Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Три вопроса о частной жизни

06.06.2001
Вардкес Авакян

Всю жизнь он рубит и рубит мрамор - его путь устлан каменной, словно звездной, россыпью. Свойства камня, которому он верен с юности, стали чертами самого художника: благородство, холодноватая сдержанность, глубина. Горячая, страстная натура армянина прорывается лишь в работах - его резец делает камень теплым, дышащим, живым. "Иной раз мне кажется: кому еще по силам так любить людей, как люблю их я?"
Его Курчатов открывает главный проспект Челябинска. Его Прокофьев занял место Первопроходца на просторном берегу Миасса.

Вардкес Авакян

Всю жизнь он рубит и рубит мрамор - его путь устлан каменной, словно звездной, россыпью. Свойства камня, которому он верен с юности, стали чертами самого художника: благородство, холодноватая сдержанность, глубина. Горячая, страстная натура армянина прорывается лишь в работах - его резец делает камень теплым, дышащим, живым. "Иной раз мне кажется: кому еще по силам так любить людей, как люблю их я?"

Его Курчатов открывает главный проспект Челябинска. Его Прокофьев занял место Первопроходца на просторном берегу Миасса. Его работами гордятся музеи, театры, вузы. За плечами персональные выставки, где среди 50 скульптур нет ни одной случайной. Посмотреть дивных женщин Авакяна - десятки мраморов - приводят самых именитых гостей.

Авакян признан. И забыт на самой вершине успеха. Иначе разве б мог уж который год стоять в мастерской такой Пушкин? Пылился бы здесь Есенин с обрубленной, как жизнь поэта, березой? Не востребована и танцовщица в ниспадающих складками одеждах, словно застывшая музыка, само движение. Рядом изящная девичья фигурка под льющимися мраморными струями. А вот трагическая композиция: бог смерти Танатос печально взирает на поверженного Икара. Но даже она полна покоя, приятия жизни.

Десяткам этих великолепных фигур тесно в мастерской. Они толпятся по углам, прикрытые мешковиной, не спасающей от пыли. Почему нельзя выставить их, открыть для глаз челябинцев? Неужели не заслужил этого мастер, 45-й год работающий для города, ставшего ему второй родиной? Но Авакян не умеет обивать пороги, ходить с протянутой рукой. Да и к своей "звездности" он относится с улыбкой:

-- Если вдруг тебе показалось, что ты лучший художник современности, оглянись назад. У тебя за плечами - Мурр, Канова, Роден, Микеланджело:

1. Что вы вкладываете в понятие "мой дом"?

2. В своей частной жизни вы плывете по течению или целенаправленно выстраиваете ее?

3. Вы вырастили сыновей, которыми можно гордиться, у вас подрастают внуки. Что вы считаете главным в воспитании мужчины?

-- Мой дом? В мастерской, конечно. Родные привыкли, что здесь я с утра до позднего вечера. Моя работа счастливо сочетает труд умственный и физический. Причем какой! Бывает, пока рубишь, трижды переоденешься, одежду - хоть выжимай. Так что при такой работе ни зарядки, ни разрядки, ни хобби никаких не надо, да и быть не может - одна она на всю жизнь. Младший сын приходит рубить мрамор: "Папа, я так лучше себя чувствую!"

И когда уезжаю в Москву, в Ереван, надолго расстаюсь со своими работами, они потом встречают меня словно обиженные.

-- У меня всегда была цель в жизни. Из Еревана я приехал в Челябинск, чтобы быть ближе к мрамору. С тех пор куда и кто только меня не приглашал, каких предложений не делали - не люблю Москву, не мое это. Спрашивать художника о его цели в жизни - все равно, что выяснять у соловья, зачем он поет.

Другое дело: мне бы хотелось видеть, как с каждым годом хорошеет наш город, становится менее провинциальным, интеллигентным. И мне еще по силам участвовать в этом, дарить людям красоту.

-- Наверное, труд, пример отцов. Сам я до 17 лет рос в глухой деревне, где потоки низвергаются с гор, где добыть кусок хлеба с отвоеванного у природы клочка земли - тяжкий труд. В 11 лет, в войну, ходил за плугом. Отец мой, первый раз приехав в Челябинск, поражался: "Как это, картошку не поливаете? В лесу, меж берез, не косите? В таком месте стыдно жить бедно!"

Вот и старший сын мой, строитель, работает, как и я, от зари дотемна. В саду домик строили, я его никак не мог заставить отдохнуть: "Этому ты меня, папа, не научил, не умею".

Подрастают внуки: Андронику - 11, Артуру - 14. Они занимаются плаванием, конным спортом в парке. У нас не хватает времени, и потому с бабушкой ездят они на рыбалку. Дети должны быть все время заняты, в этом я убежден.

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Комментарии
Комментариев пока нет