Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Подключение смесителя - выбирай на Юду!
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Простые вещи

27.06.2008
Сергей Зырянов - политолог-романтик

Пожалуй, ни одно политическое событие или социальное явление в области не обходятся без аналитических оценок Сергея Зырянова. Среди социологов и политологов, дающих комментарии в СМИ, он самая популярная личность. Иногда возникает желание внести разнообразие, обратиться к другому эксперту. Но после каких-то поисков и даже получения комментария вновь приходится набирать на память номер приемной Челябинского института Уральской академии государственной службы. При всей занятости его директор всегда находит возможность пообщаться и никогда не разочаровывает.

Сергей Зырянов - политолог-романтик

Пожалуй, ни одно политическое событие или социальное явление в области не обходятся без аналитических оценок Сергея Зырянова. Среди социологов и политологов, дающих комментарии в СМИ, он самая популярная личность. Иногда возникает желание внести разнообразие, обратиться к другому эксперту. Но после каких-то поисков и даже получения комментария вновь приходится набирать на память номер приемной Челябинского института Уральской академии государственной службы. При всей занятости его директор всегда находит возможность пообщаться и никогда не разочаровывает. Он всегда знает не только то, что произошло, но и почему это случилось, что из этого следует. Сергей Григорьевич и сам мог проявить себя ярким, конструктивным политиком. Однако карьере политической звезды он предпочел место руководителя вуза и научную работу. Тема его научных интересов: электоральная активность граждан. Он так или иначе находится в центре событий, в числе действующих лиц, несмотря на заявленную отстраненность от политики.

-- Я изменил отношение к советскому обществу в период перестройки. В вузе стал читать курс политологии, а раньше преподавал научный коммунизм. - Сергей Григорьевич начал нашу беседу, обратившись к истории. - Я был коммунистом-романтиком. Когда в 1991 году произошел путч, я был еще и членом Челябинского горкома партии. Руководство горкома нас собрало только после победы Ельцина, и я на заседании заявил, что поскольку горком был не в состоянии адекватно отреагировать на возникшую ситуацию, занял отчетливо-выжидательную позицию, то самое лучшее для нас - самораспуститься. Мы показали свою политическую несостоятельность. На меня стали шикать: "Что тут за пораженческие настроения?". Вот тогда, с 19 по 21 августа 1991 года, когда руководство горкома партии никак не отреагировало на путч, я перешел из числа действующих лиц в разряд аналитиков. Наверное, за 15 лет за мной закрепился определенный имидж, и я стал его рабом.

-- В ваших аналитических оценках присутствует личная позиция?

-- Говорить о личном мнении проще всего. Но это характерно скорее для журналистского, чем аналитического стиля. Я - аналитик. Но при всем при этом существует система моих собственных ценностей. Она вряд ли соответствует идеальному представлению о независимом гражданине. Она у меня коррозированная и прошлым, и современной действительностью, и моим официальным статусом. Я испытываю давление обстоятельств на свою жизнь. Иногда вынужден ему подчиняться. Но я понимаю и верю, что крот истории, как говорил Маркс, роет незаметно, но при этом неизбежно выходит к свету. Думаю, что более благополучное будущее России связано уже с новым поколением, с молодыми. Нужны простые вещи: возможность говорить обо всем открыто и откровенно. Что думаю - то и скажу. Не согласны - докажите, что я не прав. Я мыслящий человек, если вы предоставите мне убедительные аргументы, я соглашусь. В последнее время меня настораживает тенденция к купированию информация о состоянии жизни российского общества. Говорится только о хорошем без сравнения с мировой практикой. Помните, была такая песня: "Завтра будет лучше, чем вчера". И у нас СМИ и пропаганда стали работать по этому принципу.

-- Но люди и сами способны видеть, как идут дела на самом деле.

-- Тут есть противоречие. Нужно жить с широко открытыми глазами, чтобы их видеть. Я об этих противоречиях хочу сказать опять же в связи с формированием гражданской позиции человека. Если говорить о тех задачах, которые поставлены стратегией России до 2020 года, к примеру, о переходе от сырьевой к инновационной экономике. Достижение этой цели возможно только тогда, когда каждый человек станет более самостоятельным и независимым. Инновация - это проявление индивидуальности. Если нам инновации будут предлагать сверху, рассмотренные и утвержденные властью к исполнению, то, как в советские времена не было развития генетики и кибернетики, так и у нас не будет развития чего-то другого, столь же важного для реального движения общества вперед.

-- Ваше упомянутое выступление на горкоме было проявлением свободы для того времени?

-- Может быть, я и тогда не был прав. Но завершился определенный этап в моей жизни. И тогда себе сказал, что я ни в какую партию больше вступать не буду. Это та степень свободы, которую себе определил.

-- Тем не менее, вы стали членом Общественной палаты Челябинской области.

-- Создание Общественной палаты - это весьма любопытный эксперимент стимулирования гражданской ответственности сверху. Я посчитал приемлемым для себя использовать ее ресурс, в рамках которого я мог бы помочь согражданам решить какие-то их проблемы. Иллюзий и надежд было больше, чем результатов. Но, мне кажется, первый созыв Общественной палаты работал достаточно интересно, и мне часть целей и задач удалось реализовать. Если от ее деятельности хоть на тысячную долю миллиметра состояние гражданского сообщества в области продвинулось, это уже позитивный момент.

-- Я намеревалась поговорить о личном, а мы вновь обсуждаем гражданское общество. Личная жизнь у вас есть?

-- Естественно, у меня есть семья, друзья. У меня две хорошие дочурки. Старшая - Кира. Сейчас ей едва за 30. Она кандидат медицинских наук. Неожиданная для семьи ситуация, когда она пошла учиться в медицинский институт на врача, а стала преподавателем. Отчасти повторила мою судьбу. Я родился в семье сельских учителей. Видел, насколько это сложная профессия. Родители рабочее время проводили в школе, а все остальное время возились с домашним хозяйством. Когда пошел на философский факультет УрГУ, сам себе сказал, что никогда не буду учителем, но стал преподавателем вуза. На самом деле это хорошая профессия. И я благодарен своему выбору: имею возможность год за годом встречаться с молодыми людьми, которые приходят за знаниями. Имею возможность чему-то у них учиться, быть более современным, чем представители большинства других профессий.

-- Вернемся к семье и детям.

-- Про старшую добавлю, что она преподавательскую деятельность в медицинской академии совмещает с врачебной практикой. Нужно не только уметь информацию транслировать, но и на практике применять научные методики. Вторая дочь, Наташа, поздний ребенок. Это типичная судьба преподавательской семьи. Мы поженились, родился первый ребенок, потом я уехал в аспирантуру, защитился. Потом жена уехала в аспирантуру, тоже защитилась. Только потом, когда нам было далеко за 30, появилась Наташа. Сейчас она заканчивает четвертый курс педагогического университета. Она кандидат в мастера спорта по фитнес-аэробике.

-- Опять пед?

-- Судьба такая. Наташа учит английский, французский, дополнительно - итальянский. Она пока не приняла решение, чем будет заниматься после вуза. Мы ей свое мнение не навязываем. Тешу себя надеждой, что я - не авторитарная личность. Хотя, занимая пост директора, часто вынужден быть авторитарным руководителем. Но это разные вещи. Семья должна быть комфортной: давать возможность работающему человеку переключиться иногда с жестких и злых проблем на что-то другое, душевное и позитивное. В нашей семье это есть. Семья - это способ уединения человека от общества. Хорошо, когда в квартире достаточное количество комнат, можно уйти, закрыть дверь, привести душу в порядок, а потом эту дверь открыть.

-- У вас достаточное количество комнат?

-- Чтобы уединиться, да.

-- Вашей жене также комфортно в доме?

-- У нее сложнее ситуация. Мое поколение повторяет тот стереотип устройства семейных отношений, который был у родителей, а он патриархальный. Есть распределение ролей с женой. У супруги нагрузка гораздо больше. Она преподает в педуниверситете философию и у нас читает курс социологии.

-- Вы, судя по всему, познакомились с ней в Уральском госуниверситете?

-- На дне рождения моего однокурсника. Он пригласил девчонок к нам в комнату, среди них была Лера. Случился электрический разряд, и мы стали интересны друг другу. Как в сказке Пушкина - живем вместе 30 лет и три года.

-- Помимо комфортной семьи что еще у вас есть?

-- Основной смысл моей жизни - это институт, в котором я работаю. Я начинал его создавать с нуля. И это еще один мой ребенок. Мне довольно тяжело работать на должности директора. Иногда возникают мысли уйти, отойти, но нельзя от ребенка отказаться.

-- Музыка, стихи, книги, такие, чтобы не по специальности?

-- Я едва успеваю прочитать все, что связано с профессией. Выпасть из информационного пространства легко, а вернуться в него очень сложно. И это основной круг моего чтения, интеллектуального и душевного интереса. О происходящем нужно читать ежедневно для понимания того, куда наше общество и государство идет. И это не сухой интерес ученого. В науке нельзя достичь результатов, не имея личностного интереса к тому предмету, исследованием которого ты занимаешься. Я очень сожалею о том, что не прочитал книгу Чингиза Айтматова "Когда рушится город". Читал все, что выходило из-под его пера, кроме последней книги. Укор моему душевному равновесию. Постараюсь его устранить. Что еще? Люблю играть в бильярд, это для меня форма психологической разгрузки. Иногда театр, общение с друзьями.

-- А природа? Сказывается сельское прошлое?

-- Нет, сельское прошлое сформировало удивительное неприятие дачной жизни. Я вырос в деревне, умею делать все. Но мне претит копаться в земле, что-то сажать и выращивать. Я вообще с трудом представляю, что у меня может быть дача, куда должен, именно должен, ездить по выходным. Дачи нет. Может быть, на пенсии потребность в уединении прорисуется. Дай Бог, чтобы была возможность в этом случае ее удовлетворить.

Беседовала Ирина ДУРМАНОВА

Комментарии
Комментариев пока нет