Новости

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Фарфор - моя страсть

14.06.2008
Челябинск достоин быть украшенным произведением Елены Щетинкиной

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск
Адское терпение
Щетинкина живет в постоянном ожидании. При ее творче-ской реактивности фарфор делает невозможное: воспитывает, как она говорит, адское терпение. Между замыслом и воплощением может пройти до десятка лет, особенно теперь, когда многие фарфоровые предприятия лежат на боку. В СССР было 60 фарфоровых заводов, сегодня в России осталось только 6. Чем быстрее меняется мир, тем резче проявляется их пещерный, как свидетельствует художница, уровень.

Челябинск достоин быть украшенным произведением Елены Щетинкиной

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

Адское терпение

Щетинкина живет в постоянном ожидании. При ее творче-ской реактивности фарфор делает невозможное: воспитывает, как она говорит, адское терпение. Между замыслом и воплощением может пройти до десятка лет, особенно теперь, когда многие фарфоровые предприятия лежат на боку. В СССР было 60 фарфоровых заводов, сегодня в России осталось только 6. Чем быстрее меняется мир, тем резче проявляется их пещерный, как свидетельствует художница, уровень. Ее чистое сознание требует белого фарфора, а это сегодня уже сложная технологическая задача.

-- Представляете, я во сне вижу фарфоровый завод, - признается Елена Александровна. - Когда огонь гудит в туннельных печах - это для меня праздник. А вот затишье и безвременье не люблю. Господи, если бы у меня был заводик! - мечтательно закатывает она глаза. - С ума сойти.

Много лет назад Елена Щетинкина, получив художественное образование сначала в Казани, а потом в Москве, приехала на Южноуральский фарфоровый завод, чтобы "сделать ему лицо". Но в стране случились перемены, от которых он впал в "кому". Уверен, мало кто сегодня горит таким стремлением попасть на завод. Пусть он фарфоровый, но это настоящее производство, тяжелое и горячее в прямом смысле. А Щетинкина живет этими командировками. Последняя по времени была в город Асбест, где они вместе с другом и соратником Анатолием Соколовым мерзли несколько месяцев в общаге. Зато рядом рождался фарфор. Теперь тот заводик, похоже, разделил судьбу многих своих собратьев в России, и ездить нужно за границу. Куда-нибудь в Китай или в город Лимож, центр француз-ского фарфора.

"Во всех смыслах повалить"

Щетинкина, для которой безденежье - многолетняя привычка, говорит о загранице иначе, нежели наши туристы. Недавняя вылазка во Францию, организованная для российских художников, лишь подтвердила ее "гумилевское" отношение к Западу.

-- Французов раздражает наша энергичность. Они вальяжные. Никуда не спешат. В этом смысле мы для них опасны своей экспансивностью. Раньше я не ощущала патриотического настроя. Но когда начала выезжать за границу, поняла, что представляю собой не просто Щетинкину Елену, а русского художника: держать уровень и во всех смыслах их просто повалить. И это получается.

-- Зачем повалить-то, Елена Александровна?

-- А не знаю! На меня эта слегка подуставшая цивилизация действует только так. Вы тут прохлаждаетесь, а вот мы горы свернем! Я сейчас освоила Интернет, хочу поучаствовать в программе одного фонда. У них, на Западе, есть все - технологический уровень и так далее. А с идеями сложно. Зато у меня с идеями все в порядке. Ну подарю я им несколько идей, мне не жалко, а они, может, помогут мне с дорогой на завод.

Горшечники - искусники

-- Белое сияние фарфора обманчиво, - говорит Щетинкина. - Сияние видят, но не пытаются заглянуть за него. Я хочу кроме сияния донести до людей мысль. И делаю такие работы всю жизнь. Живописцы говорят презрительно: "Вы - горшечники". Неправда! В любом материале можно сделать дерьмо. А можно и произведение высокого искусства. Просто в фарфоре это значительно труднее. Фарфор - моя страсть.

-- Вас вдохновляет сопротивление материала?

-- Нет, не это. Сопротивления сколько угодно - материала, финансов. Это сопротивление для меня - нормальная творче-ская жизнь. Чувствую материал изнутри. И всегда знаю, что хочу получить.

-- А как же непредсказуемость стихии?

-- Да, в печке огонь иногда колдует. Это великолепная борьба. Но влечет меня не это. Белое пламя - вот что. Которое мгновенно превращает материю в дух. Сияние, которого не существует от фарфора, но которое, я знаю, существует, как идеал, творческая тайна по Бердяеву. Я к ней иду, но всегда остаюсь в той же точке, с которой начала путь.

На грани

Кажется, она не живет в пространстве и времени, а парит от смысла к смыслу: Древняя Греция, Евангелие, Пушкин, Бердяев, Китай, Париж. Сейчас художница готовит выставку с несколько старомодным названием "Уральский меридиан". Это не просто ритуальное посвящение месту, где она живет уже много лет.

Елена Щетинкина, на мой взгляд, очень челябинский человек и художник, хотя родилась далеко отсюда, в Читинской области. Но какими-то внутренними вибрациями совпала с ритмом Южного Урала, о котором мы, родившиеся здесь, положа руку на сердце знаем все-таки очень мало. Ну, можем описать малую родину географически, статистически, визуально. А что за всем этим? В чем суть и духовная физиология этого места? Щетинкина шла от собственного внутреннего ощущения:

-- Я себя мыслю на грани. Ощутила это, когда приехала на Урал. Это такая острота и такая огненность! В ней только и можно работать. Куда бы ни выезжала - в Москву или Европу, там только собираю материал. А здесь все обостренно ощущаю.

-- Что именно?

-- Эту границу, грань ощущаю физически. Не знаю точно, что может быть грань между Европой и Азией. А может, здесь разлом земной коры. Я чего-то важного раньше не понимала, пока внимательно не прочитала Бажова и местные легенды. Зачем ходили горные мастера к Хозяйке медной горы? Нам раньше говорили: от нелегкой жизни. Да не в этом суть! Их влекло к недостижимому. За красотой нереальной они шли... Бажов - великолепный. Как его испошлили! Эту Хозяйку медной горы всегда в короне рисуют. В любой художественной школе этот образ мордуют. А Хозяйка - это же как дух, что ли. Она почти Богоматерь.

Такие высоты зрения неминуемо меняют оптику. Будущая выставка - попытка поделиться со зрителем частью этого зрения. Материал для нее художница готовит сейчас. Это более сотни листов графики, будут скульптуры из шамота и, конечно, фарфор. Увы, публика увидит саму выставку не скоро. Технология. Да и выставочные планы верстаются загодя. Но мы непременно увидим и новое прочтение сказов Бажова, и то, в какие чудесные валентности могут превращаться наши местные истории. Будет там даже Данила-мастер XXI века.

Елена Александровна перебирает уже готовые акварели и пастели:

-- В легендах Урал - это тянущиеся хребты. Вот они в озера переходят. А это с двух сторон - горы хрусталя. Я попыталась подземную часть представить. Какие это богатства, какая это мощь! Не только в камне - в соединении человека с камнем. Здесь я Урал как бы увидела сверху, в облике мифологиче-ского зверя. Эта работа называется "Евразийская грань". Плывущая в океане черепаха - символ мироздания. На ней некое мифологическое животное. Верхняя голова - от ящерицы, это Средний и Северный Урал; нижняя - от змеи, это башкирская Аджаха, которая стережет богатства Южного Урала. Работа, правда, пока недоделана. Я ее думаю.

Место для Щетинкиной

При кажущемся различии и непохожести сюжетов и тем в творчестве Елены Щетинкиной на самом деле у них одна суть. Это попытка измерить способность человека вырваться из бытового пространства к абсолютному идеалу. Проверить собственной душой. Она до сих пор живет в мастерской. Мастерские художников - это что-то замечательное, но, увы, мало приспособленное для нормальной жизни, как ее понимает большинство наших современников. Зато там высоченные потолки и большие окна. Свет идет откуда-то сверху.

Но даже многочисленные бытовые сложности не убеждают Щетинкину в том, что нужно работать ради денег. В этом нет для нее главного - смысла. Цену себе Елена Александровна знает, и с такой квалификацией, как у нее, может и продаваться. Но она готова к самоотречению ради знания настоящей красоты. И Челябинск уже давно достоин быть украшенным произведением Елены Щетинкиной. Чтобы в облике города осталась часть ее понимания этого мира и этого места.

Любое место на Земле можно напитать плохим и хорошим. И такова же будет отдача. Люди давно это знают. Поэтому, например, Зальцбург до сих пор питается энергией Моцарта. А современный образ Барселоны во многом создан гениями прошлого - Гауди и Пикассо. Щетинкина с ее опытом, мастерством и уникальным мироощущением в этом смысле для Челябинска необходима. Не все же нам памятники ставить про горе или воспевать "общечеловече-ские" идеи. Молодежь не должна "расслабляться" у Вечного огня только потому, что это место ухожено. Хорошо бы на Алом поле, между Дворцом пионеров и органным залом, там, где раньше был фонтан, появился даже не памятник, не "садово-парковая скульптура", а, допустим, рельеф или мозаика. У Щетинкиной же с идеями хорошо.

Елена Щетинкина готовится выстрелить сразу серией выставок. Все они пройдут в ближайшие полтора года в Москве, на престижных площадках. Кажется, у нас будет время по ней соскучиться. Но в творческом смысле будущие выставки для Щетинкиной - уже прошлое, пережитое и зафиксированное. Сейчас Елена Александровна захвачена другим: рассказать своим землякам об Урале. Казалось бы, очевидная мысль - описать место, где живешь. Если не знать про путь, которым большой художник приходит к своей идее.

Комментарии
Комментариев пока нет