Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вся королевская рать

07.06.2008
Челябинка Раиса Камшилова выполнила профессиональный долг, сделав собственный перевод книги бывшего дворецкого принцессы Дианы

Раиса Камшилова сейчас на пенсии, в недавнем прошлом - доцент, преподавала английский язык, у нее большой стаж вузовского педагога. Принцесса Диана всегда вызывала у нее большой интерес и симпатию. Когда внучка мужа, живущая сейчас в Лондоне, несколько лет назад привезла ей оттуда в подарок только что изданную книгу Пола Баррелла "A Royal duty", Раиса Ивановна с упоением прочла ее. Прониклась и к автору глубокой симпатией. Опубликовала две статьи по книге в научном сборнике.

Челябинка Раиса Камшилова выполнила профессиональный долг, сделав собственный перевод книги бывшего дворецкого принцессы Дианы

Раиса Камшилова сейчас на пенсии, в недавнем прошлом - доцент, преподавала английский язык, у нее большой стаж вузовского педагога. Принцесса Диана всегда вызывала у нее большой интерес и симпатию. Когда внучка мужа, живущая сейчас в Лондоне, несколько лет назад привезла ей оттуда в подарок только что изданную книгу Пола Баррелла "A Royal duty", Раиса Ивановна с упоением прочла ее. Прониклась и к автору глубокой симпатией. Опубликовала две статьи по книге в научном сборнике. Познакомила с книгой своих студентов, и они сыграли отрывок из нее накануне католического Рождества, с которым королева традиционно поздравляет весь свой служебный персонал.

А потом в жизни Раисы Ивановны было много грустного. Похоронила мужа. Ушла с работы. Лучшее средство от печали - занять себя делом. И она села за пишущую машинку. 400-страничный текст книги перевела за год.

Как я и предполагала, Раиса Ивановна не знала о том, что книга эта (мировой бестселлер!) уже переведена на русский язык. Она есть в моей домашней библиотеке, я принесла ее с собой, переживая, что разочарую собеседницу. Раиса Ивановна и впрямь разволновалась. Но дала понять: если бы и знала о переводе, не отказалась бы от своей затеи. Это для нее не просто труд, а прежде всего работа души. Никаких далеко идущих планов автор нового перевода не вынашивала. Ее захватило содержание, она погрузилась в мир чужеземных, но вовсе не чуждых любой нации и любому сословию страстей.

Автор не знает, как сложится судьба ее детища. Но оно уже увидело свет, пусть пока и в одном экземпляре. И Раиса Ивановна размышляет по поводу пережитых ею чувств.

Запонки для дворецкого

-- Вышедшее в России издание озаглавлено "Королевский долг", а по моей версии - "На королевской службе". Ведь человеком долга выступает не только королева, но и автор книги. Он не предал ни королеву, ни тем более принцессу. У Пола хранилось очень много различных документов, переданных ему Дианой. За ними охотились сотрудники Скотланд-Ярда. А чтобы отвлечь внимание от истинного интереса, сосредоточились на предметах, обнаруженных у Баррелла. Ему вменяли кражу более 400 вещиц (домашние безделушки, ювелирные изделия в виде часов, заколок для галстука), якобы дворецкий обокрал свою хозяйку. Наглая ложь! Диана сама их ему отдала. Была щедрой, часто и другие слуги получали от нее подарки просто так, без повода. Диана много занималась благотворительностью, а Баррелл сопровождал ее в миссионерских поездках. Пол описывает случай, когда принцесса прямо на улице раздавала проституткам наряды из своего гардероба. Дарила свои платья служанкам, продавала с аукциона, чтобы помочь деньгами нуждающимся.

Она не доверяла ни телефону, ни почте, ни Интернету, зная, что за ней следили. Однажды дала Барреллу поручение, и он помчался куда-то. Что за письма он увозил и куда? Неизвестно. Скотланд-Ярд искал именно такие документы. Но Пол не выдал свою хозяйку, даже когда его арестовали после ее трагической гибели. Он не предал королевскую семью, хотя от пережитого был на грани самоубийства. Друзья Дианы из ближайшего круга, которые выступили свидетелями в защиту Баррелла, тоже выполняли свой долг перед памятью принцессы.

Диана не была счастлива. Так и не удалось создать семью, которой ей не хватало еще в детстве. Родители ждали наследника, а родилась девочка. Материнской любви Диана не знала, воспитывал ее отец. Даже после гибели мать и сестры Дианы были жестоки по отношению к ней. Бесцеремонно разорили гнездышко принцессы, прибрав к рукам интимные письма, записки. Сестры растащили ее платья. Брат начал наживаться на памяти всенародной любимицы. Бесчеловечно. Распри между людьми одной социальной группы - нравственная сторона истории. Зато семья Спенсеров сплотилась в желании упечь Баррелла за решетку. Они унижали его. Сестра принцессы Сара высокомерно заявила: "Какое у дворецкого может быть имущество? Разве только запонки и рамки для фотографий". И небрежно сунула ему запонки. А он не взял.

Почему жадность и алчность одолевают и богатых, и бедных, независимо от нации? Видимо, все идет от воспитания, от нравственных принципов. Мне кажется, что нынешнее стремление к комфорту носит характер ненасытности и может погубить людей. Мало кто воспитывает в себе культуру потребления. И если мы говорим об оздоровлении общества, начинать надо с семьи. Возобновить русскую традицию дворянских гнезд хотя бы в самой простейшей форме. Чтобы старинные обычаи передавались от стариков к внукам. Без семейных традиций стране будет трудно. Вот такие мысли всколыхнула книга.

Диана, Чарльз и Доди

-- Ох, как я плакала, читая описание гибели в главе "Прощайте, Ваше королевское Высочество"! Баррелл первым полетел в Париж в сопровождении офицера охраны. Позаботился о ее макияже, захватив из спальни Дианы помаду и компактную пудру. Сопровождал в Лондон гроб с ее телом.

Но он описал и немало счастливых моментов из жизни "принцессы человеческих сердец". Отношения у них были необычные. "Уж не любовник ли он?" - могут предположить обыватели. Нет, конечно. Он и своей семье был предан. Но обожал Диану безмерно. Всегда был на ее стороне. Защищал ее мир. В период раздельного проживания принца и принцессы он был, по сути, слугой двух господ. Одна из глав книги так и называется: "Под перекрестным огнем".

А как Баррелл оберегал ее от мужчин! По мере возможности занимался "отбором", чтобы возле нее были только самые достойные. Диана не раз ему говорила: "Пусть все останется между нами". Она ему очень доверяла. Называла лучшей подружкой и сестричкой. И еще - "Ты моя скала".

Необычная она женщина! Мне нравятся ее душевность, благородное происхождение, воспитание. По натуре она бунтарка. Не могла мириться с ложью, двуличием. Однако вовсе не хотела, как полагают многие, устранения королевской власти, имела хорошие отношения с королевой Елизаветой. Но некоторые принципы воспитания детей Диана хотела изменить, не отступая при этом от королевских правил. Ей хотелось быть ближе к своим обожаемым сыновьям, самой их воспитывать, против чего возражали чиновники королевского дворца, которых она называла "серыми костюмами".

Она обожала и Чарльза. Страдала из-за неразделенной любви. Сколько могла, старалась не замечать его недостатков. Доди аль-Файед, судя по всему, был лишь увлечением. Его Диане, грубо говоря, подсунул отец-коммерсант, хотя у того была невеста. Мохаммеду аль-Файеду льстила такая престижная, знатная связь. По моему убеждению, вряд ли Диана любила Доди. Но он уделял ей очень много внимания, что ни одну женщину не оставит равнодушной. Ответом на ее увлечение был гнев "серых костюмов". Они ее всячески преследовали. Гибель принцессы - явно подстроенная акция.

Пол говорил в каком-то интервью, что у Дианы был возлюбленный, тоже мусульманин, талантливый хирург. Он ее бросил, и как бы в пику ему она закрутила роман с аль-Файедом. А все потому, что она не нашла счастья с мужем, которого любила. Решила обрубить концы и стала жертвой.

Джульетта без Ромео

-- Иногда задумываюсь: не случись трагедии, как у Дианы сложилась бы судьба? Планами на этот счет она делилась с Барреллом. Хотела поселиться в Австралии. Слетала, но ей там не понравилось: "Скучно". Наконец, решила: "Поеду в США". Уже подыскала виллу, которую выставила на продажу одна голливудская актриса. Возможно, в Штатах она, человек мятущийся, обрела бы покой.

Дело о гибели принцессы официально закрыли. Долго ли ее история будет волновать человечество? Трудно дать ответ. Понимаете, Джульетта есть, а где Ромео? Не получился, если смотреть в литературно-историческом плане. А людская память: кто ее знает. Было бы место, куда можно прийти и положить цветы, тогда память была бы крепче. Но и здесь с ней обошлись бесчеловечно, похоронив в отдалении.

Желтая пресса до сих пор копается в грязном белье: людей надо чем-то будоражить, а журналистам - зарабатывать деньги. А как охотно англичане восприняли женитьбу Чарльза! Правда, в последнее время в СМИ сообщают о их разладах с Камиллой. Супруги ругаются во всеуслышание, на глазах у прислуги. Любовниками быть проще: приехал-уехал. Куда сложнее нести крест семейной жизни.

Мне кажется, разрушается традиция ориентира на королевскую семью как на образец для подражания. Королева Елизавета - человек несвободный. Она была добра к Диане, хорошо приняла ее, когда та вошла в королевскую семью. Хотела, чтобы у принцессы с ее сыном сложился крепкий союз. Но королева не имеет права быть во власти эмоций еще и потому, что существование королевского двора обеспечивается государственной казной. Тем более что сейчас идет наступление на королевские привилегии. Оно выражается в том, что ей отказали в финансировании частного самолета и "плавучей дамы" - яхты "Британия".

Хочу встретиться с Барреллом

-- Замечу, что Баррелл не писатель и даже не литератор. Но у него удивительный слог, его книгу я прочла запоем и с наслаждением. А вот перевод давался нелегко, хотя испытала большое удовольствие, заново перечитывая книгу. Приходилось часто обращаться к словарю. Не потому, что не могу перевести то или иное слово, - нужно выбрать самое уместное и точное значение. Это довольно кропотливый труд. Понять содержание - одно, изложить его по-русски - совсем другое. Чтобы подобрать наиболее точные слова, начинаешь будоражить память. Вспоминаю, каким великолепным русским языком излагали свои мысли ученый Юрий Лотман, критик Владимир Лакшин, литературовед Ираклий Андроников, академик Дмитрий Лихачев. Почему бы нынешним телеведущим не взять их за образцы? А то ведь порой испытываешь стыд, слыша, как и что они говорят. Самой мне очень повезло с преподавательницей русcкого языка в Челябинском пед-институте, который я оканчивала. Она также заведовала литературной частью в театре драмы, а ее муж Рогозин работал актером. Это были "остатки" Малого театра, эвакуированного на время войны из Москвы в Челябинск. Она нас очень шпиговала на занятиях. У меня выработалась привычка: что бы ни читала или ни слушала, обращаю внимание на содержание, сочетание слов, которые выражают мысль. Этот навык помогал при переводе. В общем, учиться надо до самой старости.

Как опубликовать мою книгу, я пока не знаю. Но очень хочется, чтобы она дошла до людей. Мне жаль было расставаться с главным героем книги - ее автором. Хочу продлить это общение. 6 июня у Пола Баррелла день рождения, ему исполнится 50 лет. Я нашла адрес, написала ему письмо, рассказав о переводе. Надеюсь, Баррелл получит его. Он поселился на севере Англии в графстве Чешир после того, как его бесцеремонно вытолкали из фонда Дианы. Сейчас он живет в маленьком городке Форндон, его там все знают. Ну а самая моя заветная мечта - встретиться с ним. Не знаю, сбудется ли она, но без мечты жить скучно.

Лидия САДЧИКОВА

Пол Баррелл первый в истории Англии предложил читателям правдивый рассказ о жизни королевской семьи, которой он служил 21 год. Баррелла никто не учил светским манерам, общению с людьми, стоящими на более высокой социальной лестнице. Все познавал самостоятельно. Паренек из бедной шахтерской семьи, он попал на службу в 18 лет и сразу был назначен личным лакеем королевы Великобритании. В течение 10 лет всюду сопровождал ее. Потом стал дворецким принца Чарльза и принцессы Дианы. Сумел наладить уникальные отношения, которые Ее Высочество позже оценила словами: "Никто не был так близок моей семье, как вы".

Комментарии
Комментариев пока нет