Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Списали вместе с домом

28.05.2008
В Карабаше жильцов старой двухэтажки сделали бомжами

Татьяна МУШТАТОВА
Карабаш

В корпункт "Челябки" в Карабаше обратилась жительница города Елена Поташова. Едва сдерживая слезы, она рассказала, как по вине местных властей в одночасье стала бомжем. Двухэтажный деревянный дом N 28 на улице Пятилетка, в котором она проживала с детьми с 1986 года, разобрали и увезли в неизвестном направлении.

Бомжи поневоле
Здание, не имевшее элементарных удобств, с печным отоплением и дырявой крышей, давно числилось ветхо-аварийным, но прописанным в этом доме жильцам ничего взамен не предлагали и отселять в другие квартиры не спешили. Квартиросъемщики терпели до последнего.

В Карабаше жильцов старой двухэтажки сделали бомжами

Татьяна МУШТАТОВА

Карабаш

В корпункт "Челябки" в Карабаше обратилась жительница города Елена Поташова. Едва сдерживая слезы, она рассказала, как по вине местных властей в одночасье стала бомжем. Двухэтажный деревянный дом N 28 на улице Пятилетка, в котором она проживала с детьми с 1986 года, разобрали и увезли в неизвестном направлении.

Бомжи поневоле

Здание, не имевшее элементарных удобств, с печным отоплением и дырявой крышей, давно числилось ветхо-аварийным, но прописанным в этом доме жильцам ничего взамен не предлагали и отселять в другие квартиры не спешили. Квартиросъемщики терпели до последнего. Но после того как зимой перемерзла водоразборная колонка, а водовозка ездить перестала, даже самые стойкие начали перебираться на съемные квартиры или к родственникам.

Елена в очереди на получение жилья стояла почти 20 лет: сначала по месту работы, потом в льготной, так как один из сыновей имел группу инвалидности, затем ее семью вновь перевели в общий список. Но время шло, многие соседи и сослуживцы получали благоустроенные квартиры, а семья Елены Петровны жила надеждами, что когда-нибудь тоже справит новоселье.

Купить новую квартиру для нее нереально, а в старой жить было невозможно. Пришлось снимать жилье. Как и остальные соседи, выписываться из квартиры она не стала и коммунальные платежи аккуратно оплачивала.

Кроме Елены Поташовой в такой же ситуации оказались и другие жильцы злополучного дома - всего 12 человек. Они регулярно наведывались в свои квартиры, в которых у многих оставались мебель и домашние вещи, а возле дома имелись гаражи и даже огородные грядки.

Дом увезли, а жильцов оставили

Гром грянул в апреле, когда неизвестные люди начали разбирать крышу, а затем и стены дома. На вопросы жильцов отвечали: дом сносят по решению администрации, а дальнейшая судьба прописанных здесь людей их не касается.

Елена Поташова кинулась по инстанциям. Написала заявление о чинимом беспределе главе городского округа М. Дзугаеву, и.о. директора МУП "УК ЖКХ" А. Микрюкову, обратилась к чиновникам администрации, ведающим жилфондом и вопросами ЖКХ. Однако вразумительного ответа на вопрос о том, есть ли документы на снос дома и почему прописанным в нем не предоставили другой жилплощади, женщине никто не дал. Более того, ее же и обвинили: не сохранила муниципальный дом! Видимо, работники карабашской мэрии слабовато знают российские законы, потому что Жилищный кодекс РФ возлагает обязанность по сохранению муниципального жилья и его соответствию санитарным и техническим нормам именно на органы местного самоуправления. По тому же закону при сносе дома местные власти обязаны предоставить жильцам другое благоустроенное помещение. Однако людей оставили без крыши над головой с одним только штампом в паспорте.

Дом разобрали за две-три недели

Вместе с Еленой Петровной корреспондент "ЧР" побывал на месте событий. От двухэтажного строения остались только фундамент, кучи строительного мусора и штабель подготовленного к отправке деревянного бруса. Здесь же копошился бывший сосед Елены - 75-летний Василий Журавлев. По его словам, дом разобрали за две-три недели.

-- У меня и мебель в квартире оставалась, и стройматериалы в гараже, но все исчезло, - сетует старик. - Просил, чтобы огород мой возле дома не затоптали, да где там! Все мусором завалили, теперь на грузовых машинах по нему ездят. В этом доме больше 50 лет прожил, всю жизнь трудился на шахте, а нормального угла себе, выходит, не заработал. Остался бомжем на старости лет, хорошо, сын приютил.

А где же наши гуманные законы, органы, призванные защищать интересы российских граждан, если один чиновник росчерком пера может лишить крова 12 горожан? Елена Поташова и ее соседи намерены отстаивать свои права в суде. Другого выхода у них просто нет.

В прокуратуре Карабаша нам сообщили: к ним поступило заявление Е. Поташовой о нарушении ее права на жилище. В ближайшее время следственными органами будет проведена проверка.

Снос ветхо-аварийного жилья без расселения жильцов в Карабаше уже практиковался. Недавно обитательница снесенного дома, оставшаяся по вине местных властей без крыши над головой, выиграла суд по защите своих прав. По решению суда администрация Карабаша выплатит ей компенсацию за непредоставленное жилье.

Кстати, на прошлой неделе информагентство "РИА-Медео" распространило известие о том, что в Приморском крае главу города Уссурийска привлекли к уголовной ответственности по ст. 286 ч. 2 УК РФ. Он подписал постановление о сносе жилого дома без принятия в установленном порядке решения о выселении из него жильцов. Теперь уссурийский мэр может на семь лет лишиться свободы.

Комментарии
Комментариев пока нет