Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Цена вопроса - жизнь

19.06.2008
Каждый год 300 тысяч человек в России умирают от рака

Каждые 72 секунды в нашей стране появляется новый онкологический больной. Рак нельзя предвидеть заранее, его невозможно предупредить. Диагноз этот всегда как гром среди ясного неба. Однако современные возможности медицины позволяют лечить большинство онкологических заболеваний. А специалисты в один голос говорят: рак сегодня - болезнь не смертельная.

Каждый год 300 тысяч человек в России умирают от рака

Каждые 72 секунды в нашей стране появляется новый онкологический больной. Рак нельзя предвидеть заранее, его невозможно предупредить. Диагноз этот всегда как гром среди ясного неба. Однако современные возможности медицины позволяют лечить большинство онкологических заболеваний. А специалисты в один голос говорят: рак сегодня - болезнь не смертельная. Почему же от онкологических заболеваний погибают, становятся инвалидами столько людей? Что по силам нашей онкологии и каковы ее перспективы? Об этом наш разговор с президентом Ассоциации радиологов России (РАТРО), доктором медицинских наук, профессором Московского научно-исследовательского онкологического института имени П.А. Герцена Андреем ЧЕРНИЧЕНКО. Он приехал в Челябинск на научно-практическую конференцию по проблемам развития радиологической службы Уральского федерального округа, которая проходила на базе нашего онкоцентра.

-- Андрей Вадимович, вы 25 лет занимаетесь лучевой терапией. Как она изменилась за это время, стала ли более эффективной, щадящей для пациентов?

-- Лучевая терапия - одна из немногих специальностей медицины, которая очень чутко реагирует на технический прогресс. Безусловно, современное оборудование за последнее десятилетие коренным образом изменило всю ситуацию в онкологии. И прежде всего это касается качества лечения. Те локализации, которые раньше считались условно курабельными, сегодня излечимы с помощью лучевой терапии. Например, рак предстательной железы. В этих случаях радиология даже выступает альтернативой хирургии. Рак гортани, шейки матки и целый ряд других локализаций сегодня в принципе могут обходиться без хирургического вмешательства. И люди могут выздоравливать без операций.

-- Даже выздоравливать?

-- Конечно! Речь идет именно о выздоровлении, не говоря уж о таких моментах, как улучшение качества жизни, снятие болевого синдрома. Лучевая терапия становится альтернативой при каких-либо инвалидизирующих вмешательствах, например раке пищевода. Все эти проблемы она сейчас может решать. Радиология в лечении онкобольных сейчас уверенно занимает 70 процентов.

-- Как вы оцениваете работу Челябинского областного онкодиспансера?

-- В Уральском регионе лучевая терапия развивается достаточно интенсивно. У вас есть существенные отличия от других регионов России. Наряду с обновлением парка, где меняются поколения техники, здесь постоянно идет обновление философии и кадрового состава. Считаю это очень важным, выгодно отличающим ваш регион от других. Причем нормой жизни стали тесные связи докторов с физиками ядерного и ракетного центров, а теперь вот и Южно-Уральского госуниверситета. Его ректор А. Шестаков - активный участник нашей конференции. Вот и сейчас, когда строится еще нулевой цикл Центра позитронно-эмиссионной томографии, врачи и медицинские сестры для него уже полностью набраны, прошли обучение в Москве и Санкт-Петербурге, осенью предстоит второй этап учебы, причем часть персонала поедет для этого в Германию. К сожалению, очень часто мы сталкиваемся с ситуацией прямо противоположной. С помощью губернаторов области, регионы получают высокотехнологичное оборудование, а работать на нем некому, нет специалистов. В результате техника простаивает, годами не приносит ожидаемой пользы. Ведь для того чтобы подготовить одного лучевого терапевта, необходимо пять-семь лет.

-- Это связано еще и с тем, что практически вся новая аппаратура у нас импортная?

-- Безусловно. В связи с перестройкой работа по созданию высокотехнологичного медицинского оборудования в нашей стране остановилась. В этой области мы никогда не считались впереди планеты всей, но хотя бы стремились быть на определенном уровне, даже получали государственные премии за наши аппараты. А теперь мы остановились. И сегодня говорить о создании современного ускорителя в России, наверное, нелепо. Может быть, есть смысл пойти по пути Автопрома. Помните, сколько лет у нас провозглашалось на самом высоком уровне, что Россия будет выпускать суперсовременный автомобиль "Жигули"? Сейчас мы отказались от ненужных амбиций, мы все-таки берем лицензию и производим те машины, выпуск которых оправдывается мировыми стандартами. Так и с ускорителями, может быть, купив лицензию, производить их у нас, не разрабатывая начальных стадий перспективных направлений нейтронной, андронной терапий, которые сейчас развиваются только в Америке. У нас есть Обнинск, Снежинск с достаточно большим потенциалом, здесь нет нужды начинать все с нуля. И с государственной точки зрения разумнее сюда вкладывать большие деньги, а не распыляться, как это у нас делается. Если каждому раздавать по 100 рублей, ничего не получится, бесполезно рассчитывать на результат.

-- Давайте от техники вернемся к людям. Вы ведь по-прежнему ведете прием пациентов. В чем самая большая проблема больных раком?

-- У нас в институте огромный поток больных, примерно сотня человек в день. Очень горько, что далеко не всех мы можем принять на лечение, вынуждены многим отказывать.

-- Это происходит потому, что к вам обращаются с запущенной болезнью? В Челябинской области у более половины пациентов регистрируется 3-я, 4-я стадии заболевания.

-- Это беда всей России. Но даже оставшиеся 50 процентов мы не имеем возможности лечить, потому что их огромное количество, каждые 72 секунды в России появляется новый онкологический больной. Каждый год мы имеем 450 тысяч вновь заболевших, которые выявлены впервые. Мы просто не справляемся с таким потоком.

Мы уже говорили, лучевой терапии подлежит 70 процентов больных, это примерно 315 тысяч человек. А реально у нас получают лучевую терапию 150 тысяч пациентов. Остальным она показана, но, к сожалению, не проводится, потому что элементарно не хватает мощностей. Такая ситуация не только у нас, в НИИ имени Герцена, но и во всех без исключения онкологических диспансерах России. Очереди на лечение иногда достигают полутора-двух месяцев.

-- Но ведь онкобольные не могут, не должны ждать. Каков же выход?

-- Государственная программа должна быть социально направленной на пациента. А это значит, нужно развивать онкологическую базу в стране. У нас ежегодная смертность от рака 300 тысяч человек. На улучшение ситуации на дорогах из бюджета выделено, по-моему, 4 миллиарда долларов. А смертность от ДТП - 37 тысяч в год. Нет, это дело, конечно, важное и хорошее. Но цифры-то несравнимы! При этом если взять все расходы бюджета на онкологию, вряд ли они дотягивают до одного миллиарда.

-- Поэтому россияне рвутся на лечение в Израиль, Германию? Они - законодатели в спасении раковых больных?

-- Да что вы! В России есть центр Блохина, Петербургский научный центр радиологии и хирургических технологий, Обнинский научный центр. Но таких учреждений мало. Ваш Челябинский диспансер - один из лучших в стране, но и он не в состоянии проводить адекватное лечение всем нуждающимся в нем пациентам региона. Конечно, в принципе надо его расширять, насыщать оборудованием и т.д. Это необходимо делать в каждом регионе России. Когда мы сумеем внедрить такую программу, я думаю, минимум на 30-40 процентов мы реально уменьшим смертность от онкозаболеваний. Вы представляете цену вопроса?

-- Андрей Вадимович, напоследок дайте совет нашим читателям, как не стать пациентом онколога.

-- Совет один: вести здоровый образ жизни, поменьше стрессов. Впрочем, природа онкологических заболеваний такова, что нельзя сказать: не ходите по этой стороне улицы - не заболеете. Единственное, что может улучшить прогноз лечения, - это регулярные профосмотры, ежегодная диспансеризация, то хорошее, что было в СССР и что мы потеряли.

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Комментарии
Комментариев пока нет