Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Доставка домашней еды на дом на Юду.
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Академик вне очереди

08.07.2008
Халим Музипов написал родословную своего рода и "прослушал" буровую скважину

Виктор РИСКИН
Кыштым - Тюмень

В Тюменском нефтяном научном центре работают 500 человек. Но звание действительного члена Российской академии естественных наук (РАЕН) носит только один из них - Халим Назипович Музипов. Причем присвоено оно ему "вне очереди". Обычно академика "дают" как минимум доктору наук. Музипов же - кандидат технических наук.

Халим Музипов написал родословную своего рода и "прослушал" буровую скважину

Виктор РИСКИН

Кыштым - Тюмень

В Тюменском нефтяном научном центре работают 500 человек. Но звание действительного члена Российской академии естественных наук (РАЕН) носит только один из них - Халим Назипович Музипов. Причем присвоено оно ему "вне очереди". Обычно академика "дают" как минимум доктору наук. Музипов же - кандидат технических наук. Однако открытие, сделанное им в соавторстве с Юрием Савиных, настолько весомо, что высокое звание получено вполне заслуженно.

Обошел Лейбница

Недавно Халим Назипович побывал на своей родине - в Кыштыме. Здесь он закончил школу, техникум. Позже работал на радиозаводе, преподавал в радиомеханическом техникуме. До тех пор, пока однажды его коллега по работе Алевтина Чиркова не сказала ему: "Ты такой молодой, способный, а торчишь здесь. Езжай-ка к моему мужу на Север!" Ее муж Юрий работал в 1977 году заместителем начальника автотранспортного управления в Нефтеюганске.

Позже в своей книге "На земле Югорской" Музипов напишет честно: "Поехать на север Тюменской области меня позвала не романтика, а самая прозаическая мечта - немного заработать на сносную жизнь, купить автомобиль". Работал в буквальном смысле круглосуточно: был мастером линии связи, вел курс в межшкольном учебном комбинате, а по ночам: сторожил в аэропорту. Но постепенно его пытливый ум, три полученных им высших образования, врожденные навыки аналитика и исследователя, последующая богатая практика привели бывшего кыштымца в науку.

Так в чем же суть открытия, произведшего такой фурор в мире нефтяников, что о нем было доложено губернатору Тюменской области Владимиру Якушеву, исполнительному директору ТНК-ВР Герману Хану и президенту компании Роберту Дадли?

-- Очень просто, - улыбается Халим Назипович, - представьте себе термобур, уходящий в землю на глубину в две с половиной тысячи метров. Мне надо получить информацию о том, в каком направлении движется бур, каково число оборотов, о температуре, о расходе бурового раствора. Есть система акустических сигналов, позволяющая ориентироваться в за-крытом от глаза пространстве. Но эту систему невозможно очистить от шумов буровой установки. И тут пришла мысль: а если увеличить амплитуду полезного сигнала до такой величины, чтобы он выделялся на фоне шумов? Так и сделали. На поверхности ударили по буровой трубе молотком и записали шумы удара и помехи.

Ожидали одного, а получили совершенно необъяснимое явление. Шумовые помехи в момент нанесения удара кратковременно исчезли. Это вызвало у специалистов явное замешательство. В результате такого эксперимента акустический шум задавили звуковым импульсом. Возникла пауза, во время которой можно получать необходимые и достаточно точные данные о "поведении" бура на километровых глубинах.

Конечно, стукнуть молотком по железу и получить желаемый результат - издевательство над наукой. Это не Архимед с его ванной, хотя ванна - тоже не атрибут научного способа проведения испытаний. Надо обосновать. Вот и появилось вместо "стукнул молотком по трубе" наукообразное "подавление шумов с помощью стоячих звуковых волн на криволинейной поверхности". Далее сплошные спецтермины - от "пучности колебательной скорости" до "узлов колебательной скорости двух полуволн".

Авторитетное мнение по этому поводу высказал на страницах корпоративного журнала "Твоя компания" директор технопарка Тюменского государственного нефтегазового университета Виктор Логачев: "Считаю, что открытие, сделанное тюменскими учеными, очень важно для науки, так как дает возможность построения новых способов управления акустическим сопротивлением для бегущих волн по трубопроводам круглого или другого сечения: В отличие от Лейбница, чья двоичная система исчисления не использовалась около 200 лет, открытие тюменцев можно применять уже сегодня".

Прошу лишить меня премии

Сравнение с Лейбницем заслуживает того, чтобы более пристально присмотреться к нашему герою. Больше в научные открытия вдаваться не будем ввиду их сложности. Потому что не меньший интерес представляет характер Халима Назиповича. Главная его черта - оптимизм. В какие только переделки он не попадал, однако всегда выходил из них с честью.

Однажды на Сургутском участке магистрального нефтепровода произошел прорыв. Музипова обвинили в том, что на его участке закрыли линейную задвижку, и авария произошла из-за перепада давления. Никакие оправдания не помогали.

И тогда Музипов составил телефонограмму: "В связи с отсутствием доказательств причины аварии прошу лишить меня премии". Результат был ошеломляющий. Заявление зачитывали на совещании нефтяников: за всю историю "Сибнефтепровода" никто добровольно не отказывался от премии.

В чем уж точно нельзя отказать Халиму Назиповичу, так это в отменном чувстве юмора. Порой шутка помогала ему снять нешуточное напряжение. На одном достаточно высоком и серьезном совещании возник спор вокруг подписанных актов.

-- Я стоял на своем, - рассказывает Музипов. - Раз вы, говорю, подписывали акты, то обязаны их признать и исправить недостатки. Заместитель начальника НГДУ "Юганскнефти" Харон Анзоров не выдержал. Закричал на меня: "Ты что, не понимаешь русского языка? Мы тебе десять раз объясняли, что замечания на точность учета не влияют!" А я так спокойно отвечаю: "Где же ты, Харон Висхаевич, здесь нашел русских? Одни татары, башкиры, хохол и чеченец". На мгновение воцарилась тишина, все посмотрели друг на друга и расхохотались.

Вырастил древо

Не только научные открытия совершал наш земляк. Он составил генеалогическое древо своего рода. Да не просто нарисовал ствол с ответвлениями: написал книгу под названием "Жизнь длиною в семь поколений". Ему удалось заглянуть аж в середину XIX века и найти там прадеда Абдель-Кагира.

-- На сегодня численность рода Кагировых составляет 220 человек, - говорит Халим Назипович. - Вышли Кагировы из Кунашакского района, а в Кыштым переехали в 30-х годах ХХ века. Ни одно крупное историческое событие не прошло мимо нашего рода - ни войны, ни катастрофа 1957 года на "Маяке". Сам я с детства трудился: и на покос ходил, и в лес за ягодами, и скотину пас.

У начальника отдела технологического обеспечения проектов Тюменского нефтяного научного центра, академика РАЕН Музипова прекрасная семья - жена Земфира, дочери Эльвира и Гульнара. Растут внучки Эллина и Майя. Есть кому дорисовывать генеалогическое древо. Глава семьи много ездил по разным странам. Но душой прикипел к Северу, которому посвятил 30 лет жизни. Однако не забыл и город своего детства, юности и взросления - Кыштым. При возможности всегда вырывается в отчий край. И детям внушил: хорошо может быть везде, однако любовь в одном месте поселилась. Вот и Гульнара в своем посвящении маме Земфире на ее юбилей написала такие строки: "Давным-давненько в городе Кыштыме на берегу красавицы-речушки в семье Нигаматуллы и Гайши на радость всем родилась девчушка".

Ну а самому Музипову на лирику времени отведено немного. Так получилось, что у компаний, в которых он работает (ТНК и "Бритиш Петролеум"), появилась серьезная проблема. Нет, это не происки зарубежных конкурентов. Все гораздо сложнее и прозаичнее.

-- Газпром создал собственное нефтяное предприятие, - рассказывает Музипов. - Понятное дело - нужны кадры. Чем их растить, лучше переманить. Вот и переманивает. Чем? Зар-платой. Спрашивают какого-нибудь директора нашего предприятия: "Сколько у тебя? 150 тысяч! Будешь у нас в два раза больше иметь!" Конечно, за такие деньги человек будет летать на Север из Санкт-Петербурга или с Дальнего Востока. А на выходные - домой возвращаться!

Постучи молотком

Самого Музипова никакими деньгами в Газпром не перетянешь. Он из тех людей, которые не могут поступиться коллегами и друзьями. Да и зарплата вполне устраивает. Хотя, как признается, порой ее не хватает.

Халим Назипович рассказал, что в настоящее время он с Юрием Савиных занимается еще одной научной работой, которая также может стать открытием. Но афишировать наработки пока не хочет: опасается конкуренции. Ученые - народ ушлый. Вмиг учуют запах научной сенсации. Да и доказательную базу под идею надо добыть. Так что торопиться не стоит. И все же наш земляк уверен: открытие состоится. И вполне возможно, что скоро имя кыштымца Халима Музипова вновь облетит весь ученый мир и нефтяной Север. Может, для этого понадобится всего лишь во второй раз постучать молотком по буровой колонне:

Комментарии
Комментариев пока нет