Новости

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Агрессивного наркомана задержали сотрудники Росгвардии.

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Молодой человек четыре месяца находился в федеральном розыске.

Девушка похитила из квартиры хозяев золотые украшения на сумму 245 тысяч рублей.

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Потом вот ногу и отрезали

20.06.2008
Неуживчивым характером, выпивками и сквернословием Виктор Павлович испортил немало крови своим близким

Меня положили в больницу с приступом холецистита. Привезли ночью. Пока постовая медсестра заполняла карту больного, я лежал на кушетке, сжавшись от боли. Наконец, отправили в палату. Несмотря на глубокую ночь, двое ее обитателей молча сидели на своих кроватях.

Неуживчивым характером, выпивками и сквернословием Виктор Павлович испортил немало крови своим близким

Меня положили в больницу с приступом холецистита. Привезли ночью. Пока постовая медсестра заполняла карту больного, я лежал на кушетке, сжавшись от боли. Наконец, отправили в палату. Несмотря на глубокую ночь, двое ее обитателей молча сидели на своих кроватях. Слабый свет едва освещал лица моих соседей. Негромко поздоровавшись, стал расстилать постель.

-- С чем положили? - спросил тот, что сидел на дальней от меня кровати.

Услышав ответ, заерзал оживленно:

-- Теперь будет с кем перемолвиться словом, а то этот бормочет себе под нос непонятно что, стонет непрерывно да пакостит.

Инвалидная коляска на двоих

Пришла сестра с капельницей. Пока лекарство по капле втекало в мою вену, уснуть не мог. Соскучившийся по хорошему собеседнику, сосед пересел на инвалидную коляску и выкатил ее в коридор. Вскоре оттуда потянуло сигаретным дымом. Другой сосед начал постанывать. Мне после капельницы стало легче: расслабившись, погрузился в сон.

Утром, открыв глаза, увидел ту же картину: соседи сидели на своих кроватях. Теперь разглядел их лучше. Оба - немолодого возраста. И вдруг меня будто кипятком ошпарило: у обоих ампутировано по ноге. Ловко пересев в коляску, старший (назову его Виктором Павловичем) выехал в коридор и присоединился к мужикам, которые курили у входа в туалет.

Ближний ко мне сосед сквозь стон стал бормотать:

-- В туалет, в туалет:

Я попытался поднять его, подставив плечо, но он был тяжеловат. Выскочил в коридор:

-- Мужики, помогите.

Кто-то из них указал на инвалидную коляску:

-- Она у них на двоих. Пусть Виктор уступит на время.

Виктор Павлович быстро вкатился в палату, стал слезать и неожиданно упал в проход между кроватями. Выругался матом и застонал.

-- Прямо на культю грохнулся, - сказал он, сжимая губы и цепляясь за меня, кинувшегося ему на помощь. - Забыл, что ноги-то нет. Хотел встать на нее, и вот те на: уже который раз так падаю. И все из-за этого, - он зло взглянул на соседа, - ненормального.

Прибежала пожилая санитарка. Кивнув в сторону стонавшего, сказала:

-- Он недавно после операции. Вставать и ходить ему пока нельзя.

Достала из-под кровати полиэтиленовую емкость, дала ему в руки. Взглянула на ногу Виктора Павловича в окровавленном бинте, сокрушенно покачала головой:

-- Ну, Виктор, не везет тебе. Наверное, грешил в своей жизни много, вот такая беда и приключилась с тобой.

-- Ладно, не причитай, - заворчал Виктор Павлович. - Без тебя тошно. И так все ночи не сплю: ведь у меня (уже обращаясь ко мне. - Прим. авт.) еще и несколько ребер сломано. Ни лечь, ни выспаться как следует. Дремлю сидя, потом головой стучусь о стену. Или падаю вперед, на больную ногу. Вот незадача, б: муха.

"Выпил я и опух"

Когда Виктор Павлович пришел в себя, я спросил, что с ним случилось. Перемежая речь нецензурными "вкраплениями", он поведал:

-- Вместе со старухой покрывал железом крышу веранды в саду. Ну и свалился. Упал прямо на чугунную ванну, которая стояла рядом. Сразу онемела нога, заболел бок. Вызвали "скорую". Пока ее дожидались, пробовал ступать на больную ногу. Вроде как ожила она, пальцы из белых вновь красными стали. Приехали медики, говорят: в больницу надо. А я сопротивляюсь: полегчало, мол, не поеду. Взяли с меня расписку, что отказываюсь от госпитализации, и уехали. Старуха моя отправилась домой, а я остался ночевать. Ночью нога и все тело разболелись со страшной силой. Поплелся в сторожку, где у нас телефон. Несколько раз упал, волоча ногу. Сторож, чтобы снять нервное напряжение, предложил мне вина. Выпил я и опух. Да так, что сторож испугался, вызвал "скорую". Сначала она не хотела ехать. Потом все-таки забрали меня. В больнице прошел обследование. Несколько дней лежал под капельницами. Легкое прокалывали, уколы в ногу ставили. Ничего не помогло. Потом вот ногу и отрезали.

"Скажи лучше: принесла курево?"

Через некоторое время пришла супруга Виктора Павловича с накинутым на плечи халатом и сумкой в руках. Оказалось, далеко не "старуха", а довольно миловидная женщина, лет на семь-десять младше мужа. Выражением лица полная ему противоположность: сама мягкость, доброта, смирение.

-- Не хотела к тебе ехать, Витя: дел на огороде невпроворот. Но не могу не привезти тебе горяченького, свежего. - с этими словами она захлопотала около мужа, доставая принесенную еду, ставя банку с водой для кипячения. - Вот уже 21-й день ты здесь. А мне и сюда надо, и в сад. Когда же тебя выпишут?

-- Не скоро. Из-за того вон дурака (указал на соседа. - Прим. авт.).

-- Боже ты мой! - заохала супруга, оглядывая смоченную кровью перевязку. - Какой же ты неосторожный. Ведь не первый раз уже падаешь!

-- Не ворчи. Скажи лучше: принесла курево?

-- Нет. Ведь договаривались же, что бросишь.

-- Как тут бросишь, когда ни прилечь, ни уснуть, ни в туалет сходить нормально. Одна отдушина и осталась - покурить.

-- Ты забыл, что врач сказал: будешь курить - лишишься и второй ноги. У тебя же там тромбы, сохнет она.

-- Ну и зачем тогда пришла? Давай отсюда, без твоих шанег и упреков обойдусь. Мне вон мужику из другой палаты надо вернуть - "стрелял" я у него.

-- Скажи, кому, в какой палате и каких сигарет. Куплю и отдам сама.

-- Нет, ты мне принеси: сам ему отдам.

-- Витя, ну как тебе не стыдно! Ведь обманываешь, для себя просишь:

Чтобы сбить накаляющиеся между четой страсти, я решил включиться в разговор. Спросил, навещают ли дети Виктора Павловича.

-- Приходили, конечно, - ответила за мужа женщина. - Но часто не могут - у них своих забот не счесть. К тому же сами видите: добрым словом не приветит, все ругается. Наверное, и я через день буду приходить: сил нет слушать его матюки.

-- Не приходи! - вскипел Виктор Павлович.

-- Вот снова ты за свое. А подумал бы, когда уснуть не можешь, за что тебя Бог наказал. Успокоился бы, настроился на лучшее, и сон бы пришел. Вспомни: веранду ремонтировать взялись, а ты уже изрядно выпивши был, матерился. Потому и упал, расшибся. Не пил бы, не ругался, не курил, и не было бы с тобой столько проблем.

-- А почему сына не попросили помочь?

-- Да он, Витя-то, и сам неплохой мастер. Всю жизнь на стройке проработал, в слесарной мастерской. С железом и деревом обращаться умеет. Кабы не пил, был бы цел.

Пообмяк Виктор Павлович. Чуть пригорюнился, наклонился к жене:

-- Забери ты меня отсюда, устал. Не заберешь - сбегу. Ты меня знаешь: сказал - сделаю.

-- Ну как же ты сбежишь, коль на костылях еще толком ходить не умеешь? А главное, не выписали тебя, нога вон как кровит. Терпи уж. Только не падай больше. А я к тебе завтра снова приду.

Стала собираться.

-- Курево принеси.

-- Сказала же: нет.

-- Ну и вали тогда. Не приходи больше.

Подходит, обнимает его.

-- Понимаю: не сладко тебе. Потерпи, вот вернешься домой, будешь чинить обувь, мастерить что-нибудь сидя. Привыкнешь, душа-то и успокоится, согреется.

Ершистый и мужественный

Лежа на кровати, я долго размышлял над драматическим поворотом в судьбе своего пожилого соседа. Наверняка своим задиристым, ершистым характером, выпивками и сквернословием он испортил немало крови своим близким. За что, наверное, и наказан жизнью. Но, несмотря на постоянные матюки и недовольный вид, он, безусловно, сильный, мужественный человек. Потеряв ногу, сломав ребра, не раскис, не упал духом, не отчаялся. Месяц в больнице, практически не спит ночами, а со смешком рассказывает в курилке анекдоты и забавные случаи из жизни, спрашивает про состояние других больных. Может, за мужество и полюбила его в свое время красавица-жена?

Когда меня на следующий день по срочному делу отпустили домой на время, Виктор Павлович попросил принести что-нибудь почитать... и покурить.

Валерий ЕРЕМИН

Комментарии
Комментариев пока нет