Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Выстрел

06.06.2001

Я один. Один давно. С тех самых пор, как раздался выстрел. Сначала я ничего не понял: мне было только пять лет. Я взял отцовское ружье, направил его на брата - и вдруг раздался этот выстрел.

Я один. Один давно. С тех самых пор, как раздался выстрел. Сначала я ничего не понял: мне было только пять лет. Я взял отцовское ружье, направил его на брата - и вдруг раздался этот выстрел. Никогда прежде ружье в моих руках не стреляло. Я забыл, что на этот раз вставил в него украденный у отца патрон. Брат пошатнулся и рухнул у моих ног. Я засмеялся, думал, что он играет со мною, как прежде.

Прибежала мать - дико и страшно закричала. Вбежал отец - побелел, как снег.

Потом были похороны, на которые собрался весь поселок. Семилетнего брата закопали в землю. Не стало больше Сережки, которого я любил больше всех. Который был мне примером во всем.

А потом на меня стали показывать пальцами: "Вот этот убил своего родного брата!" Мальчишки, в их числе и мои прежние друзья, стаей гонялись за мной с камнями: "Убивец! Убивец! Убил брата!" И град камней сыпался на меня.

Я остался один. Не стало брата - моего старшего друга и защитника. Мальчишки больше не водились со мной. Даже мать отдалилась от меня. Не гладила, не ласкала, утешительных слов не говорила. Только отец держал меня за руку: "Ты не виноват! Ты не знал, что так будет! Забудь!" - говорил он мне.

Сам начал договариваться о переезде в другой конец страны - подальше от этого поселка, ставшего страшным для нас всех. Но прежде, чем отец договорился о новом месте работы, прежде, чем мы собрались, прошли долгие и страшные для меня месяцы. Никто из ребят со мною не разговаривал. Если я входил в круг играющих - круг рассыпался, и я оставался один.

Если вдруг подходил к взрослым - они мигом смолкали.

Наконец, мы приехали на Урал. Никто не знал о нашем несчастье. Но по ночам я часто с криком вскакивал с кровати, прыгал на диван, на комод, карабкался на шкаф и слышал крики: "Убивец! Убивец!"

Мать пыталась иметь еще одного сына. Но он жил лишь месяца четыре. Здоровье ее было подорвано. Она тосковала, болела, потом умерла. Отец замкнулся, стал угрюм, молчалив.

Я жил один, старался никому не показываться на глаза. Сидел где-нибудь в уголке комнаты и читал. В сердце была непомерная вина: я убил брата, этим убил маму, я - причина всех несчастий!

Будь я чуть постарше - справился бы с этой бедой, вынес бы себе праведный приговор: "Ты не виновен, это несчастье!" Я не справился.

"Ты почему такой? - спрашивала учительница, когда я отказывался от всех праздников, утренников, занятий в кружках. - Учишься лучше всех. Читаешь больше других. Что тебя так крепко ударило?"

Я молчал. Она решила, что всему причиной смерть матери.

Шли годы. Много размышлял я о смерти, о войне. О том, как много там убивают. Каждый должен, вынужден убивать. А потом живет и забывает. Конечно, убитые на войне не родные братья - враги. Но все равно люди.

"Снятся по ночам?" - спрашивал иногда у старых солдат. "Долго снились. Лица, глаза, крики: Целые десятилетия. Отошло:"

И у меня отошло. Но характер сформировался. Сердце омертвело - слишком рано. И не вобрало ни капли тепла, понимания, сочувствия. Потому и с женой у меня не получилось. При первой же ссоре она закричала: "Убийца! Ты по характеру убийца!" И это единственный человек, которому я доверил свою беду.

В Чечне мальчишки 9-13 лет берут в руки оружие. И убивают. С каждым выстрелом сердца их каменеют.

И это несчастные люди - у них сломанные судьбы. Часто думаю о детях на войне. И сердце наполняется болью.

Сколько горечи на земле, сколько непонимания, бед. Надо что-то делать, чтобы это море горя обмелело.

И. Андреев.

Комментарии
Комментариев пока нет