Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

После беды

05.06.2001
Как жить, когда обстоятельства сильнее нас?

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

На белом свете обитает горе. Много горя. На всех хватает. А иным - с перебором.
Как жить, если пришло горе? Как принять его?

Верующие люди говорят, что Бог наделяет страданиями тех, кого любит.

Как жить, когда обстоятельства сильнее нас?

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

На белом свете обитает горе. Много горя. На всех хватает. А иным - с перебором.

Как жить, если пришло горе? Как принять его?

Верующие люди говорят, что Бог наделяет страданиями тех, кого любит. Может быть, в этом парадоксе что-то и есть. Я ненавижу страдание, когда оно здесь, но после его ухода не могу не признать, что оно меня изменило, что душа моя стала легкой, как пух, и чистой, как родниковая вода.

Знаешь ли ты, здоровый сильный мужчина, набирающий жизненную высоту, как тебе жить, если, не дай Бог, вдруг рухнешь, будто в пропасть, в беду и станешь инвалидом, прикованным к постели? Само собой, тебе не избежать душных ночей, тяжелых раздумий, то полной отрешенности, то приступов истерики, обид на судьбу (за что такая жестокая несправедливость?), тебе не раз придется упираться в холодные тупиковые стены, глохнуть в пещерах полного одиночества, ловить отсвет слабых надежд, отчаиваться в зубовном скрежете безысходности, наливаться удушающей злостью на все и всех, обманываться снами, в которых ты, как прежде, здоров и силен: Этого, как простудного жара, не избежать. Но потом:Как жить потом?

Кто как. Кто-то пнем долго и нудно измочаливается в труху. Кто-то находит свою новую, пусть и скромную нишу. Кто-то объявит себя не иначе, как Спасителем мира.

В тот июньский день Петр Алексеевич (имя изменено, а город не называю) торопился в пионерский лагерь и попросил соседа подбросить его туда на мотоцикле. Когда набрали скорость, уже за городом, откуда ни возьмись, поперек выскочила "Нива". Бампером Петру Алексеевичу раздробило и почти перерубило ногу. Три дня не выходил он из комы. А на выходе из забытья случился инсульт - отнялась рука. Так вчерашний прораб сразу лишился ноги и руки. И еще много-много чего другого.

Ничего не оставалось, как лежать и думать. А когда долго лежишь и думаешь, до чего-нибудь додумаешься. Додумался и Петр Алексеевич.

-- И вот будто лежу я, лежу и вдруг - темнота. И будто через меня какие-то потоки. И будто выпрямляюсь я по высоте луча. Потом слышу крики типа "центр Земли, центр Земли" : Я боковым зрением кошу и вижу: будто шарик торчит, светящийся. И на фоне шарика вижу: стою на краю дороги, на которой разбился. Я наклоняюсь к шарику и тут - страшный треск, будто земля раскололась. Я лихо распрямляюсь, поднимаю над собой гирлянду молний и вижу вокруг себя толпу монахов. Я их осветил молнией. Но тут свет гаснет, и я очнулся, вышел из комы. Вот так.

-- И что все это значит?

-- Я понял, что в состоянии комы я был на какой-то высоте. А поскольку я служил в космических войсках, то, думаю, дай-ка я высчитаю высоту.

-- И что?

-- Когда человек находится в коме, ментальное тело маленько отделяется. Я вроде никуда не улетал, я лежал на кровати. Просто моя аура по вертикали сжалась под ноль, осталась одна ось, несущая чистота. Короче, я побывал на седьмой сфере, а известно, что ее не проходил еще никто, кроме будто бы Магомета.

-- Хорошо, вы поднялись до седьмой сферы - и что?

-- На меня вышла одна ясновидящая. Мы с ней работали на заводе. О ней говорили, что у нее не все дома. А, оказывается, она ясновидящая. И она меня вычислила. Звонит мне и говорит: "Петр Алексеевич, учтите, на вас сошлась вся карма Урала и Сибири". А когда пришла проведать, сказала: "У тебя вокруг головы типа зарево красное". Потом она как-то звонит и говорит, что не имеет права со мной встречаться. Почему это? А потому, что я выше всех. Там тоже иерархия.

-- А вы не ясновидящий?

-- Нет, я яснодумающий. Правда, есть и элемент ясновидения. Стена над моей койкой, как видите, облеплена портретами из журналов. Но здесь есть один портрет, который никто, кроме меня, не видит.

-- И кто там?

-- Человек.

-- Какой?

-- Женщина:

Наверное, есть некая прямая дороженька в мистику. Пока ты здоров и ощущаешь себя хозяином своей судьбы, Елена Блаватская тебе не нужна. И тебе не до твоей ауры. И жизнь после смерти тебя мало интересует. И портреты библейских женщин тебе не мерещатся, пока тебе доступны реальные женщины. Но когда ты сбит с пути и бессильный лежишь на обочине, когда, сколько ни думай, не вернуть себя прежнего, тогда и одолевают тебя иллюзии мистицизма. Когда у тебя не остается никаких козырей, козырем становится сама твоя беда. В ней ты ищешь и находишь свою судьбу, свое предназначение и спасение. Оказывается, твое страдание было ниспослано тебе не зря, оно-то и поднимет тебя аж до седьмой сферы, так высоко, как не восходил еще никто. Своим горем ты как раз и интересен. В нем отныне твой смысл. Мистика, она не оставляет тебя на каком-то скромном месте в жизни, она в своем полете не знает границ. И ты уже не слабее тех, с ногами и руками, которые суетятся за окном, и даже не ровня им, а выше, ты - их Спаситель.

-- Петр Алексеевич, вы считаете, что:

-- Я считаю, что у меня "третий глаз". То есть мой мозг находится в состоянии "третий глаз".

-- Из-за аварии у вас появилось знание, недоступное другим?

-- Так точно.

-- И у вас появились новые способности?

-- Я могу различать, где истина и где ложь. Мой талант - отделять зерна от плевел. Это те знания, в которых нуждается уставшее человечество. Несколько лет назад я попросил медиков сделать снимок моего мозга. В областной больнице мой мозг смотрели на компьютерном тамографе. Я думаю, что если ученым, которые занимаются биокосмосом, дать снимки моего мозга, то они поймут, что на той высоте делать нечего, сгорит ткань.

-- На какой, однако, высоте?

-- На высоте седьмой сферы.

-- Это сколько?

-- Миллион километров. Там кончается аура Земли. Правильно говорил академик Раушенбах, полеты на Марс невозможны. За аурой Земли гибнет все живое.

Покалеченное тело способно покалечить и душу. Беда не заканчивается выпиской из больницы, она продолжается неделями и месяцами раздумий, нудно упирающихся в дневной или ночной потолок. Психика испытывается напряжением, на которое она, может быть, не рассчитана. Изнурительная душевная работа напрочь перекраивает и глубоко перепахивает человека. Не так ли? Может показаться, что от него, от прежнего, мало что осталось. Беда меняет его. Да? Но меняет или выявляет?

Легко сказать: став калекой, не теряй оптимизма. Прости все судьбе. Будь внимательным и добрым к близким тебе людям, которых ты, вольно или невольно, заставляешь делить свою беду едва ли не пополам, не мсти им, невинным, за свое несчастье, а веди себя так, будто его и нет. Не дай распоясаться своему эгоизму. Найди в себе силу подавить обиду, умей быть полезным хотя бы в какой-то мелочи, не жди, чтобы тебя поддерживали, а старайся поддержать их, живущих с тобой рядом. Не замыкайся, а открывайся. Улыбайся, а не застилай лицо всемирной скорбью: Да, сказать так - до беды - легко. А после беды - что?

-- Что же вы хотите, Петр Алексеевич?

-- Понимаете, пока я живой, мне надо свои знания отдать людям. Это архиважно. Представьте, что мы обнародуем расшифровку Откровения Иоанна - это же как минимум Нобелевская премия. А если люди узнают, что на Южном Урале расшифрован Апокалипсис? Это огромной ценности открытие. А тайна трех семерок, о которой говорили еще Рерихи и Блаватская?

-- Петр Алексеевич, вы человек верующий?

-- Я человек знающий.

-- И в партию в свое время вступали?

-- Обязательно.

-- И были атеистом?

-- Я был себе на уме. А в коммунизм верил искренно. Я тринадцать лет был на комсомольской работе. А после ЧПИ работал в строительстве.

Обычно мы суеверно уходим от этого вопроса: а если не он, а я? Не хотим заранее травить душу. И то верно: без беды живи безбедно. И все-таки: что, если не он, а я? Как изменит меня несчастье? Сколько оставит от человека? Сколько отнимет тела, столько и души?

Наверное, тщетно готовить себя к беде. Все равно не подготовиться. Каков есть, таков и есть. Как жил до, так будешь жить и после. Конечно, не без потерь. Уж слишком сильное потрясение. Уж очень крут поворот. На первом витке, пожалуй, нельзя не сорваться с тормозов. Всякий сорвется. А потом, когда беда отойдет, отступит? Не зарекайся, что хватит сил отречься от жалости к самому себе, от мысли, что ты самый несчастный, что ты в отчаянии, что страдания твои безутешны, что тебе легче умереть, чем жить.

Вспомнился случай, кем-то рассказанный мне. После Победы летом 45-го эшелон развозил по домам победителей. И на одной из станций бравый офицер, лейтенант или капитан, молодой, красивый, непокалеченный, вся грудь в орденах и медалях, угодил ногами под колеса поезда. Шумный вокзал в каком-то оцепенении смотрел, как офицер отполз от полотна, опираясь на локти, осмотрел себя и сделал то, чего никто не ждал: выхватил пистолет и застрелился.

Я не знаю, как жить после беды. Наверное, все-таки идти от себя к людям, а не от них - к себе. n

Комментарии
Комментариев пока нет