Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Квартира раздора

01.07.2008
Правовая неграмотность - причина конфликтов и материальных потерь

Жительница села Петровское Увельского района В. Шумакова обратилась в "Челябинский рабочий" с просьбой разобраться в ситуации, в которой оказалась, сдав квартиру односельчанам. Конфликт, разгоревшийся затем между Шумаковой и ее квартиросъемщиками, довольно типичен. Поэтому мы решили опубликовать ее письмо почти полностью, сократив второстепенные детали и снабдив комментариями юристов.

История с заселением и выселением
"Нам с сыном в наследство от умершего мужа досталась квартира.

Правовая неграмотность - причина конфликтов и материальных потерь

Жительница села Петровское Увельского района В. Шумакова обратилась в "Челябинский рабочий" с просьбой разобраться в ситуации, в которой оказалась, сдав квартиру односельчанам. Конфликт, разгоревшийся затем между Шумаковой и ее квартиросъемщиками, довольно типичен. Поэтому мы решили опубликовать ее письмо почти полностью, сократив второстепенные детали и снабдив комментариями юристов.

История с заселением и выселением

"Нам с сыном в наследство от умершего мужа досталась квартира. Мне - одна треть доли, сыну - две трети доли. Квартиру мы с мужем берегли для сына. Но поскольку он был еще несовершеннолетним, чтобы жилье не пустовало, я заселила в нее квартирантов. 23 октября 2003 года временно в квартиру заселились женщина с сыном и матерью. Женщину сожитель выгнал из дома, они остались без крыши над головой. Чтобы мои квартиранты смогли получать пенсию, я, добрая женщина, еще и прописала их.

В квартире они прожили около трех лет. Сначала поговаривали, что впоследствии, может быть, купят мою квартиру. Но за три года проживания они заплатили мне 5000 рублей - как за один год. Все это время я регулярно встречала квартирантку на улице и спрашивала, почему она не платит мне за проживание. Женщина отвечала, что у нее нет денег. Когда мое терпение лопнуло, я попросила квартирантов освободить принадлежащее мне жилье. Они ответили отказом: мол, освобождать квартиру не собираются, поскольку сделали в ней ремонт. Однако по решению суда их выселили из квартиры.

В ответ квартиросъемщица и ее бывший сожитель подали на меня в суд. Посчитав, что я обогатилась за их счет, они просили взыскать с меня 200 000 рублей! В такую сумму они оценили свой ремонт. Самое обидное в этой ситуации - квартиросъемщица требовала с меня оплатить лишь установку газовой форсунки, а вот ее бывший сожитель, которого я прежде знать не знала и которого квартирантка наняла для ремонта, так как он был плотником, требовал с меня громадную сумму. Но ведь я не просила ни квартирантку, ни ее сожителя заниматься в моей квартире каким-либо ремонтом. Никаких договоров или сделок с квартиранткой и ее сожителем мы с сыном не заключали.

Об этом ремонте я впервые узнала в 2005 году, когда у меня умер муж и нам с сыном, чтобы оформить наследство, пришлось вызвать техников из БТИ. Тогда впервые после того, как было сдано жилье, я переступила порог своей квартиры, Что же я там увидела? Сожитель самовольно, без моего ведома и согласия или какого-либо договора, сломал все кирпичные перегородки, заменив их деревянными. Из трехкомнатной квартира превратилась в двухкомнатную. Перенес печь в другое место, частично оклеил стены комнат дешевыми обоями и потолочной плиткой. Подремонтировал окна, двери, пол. Ничего нового, - ни рам, ни пола, ни окон. Печь была сложена из моего материала. Мало того, квартиранты заняли также пустующий летний домик во дворе моего дома, который я им внаем не сдавала, он вообще был закрыт на замок. Квартирантка и сожитель самовольно его сорвали и заселили туда престарелую парализованную мать, после смерти которой летняя кухня имела антисанитарный вид.

Три года длился судебный процесс. В конце концов было вынесено решение: взыскать с меня и моего сына в пользу квартирантки 14830 рублей 99 копеек, в пользу сожителя, нанятого плотником, - 77260 рублей. Областной суд оставил решение в силе.

Я в шоке и ужасе. Наша квартира стоит около 100 тысяч рублей, дороже в деревне не продать. Получается, что свою квартиру мы сейчас должны отдать квартирантам. С самого начала судебного процесса на принадлежащую мне третью часть доли сразу же наложили арест".

Причина - правовой нигилизм

Далее на четырех страницах гражданка Шумакова описывает, как предвзято (по ее мнению) вела судебный процесс увельский судья С. Кирсанова. Она считает также, что экспертиза жилья и оценка имущества проводились формально и недостоверно, неправильно оценивались ремонтные работы. Что все это вместе взятое и повлияло на решение суда. Мы не вправе его оценивать, поэтому за комментариями обратились к юристам.

Николай КОБЕЛЕВ, адвокат:

-- Я хорошо знаком с этим гражданским делом. Считаю, что судья Кирсанова незаслуженно наказала ответчицу и владелицу квартиры Шумакову. Прежде всего, суд должен был выяснить, какие правоотношения сложились между сторонами (Шумаковой и ее квартиранткой Юриной) на тот момент, когда последней разрешили пользоваться квартирой, и последующими ремонтно-восстановительными работами. Разбираясь в деле и принимая решение, судья должна была ссылаться исключительно на письменные договорные обязательства, заключенные сторонами. Но договоров на проживание и реконструкцию не существовало в природе, поскольку их никто не заключал. Поэтому судья оперирует устными показаниями сторон и свидетелей, которые не являются объективным доказательством. Более того, решением Увельского районного суда от 26 октября 2006 года было установлено, что между Шумаковой и Юриной достигнуто соглашение о порядке пользования квартирой, что право проживать в ней давалось на период согласия на то собственника, то есть Шумаковой. Других прав Юриной не давалось, тем более на реконструкцию и переоборудование жилища. Юрина и ее сожитель не заручились согласием на проведение ремонтных работ у совладельца квартиры - сына Шумаковой, достигшего на тот момент совершеннолетия. Но и это еще не все. В ходе судебного расследования не было выяснено, какие дополнительные ценности создала квартиросъемщица в процессе переустройства и ремонта квартиры. Это легко сделать, достаточно оценить стоимость жилья на момент сдачи его Юриной и получения обратно после ремонта.

Дело Шумаковой, Юриной и ее бывшего сожителя Вихарева не стоит и выеденного яйца, если заниматься им, опираясь исключительно на закон. Однако оно блуждает по судам уже три года. И, скорее всего, скоро не закончится.

Александр ВИНОКУРОВ, председатель Увельского районного суда:

-- Рассматривая конфликтную ситуацию, надо прежде всего упомянуть о причинах ее возникновения. А они кроются в правовом нигилизме. Наши граждане до сих пор не могут понять, что все операции с имуществом, будь то квартира, гараж, машина, деньги и прочее, должны оформляться соответствующими договорами. В них надо расписывать все до мелочей: кто на что может претендовать, что может делать, а что нет, какие последствия наступят, если договор не будет выполняться. А у нас многое совершается по-соседски, как в рассматриваемом деле, по-братски, по-свойски, в надежде на "авось" и честное слово. От этого надо уходить. К сожалению, ситуация, в которой оказалась жительница села Петровское, достаточно типична. Хотелось бы, чтобы этот случай послужил кому-то хорошим уроком.

Материал подготовил Анатолий ЛЕТЯГИН

Комментарии
Комментариев пока нет