Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Бомжи" в погонах

27.05.2008
Семьи военных пенсионеров просят помощи у президента Дмитрия Медведева

Марина Клайн
Троицк

Рассказывать без слез о своей жизни жена военного пенсионера Людмила Силина не может. На протяжении 15 лет ее семья борется то за нормальные коммунальные условия, то за получение положенного им по закону жилья и право встать в очередь на получение государственного жилищного сертификата, чтобы отселиться из военного городка. Аналогичная ситуация и у Татьяны Костиной, дочери военного пенсионера. Доведенные до отчаяния, измученные безразличием военных чиновников женщины написали письмо Президенту России Дмитрию Медведеву.

Дом, которого нет
Пройти на территорию закрытого военного городка, где дислоцируется поисково-спасательная вертолетная база, особого труда не составило.

Семьи военных пенсионеров просят помощи у президента Дмитрия Медведева

Марина Клайн

Троицк

Рассказывать без слез о своей жизни жена военного пенсионера Людмила Силина не может. На протяжении 15 лет ее семья борется то за нормальные коммунальные условия, то за получение положенного им по закону жилья и право встать в очередь на получение государственного жилищного сертификата, чтобы отселиться из военного городка. Аналогичная ситуация и у Татьяны Костиной, дочери военного пенсионера. Доведенные до отчаяния, измученные безразличием военных чиновников женщины написали письмо Президенту России Дмитрию Медведеву.

Дом, которого нет

Пройти на территорию закрытого военного городка, где дислоцируется поисково-спасательная вертолетная база, особого труда не составило. Дежурившие на КПП военные даже не спросили, куда и зачем я иду.

-- Только не говорите, что вы из газеты, - предупредила меня заранее Людмила Силина. - Как-то к нам хотели журналисты с телевидения приехать, так их не пустили. Как и сотрудников санэпидстанции, которых мы вызывали.

Серая блочная пятиэтажка, в которой проживают Силины, на первый взгляд, самый приличный дом в военном городке. Правда, сразу бросается в глаза, что на месте детской площадки - пустырь, на котором одно-единственное сооружение, что-то наподобие грибка. Чуть дальше - мусорные баки, возле которых лежат с зимы пожелтевшие елки и прочий скопившийся мусор. В подъезде обшарпанные стены, сыплется штукатурка, грязно. По всей видимости, капитального ремонта в этом доме давненько не было.

-- Да о чем можно говорить, если наш дом построен в 1992 году с большими нарушениями. Документов на него за все время проживания мы в глаза не видели. Нет ни актов о сдаче его в эксплуатацию, ни технической документации, - с возмущением рассказывает Силина. - По нашему запросу пришел ответ из БТИ, что документы на наш дом отсутствуют. И никому до этого нет дела.

Как только в 1993 году Силины вместе с двумя детьми въехали в трехкомнатную квартиру в этом злополучном доме, начались их мучения. Первую же зиму они пережили, можно сказать, без отопления и горячей воды. Постоянно из-за перегрузок отключалась электроэнергия, люди оставались не только холодными, но и голодными. И когда Людмила поняла, что решением этих проблем в военном городке никто заниматься не собирается, начала сама бороться за нормальную жизнь. С завидным упорством вот уже более 10 лет она пишет письма в различные инстанции, неоднократно обращалась в суд, в военную прокуратуру, но все безрезультатно. Правда, года два назад добилась-таки прокурорской проверки, в ходе которой установили, что низкая температура теплоносителей связана с плохим качеством угля, завезенного для местной котельной. Но как с этими выводами согласиться: разве можно завозить плохой уголь 12 лет подряд?

В начале 2000 года семья Силиных оформила документы на получение государственного жилищного сертификата. Однако спустя четыре года неожиданно выяснилось, что их очередь была аннулирована еще в 2002 году. Дальше - больше. Как оказалось, документы на подтверждение очереди, которые необходимо переоформлять ежегодно, Челябинская квартирно-эксплутационная часть (КЭЧ) и руководство военного городка в Троицке не довели вовремя до Самарской КЭЧ, где формируются списки на получение жилищных сертификатов Приволжско-Уральского округа. Силиных даже не предупредили о том, что их очередь аннулирована.

-- Получается, мой муж, ныне майор запаса, ветеран Вооруженных сил честно прослужил в армии 25 календарных лет. А выйдя на пенсию, остался без собственного жилья, - с негодованием говорит Людмила. - Да, у нас трехкомнатная квартира, но она служебная. Ни продать, ни поменять мы ее не можем. Выходит, вынуждены жить в военном городке до скончания дней?

"Живем, как в свинарнике!"

Инвалид второй группы Татьяна Костина, дочь военного пенсионера Юрия Ситнова, написала в письме к Дмитрию Медведеву: "2008 год - Год семьи. У нас тоже семья, состоящая из шести человек. И все мы проживаем в служебной двухкомнатной квартире на 40 квадратах. Я же не прошу милостыню, не прошу денежной помощи, я прошу дать то, что полагается нам по закону. Владимир Путин очень хорошо сказал, что российские офицеры, пенсионеры, инвалиды должны жить достойно. Мы и живем "достойно" - в свинарнике".

А по-другому дом N 90 в этом военном городке назвать нельзя. Построен он в 1956 году, капитального ремонта не было. Канализация стекает прямо в подвал, фекалии - в подъезд. В квартире постоянная сырость, осыпается штукатурка, на стенах грибок и плесень. Комары, мокрицы, тараканы не выводятся никакими средствами. Из-за сырости и тяжелого, спертого воздуха находиться в квартире более 10 минут с непривычки невозможно. Одним словом, условия, в которых живут люди, не отвечают никаким санитарным требованиям.

-- Я не знаю, что делать и где искать помощи. Нас не хотят услышать военные бюрократы, и эту глухую стену не пробьешь. Остается один шаг - объявить голодовку. И я рискну пойти на это, если дело с получением сертификатов не сдвинется с мертвой точки, - категорично заявляет Татьяна. - Меня возмущает, почему списки очередников аннулированы, по какому приказу? И почему нас не известили об этом? Понятно, что сертификаты выдают в первую очередь действующим военнослужащим, а на военных пенсионеров, в том числе и на моего отца, махнули рукой. А ведь он отслужил 20 календарных лет и был уволен по сокращению штатов.

Советуют набраться терпения

Людмила Силина и Татьяна Костина показывают мне две довольно внушительные папки, в которых насчитывается уже более ста листов различных ответов, среди которых в большинстве своем отписки, мол, письмо получено и направлено для рассмотрения. Одна из них пришла недавно от Самарской КЭЧ за подписью подполковника А. Кулемина: "Ваше обращение по вопросу отселения из закрытого военного городка путем предоставления государственного жилищного сертификата рассмотрено. Сообщаю Вам, что в 2008 году планируется дополнительное выделение лимитов для решения жилищного вопроса граждан, подлежащих отселению из закрытых военных городков. При поступлении лимитов Ваш жилищный вопрос будет решен. Также сообщаю Вам, что в связи с введением в действие новой подпрограммы "ГСЖ" все списки кандидатов на получение ГСЖ, поступившие ранее в рамках федеральной программы, аннулированы".

Чтобы прояснить ситуацию, я позвонила Сергею Прохорову, начальнику жилгруппы Самарского квартирно-эксплутационного отдела. Сергей Владимирович ответил, что всему виной недостаточное финансирование.

-- Одной из самых острых проблем в реализации президентской программы "Государственные жилищные сертификаты" является недостаточное выделение сертификатов для отселения военных пенсионеров и граждан из закрытых военных городков. В первую очередь ГСЖ получают военнослужащие и увольняемые с военной службы в настоящее время, - сообщил Прохоров. - Что касается конкретно семей Силина и Ситнова, то им остается набраться терпения и ждать. Надежда на получение сертификата есть.

Когда материал готовился к печати, была получена очередная отписка от помощника военного прокурора Самарского гарнизона подполковника юстиции А. Редкова: "В ходе проверки, проведенной в Самарской КЭЧ района, установлено, что в 2008 году получены 7 семь государственных жилищных сертификатов военнослужащими, уволенными и увольняемыми с военной службы, в том числе и подлежащими отселению из закрытого военного городка. Лимит по ГЖС от глав квартирно-эксплуатационного управления на 2008 год определен на Самарский гарнизон в количестве 8 сертификатов". О семье Силиных и Ситнова в этом письме ни слова, хотя в запросе Минобороны фигурировали их фамилии:

170 тысяч офицеров, служащих в войсках Минобороны, не имеют сегодня квартир.

Не менее 20 тысяч военных останутся в очереди на жилплощадь к 2010 году, даже если будут выполнены все программы по строительству жилья для военнослужащих. Еще более 40 тысяч военных

пенсионеров будут ждать отселения из закрытых военных городков.В президентской программе

"Государственные жилищные сертификаты" имеют право участвовать военнослужащие, увольняемые с военной службы по состоянию здоровья, не имеющие жилых помещений для постоянного проживания на территории России и за ее пределами, признанные в установленном законом порядке нуждающимися в улучшении жилищных условий.

Комментарии
Комментариев пока нет