Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кому, как не мне, восстанавливать ее?

19.06.2008
Коммунист с четвертьвековым стажем Сергей Красносельский в одиночку возрождает поселковую церковь

От небольшой деревянной церквушки, некогда украшавшей поселок Рымникский Брединского района, сегодня остались только воспоминания старожилов и груда камней, некогда составлявших ее фундамент. Храм, носивший имя Казанской Божьей Матери, сгорел 13 лет назад. Более полувека сменявшие друг друга рымникские начальники использовали добротное строение то в качестве зернохранилища, то как склад ядохимикатов. А в 1995-м забрались в пустующее помещение местные подростки, разложили на полу костерок.
- И часа не горела церковь, - вздыхает Сергей Красносельский.

Коммунист с четвертьвековым стажем Сергей Красносельский в одиночку возрождает поселковую церковь

От небольшой деревянной церквушки, некогда украшавшей поселок Рымникский Брединского района, сегодня остались только воспоминания старожилов и груда камней, некогда составлявших ее фундамент. Храм, носивший имя Казанской Божьей Матери, сгорел 13 лет назад. Более полувека сменявшие друг друга рымникские начальники использовали добротное строение то в качестве зернохранилища, то как склад ядохимикатов. А в 1995-м забрались в пустующее помещение местные подростки, разложили на полу костерок.

-- И часа не горела церковь, - вздыхает Сергей Красносельский. - Когда пожарные приехали, тушить нечего было. Дерево сухое, просмоленное. Но вот ведь как судьба иной раз оборачивается: паренек, что верховодил поджигателями, сам вскоре сгорел в трансформаторной будке от удара током.

Несмотря на то, что от погибшей церкви не осталось даже фотографии, Сергей Григорьевич помнит ее хорошо. Своими глазами видел, как трактором сдергивали один из венчавших храм куполов, как приехавшие из города мародеры срывали старинную настенную роспись. Между тем в этой церкви крестились его предки, коренные рымникцы.

В годы перестройки, будучи управляющим одним из отделений здешнего совхоза, Красносельский на пару с директором хозяйства Георгием Бочкаревым попытался восстановить обветшавшее, но все еще красивое здание храма-склада. Вставил в оконные проемы новые рамы, навесил двери, начал облицовывать доской фасад. Огонь уничтожил все дотла.

Высоких слов деревенский подвижник не любит. И уходит от ответа на вопрос о том, что заставило бывшего коммуниста и начальника отнюдь не мелкого (по районным меркам) калибра спустя десятилетие после пожара вновь вернуться к своей идее. Идее, на первый взгляд, утопической. Потому как возрождать церковь нужно было теперь практически с нуля, в одиночку. И уже на собственные средства.

-- Мама моя, Ксения Григорьевна, рассказывала, что в строительстве первой церкви принимал участие ее дед, мой, значит, прадед, - вспоминает 67-летний пенсионер. - А раз так, кому, как не мне, восстанавливать ее? Без церкви русской деревни не видится. Я хоть и состоял 25 лет в КПСС, но от веры никогда не отворачивался. Сам крещеный. Вот и принял два года назад решение строить храм заново. Только теперь не деревянный, а каменный, со звонницей. У меня же в этой земле все предки лежат (мой собеседник кивает на виднеющееся на взгорке поселковое кладбище). Отец всю Отечественную прошел, через год после возвращения от ран умер. Ему тогда еще и сорока не исполнилось.

-- Осилите такую стройку в одиночку?

-- Почему в одиночку? Люди мою задумку со всей серьезностью восприняли, многие по мере возможности помогают. Односельчане скинулись, 15 тысяч рублей собрали. Мой однокашник Эрнес Хаймурзин из Наслединки 10 тысяч рублей пожертвовал, Александр Балмашнов из Копейска - еще полсотни тысяч. На эти деньги железо для кровли куплено. Предприниматель Александр Новиков из Павловки помог цементом, Анатолий Шумнов - облицовочным кирпичом. Испокон веков на селе православные храмы всем миром строили.

-- А остальные средства откуда возьмете?

-- По моим подсчетам, на все про все может уйти миллиона три. Основные затраты сразу взял на себя и потратил уже тысяч 350. У меня была кое-какая сельхозтехника: трактора, сеялки. Продал. Дом свой тоже продал. Остался еще автокран, с помощью которого ставил стены церкви. Собираюсь его тоже продать в ближайшее время. Деньги пойдут на продолжение строительства: до зимы нужно успеть стены кирпичом облицевать, окна вставить, крышу подвести. Если средств не хватит, сыновья Саша и Юра помогут. Они у меня фермеры.

-- Сыновья поддерживают начинание отца?

-- Конечно! А как же иначе?

-- А местные власти?

Вопрос повис в воздухе. Похоже, до сознания обитателей чиновничьих кабинетов Сергею Красносельскому достучаться оказалось труднее, чем до сердец отнюдь не богатых односельчан.

Сейчас в бывшей казачьей станице, название которой прямо указывает на славное боевое прошлое ее основателей, более тысячи жителей. Плюс окрестные деревни: Сосновка, Морозовка, Березовка. А это значит, что будущее у прихода церкви Казанской Божьей Матери (решено сохранить прежнее название) все же есть. В минувшую Пасху прямо на освященной рымникской стройплощадке провели первое богослужение.

Перечисляя многочисленные препоны, то и дело встающие на его пути, Сергей Григорьевич старается не сетовать. Конечно, по-человечески ему обидно, что почти не осталось на селе добрых мастеров, а заезжие южане-шабашники дерут по 11 рублей за кладку одного кирпича. Не может он понять и тех, кто недавно прямо со стройки стянул заготовленные доски.

Сергей Григорьевич уверен: рано или поздно преодолеет все. И двуглавый красавец-храм вознесется на прежнем месте.

Кто поможет в этом пожилому подвижнику? Природная его "упертость", неистощимая энергия? Неравнодушие односельчан, родственников и друзей? Наверное, и то, и другое. А еще - некая незримая сила, поддерживающая благое начинание. Читатель усмехнется: лирика и мистика. Пусть так. Но какой логикой объяснить такой факт: совсем недавно моего героя ударило током. Стрелу проезжавшего под ЛЭП автокрана притянуло к проводу, от разряда страшной силы задымились металлические части машины. А Красносельский остался цел и невредим. Как тут не вспомнишь мальчишку-поджигателя, погибшего в трансформаторной будке?

Геннадий ГРИГОРЬЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет