, что в одном из российских городов стоит памятник матери, усыновившей четырех детей, и все они погибли на войне". И вот последняя работа, "Силиконовая дура". Пару недель назад в Челябинске произошла трагедия с мальчиком, очень похожим на моего главного героя Митю. Первая любовь, чат, сложные отношения с родителями. Когда я узнал об этом, меня охватил мистический ужас. Всегда говорю своим ребятам из литмастерской: "Ощущайте ответственность за то, что вы пишете. Где гарантия, что где-то, в каком-то измерении это все не воплотится в реальность?" Ведь и нас тоже кто-то сверху пишет. А мысль изреченная, как я убедился, - не только ложь, но и правда.

Моя мама, посмотрев "Силиконовую дуру", плакала, а потом сказала мне: "Такая чернуха!" Классический мюзикл не должен оставлять горького осадка. Нужен фейерверк, чтобы все мелькало перед глазами. Текст - розы-слезы, все по первой сигнальной системе. Почитайте на musicles.ru адаптированную версию "Ромео и Джульетты", к Шекспиру это не имеет никакого отношения.

-- Тебе приходилось работать во многих городах России. Чего не хватает Челябинску в области культуры?

-- Я очень люблю Челябинск, это правда. Но в последнее время мне не нравится - хотя я не имею права судить - успокоенность в людях. Считаю, что процесс творчества и созидания должен сопрягаться с чувствами неудобства, дерзости. А у нас многие смирились. На основе этого возникают спекуляции. Один режиссер мне открыто заявил: "Мне нужно, чтобы у меня была куча песка на сцене, чтобы его сдувало на зрителей, а под этой кучей был живой слон. И тогда мне все равно, какую пьесу ты принесешь". Такие спекуляции будут расти на почве безрыбья и отсутствия серьезных идей. С одной стороны, люди успокоившиеся, которые знают, что пипл хавает, с другой - талантливые, но все же спекулянты. Это две крайности, а между ними - люди, делающие свое дело.

Я бы рад написать спектакль для Челябинска, но у нас нет такого музыкального театра, где могли бы его сыграть. Сейчас директор филармонии Алексей Пелымский формирует условия для создания музыкального театра. "Аркаим" - прорыв, идея совершенно авантюрная. Он этим проектом прощупывает, что можно делать дальше.

-- Ощущаешь ли ты себя властителем дум?

-- Пусть им будет Владимир Соловьев, а я - властитель настроений. Ни похвальба, ни критика не важны для меня так, как отзыв: "Пришла на работу, включила компьютер, прочитала вас - на душе стало хорошо". На мою колонку "Жизнь впопыхах" одна женщина написала такой комментарий: "Мой муж выбирал между продолжением ремонта и поездкой в Египет, склонялся к ремонту. Я распечатала ему вашу колонку, и мы поехали в Египет, спасибо вам". Нет, я не властитель дум. Властитель отношения к жизни. Рад формировать настроение, и пусть на день, но оно станет светлее.

Олеся ГОРЮК

Комментарии
Комментариев пока нет