Новости

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Руководитель управления судебного департамента Сергей Андреев: "Наши судьи - не железные роботы"

28.06.2008

Около 20 лет Россия движется к правовому демократическому государству. Один из его базовых критериев - разделение властей. Самая молодая у нас ветвь власти - третья, судебная. Чтобы сделать ее независимой от власти исполнительной, 10 лет назад при Верховном суде РФ было создано управление судебного департамента (УСД). До создания управления обеспечение судов осуществлялось через Министерство юстиции, то есть через орган исполнительной власти.

Около 20 лет Россия движется к правовому демократическому государству. Один из его базовых критериев - разделение властей. Самая молодая у нас ветвь власти - третья, судебная. Чтобы сделать ее независимой от власти исполнительной, 10 лет назад при Верховном суде РФ было создано управление судебного департамента (УСД). До создания управления обеспечение судов осуществлялось через Министерство юстиции, то есть через орган исполнительной власти. Это негативно сказывалось на качестве и независимости отправления правосудия. Главная цель структуры - организация бесперебойной работы судебной системы, грамотное расходование средств, выделяемых из бюджета на финансирование судов. Руководитель областного УСД Сергей Андреев рассказал "Челябинскому рабочему" о том, что удалось сделать за это время и над чем еще предстоит серьезно поработать.

Прозрачное правосудие

-- Какие задачи стояли перед управлением на момент создания?

-- На УСД изначально был возложен широкий круг обязанностей по обеспечению деятельности судов: кадровому, организационно-правовому, финансовому и материально-техническому.

-- Сергей Иванович, вы назначены на должность руководителя УСД около года назад. Какие задачи ставите перед собой для улучшения работы управления?

-- Главная цель, которую перед собой ставлю не только я, но и судебный департамент в целом, - это создание условий работы для судов. Важно, чтобы служители Фемиды могли отправлять правосудие в установленные законом сроки. Необходимо создать материальную основу, которая могла бы облегчить доступ народа к правосудию. Все это определено в федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России на 2007-2011 годы". Мы должны сделать правосудие открытым, прозрачным. И если этого достигнем, исчезнут все претензии граждан к судам. Ведь, как показал опрос, население считает, что самый коррумпированный орган у нас - это суд. Зачастую это ошибочное мнение возникает из-за закрытости структур. Хотя, конечно, решением суда не могут быть довольны все. В процессе всегда есть две стороны, и какую-то из них решение не устраивает.

-- Не секрет, что нередко в угоду кому-либо судей пытаются дискредитировать, обвиняют в продажности. Как бороться с давлением на судей?

-- В первую очередь необходимо разделить здания судов на зоны общего и служебного доступа, создать приемные. У некоторых людей может сложиться впечатление, что судьи отгораживаются от граждан железным занавесом. Но мы ведь не к судье доступ организуем, а к правосудию. Человек может прийти в общественные зоны с просьбой защитить свои права, сдать документы, получить консультацию специалиста. По результатам рассмотрения дела в зале суда, который также располагается в публичной зоне, человек может встретиться с судьей. А вот рабочие кабинеты, где служитель Фемиды может спокойно изучить дело, посмотреть нормативную базу, судебную практику, должны быть закрыты для посторонних. В противном случае одна из сторон может вломиться в кабинет судьи, начать кричать, отстаивать свои права. Судья ему может ответить, чтобы не мешал работать. Не поставишь же к каждой двери судебного пристава. А довольный посетитель выбежит из комнаты, другая сторона увидит это и сразу подумает, что хитрец договорился с судьей. Вот вам и дискредитация. Например, ко мне раньше приезжали адвокаты. Заходят просто поздороваться, а зачем? Чтобы клиент подумал, что их замечательный адвокат уже что-то решил. Не в обиду адвокатам будет сказано, но некоторые из них специально берут у клиентов дополнительные деньги, чтобы якобы купить судью. На самом деле складывают их себе в карман. Разделение на зоны оградит от таких случаев.

-- Какие проблемы стоят сегодня в УСД острее всего?

-- Первая судебная реформа была в 90-х годах. Сейчас мы в преддверии новой. Прошло больше 10 лет, мы осмыслили, что ведем не так, можем выявить какие-то несовершенства. Готовящаяся реформа направлена в сторону улучшения, избавления от тех препон, которые мешают развиваться. Сегодня есть сложности с размещением судов. Чтобы создать надлежащие условия для отправления правосудия, необходимы площади. В рамках федеральной целевой программы начнется строительство трех объектов, один в этом году заканчиваем. У нас еще есть здания, которые по 20-30 лет не видели ремонта. Когда был судьей, мечтал думать только о деле, а не о том, где взять бумагу, ручку и чернила. Когда начинал работать в Еткульском райсуде, в одном здании было два судьи. Сейчас в этом же здании четыре служителя Фемиды. Сделали, конечно, капитальный ремонт, но площадь-то не увеличили. Президент говорит, что даже в рамках целевых программ надо эффективно расходовать деньги. Это серьезная проблема. Мы смотрим, куда необходимо направить средства, что подкорректировать. Конечно, хозяйство нам досталось тяжелое. Например, электропроводка была во многих судах сделана еще 20-30 лет назад, когда самым мощным прибором был нагреватель, а теперь столько техники.

Психология против усталости

-- Известно, что колоссальное количество дел выпадает на долю мировых судей. Можно ли правильно распределить нагрузку?

-- В настоящее время имеется законопроект о внесении изменений в Гражданско-процессуальный кодекс РФ. Законопроект касается изменения подсудности ряда дел. В частности, ряд категорий дел, которые сейчас рассматривает мировой суд, будет передан федералам. В первую очередь это дела по наследству, трудовые. В основном судьи работают круглые сутки. Норма для них не разработана. Мы берем средние. Но, конечно, дело делу рознь: одно можно рассмотреть за два часа, а другое - за два года. Все читают, вникают, схемы рисуют. По-другому не разобраться. Еще и приговор надо составить так, чтобы он был законным, обоснованным и справедливым. Раньше последнего требования не было.

-- Можно ли здесь говорить о "профессиональной усталости"?

-- Парадокс, но чем больше нагрузка, тем больше судья собран. Как только дел становится меньше, он начинает расслабляться. Да, профессиональная усталость есть. У нас судьи - не железные роботы. Потому ставится вопрос о введении службы психологической разгрузки для служителей Фемиды. Это нужная вещь, так как психолог с помощью определенной методики может снять стрессы. Пока мы стараемся в каждом суде оборудовать комнату психологической разгрузки, чтобы судья после процесса мог прийти туда, посидеть, поговорить с коллегой, выпить чашку чая, особенно после тяжелых процессов.

-- Как вообще решаются вопросы с отдыхом судей?

-- Социальные гарантии предоставляют судьям санаторно-курортное лечение, отпуска до 60 дней. Это компенсирует тот образ жизни, который они ведут. Зарплата позволяет организовать достойный отдых. Не надо считать, что судьи у нас такие уж замкнутые. Но нагрузка остается. Нельзя говорить, что она будет падать. Мы ведь строим правовое государство, значит, будет повышаться правосознание граждан. Чем больше людей знает свои права, тем больше требует защиты у суда. Соответственно, это повлечет за собой рост дел. Мы ведь принимаем к рассмотрению и очевидные, и мнимые нарушения прав человека. Рассматриваем и констатируем. Правильно некоторые говорят: сомневаюсь, прав я или не прав, лучше пусть решит суд, тогда буду спокоен.

Беспристрастность и независимость

-- Можно ли сказать, что правовая культура наших граждан повысилась? Возросло ли в последнее время доверие народа к суду?

-- Суду доверять или не доверять, но без него существовать нельзя. Это орган власти, который должен принимать решения. Говорить о росте правосознания можно. Это стало особенно заметно с переходом к рынку. Теперь все гражданские споры, которые ранее рассматривались в порядке подчинения, разрешаются в суде. Не согласен с решением руководства - можешь обратиться в суд. Но рост этой культуры не стремительный, а равномерный, так и должно быть.

-- Какими качествами должен обладать судья, чтобы ему доверяли?

-- Я противник того, чтобы говорили: это - хороший судья, а это - плохой. По собственному опыту могу нарисовать образ идеального служителя Фемиды. Он должен быть бескорыстным, честным, человечным, беспристрастным, вести себя так, чтобы даже в быту его поведение не вызвало сомнения в объективности тех решений, которые принимает. Судья должен вести себя так, чтобы соседи не знали, где он работает. А если уж узнали, то поняли, что к нему можно пойти и получить защиту. Особенно высокие моральные качества должны быть у сельских судей, которые всегда на виду.

-- Сергей Иванович, есть мнение, что городские и районные суды зависят от местной власти, так сказать, присвоены ими. Справедливо ли такое мнение?

-- Я считаю, что так говорить несправедливо. Сейчас местные суды финансово независимы от муниципалитетов. Все материально-техническое обеспечение ведется за счет федерального бюджета. Если говорить вообще, то давления как такового у нас и не было. Закон есть закон, при любом давлении его не перевернешь с ног на голову. Тем более любое решение может быть обжаловано в вышестоящую судебную инстанцию, и в итоге закон восторжествует.

-- Как вообще судьи взаимодействуют с исполнительной и законодательной властями?

-- Я не противник отношений, они должны быть. Нельзя существовать отдельно, не общаясь ни с кем, но каждый должен работать в своем правовом поле. У нас правовое поле - защита прав и свобод граждан, у них - исполнительная власть на территории. Мы не вмешиваемся в их поле, они не лезут к нам.

-- Есть ли в судейской среде профессиональная солидарность, как у врачей или милиционеров, например?

-- Судья везде остается судьей. Даже когда решает судьбу коллег, он подходит к ним как судья, а не как коллега, друг.

-- За 10 лет удалось усовершенствовать судебную систему, сделать ее более прозрачной?

-- Конечно, позитив есть, но говорить о том, что мы все сделали и всего добились, нельзя. Например, интернет-сайты мы сделали, но пока нет закона, который будет регламентировать, какой объем информации можно давать обществу. Если мы сделаем открытой всю информацию, то ее могут использовать и во вред. Любое судебное разбирательство касается частной жизни граждан, а у нас есть конституционное право на защиту чести и достоинства. Сегодня практически во всех судах созданы приемные, но не везде они технически оборудованы. Актуальным направлением работы сегодня является автоматизация судов районного звена. За десять лет компьютеров стало в семь раз больше. В половине судов компьютеры объединены в локально-вычислительную сеть, устанавливается специальное программное обеспечение. Это значительно ускоряет работу суда и в то же время не позволяет "волокитить" дела. Сдвиги есть, но работы еще очень много. Вот когда процент доверия у граждан к суду вырастет, пусть даже пройдет 50 лет, тогда мы скажем: да, мы чего-то достигли. Критерий оценки действий власти - это мнение народа. А мы, судьи, стоим лицом к гражданам, они идут к нам за защитой, и по нашим решениям судят о действующей власти. А помещение, которым мы располагаем, тоже дает представление о государственной власти. По одежке, как говорится, встречают. У нас есть отдел экспертизы по капитальному ремонту. Когда я сказал его председателю, что суды должны быть отстроены так, как законодательное Собрание и администрация, он засмеялся. Я его спросил: а почему вы смеетесь? Суд - это орган власти, он не должен быть подсобкой, фермой, окрашенной как следственный изолятор зеленой краской. Нужно, чтобы человек заходил в зал правосудия, как в храм. Тогда и представление о правосудии будет соответствующее.

Беседовала Марина МАЛКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет