Новости

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Шокирующий инцидент произошел 24 февраля в Верещагино.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

"Фарфоровое лицо"

14.07.2000
У художницы Елены Щетинкиной уже юбилей

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск

- Фамилия Щетинкина мне досталась от первого мужа. Я не стала ее менять, она мне кажется более близкой моему естеству. Девичья фамилия - Филимонова - какая-то размазанная, а здесь боевая - Щетинкина! Как вот прическа моя, наверное:
Впрочем, для многих челябинцев Щетинкина - это вроде торговой марки, бренд, обозначающий совершенно обратное. Округлые фарфоровые композиции, яркие акварели или черно-белые завитки карандашной графики - ничем ершистым здесь и не пахнет. Счастливый случай: все, что ни выходит из-под рук Елены Александровны, обречено на восторженный прием как у ценителей прекрасного, так и у любителей красивого.

У художницы Елены Щетинкиной уже юбилей

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

-- Фамилия Щетинкина мне досталась от первого мужа. Я не стала ее менять, она мне кажется более близкой моему естеству. Девичья фамилия - Филимонова - какая-то размазанная, а здесь боевая - Щетинкина! Как вот прическа моя, наверное:

Впрочем, для многих челябинцев Щетинкина - это вроде торговой марки, бренд, обозначающий совершенно обратное. Округлые фарфоровые композиции, яркие акварели или черно-белые завитки карандашной графики - ничем ершистым здесь и не пахнет. Счастливый случай: все, что ни выходит из-под рук Елены Александровны, обречено на восторженный прием как у ценителей прекрасного, так и у любителей красивого. Наверное, сей контраст - суть гармонии жизни замечательной нашей художницы и прекрасного человека Елены Александровны Щетинкиной.

-- Я считаю себя если не рабом, то руками, которые должны сделать нечто несмотря ни на что. Я пришла в этот мир не для того, чтобы наслаждаться, а для того, чтобы работать. Мне иногда кажется, что у меня нет своей воли, что я не принадлежу себе.

Такие страсти Елена Александровна рассказывает безо всякого пафоса, и потому ей веришь. Хотя, честно сказать, на нее это не похоже. Она человек эмоциональный. Но вполне трезвый, чем, кстати, и интересна. Что до искусства, то это действительно вещь суровая, особенно для женщины. С ним свяжешься, получишь кучу неженских черт.

Начинается все и с института, куда в основном мужики почему-то рвутся. Елена Щетинкина, окончив Казанское худучилище, пять раз поступала в знаменитую ленинградскую Мухинку. И экзамены сдавала не хуже других, но все нетворческие причины мешали. Времена-то какие были, "модернизм" - главное ругательство. Четыре питерских года Щетинкина вспоминает с благоговением. Работая в строительной организации "среди матерщинников", обычная "лимитчица", она все свободное время проводила в Эрмитаже. Теперь, уверяет, что Питер понимает как никто другой: экзальтированный нездоровый город, с одной стороны - блеск и сияние, с другой - засасывающее дно:

Москву Щетинкина любит меньше, а между тем именно здесь ее наконец-то приняли в институт - в Суриковское училище. Тоже было непросто, цитадель академизма, так что пришлось на вступительных экзаменах клятву давать, что отныне будет рисовать "как надо" :

В Москве же, будучи еще студенткой, она уже участвовала в выставках, о чем многие ее коллеги могли только мечтать. Кстати, тогда же у Елены Александровны появился иммунитет к выставкам как к юбилейным мероприятиям. На них как будто хоронят, говорит.

Потом было распределение, и ей посоветовали Южноуральский фарфоровый завод.

-- Говорили, ой, хорошее место, крепкий завод, развернешься как художник. Действительно, ближе к столицам все занято, а мне так надоело, что во время учебы тебя все носом тыкают, так хотелось поработать самой:

Поработала вволю. Уже через месяц предложили должность главного художника. Вспоминая те годы, Щетинкина говорит, что они были похожи на 10 лет строгого режима. И впрямь, хозяйство на ее юных плечах - не дай Бог. Рабочие тоже еще те - мало кто меньше восьми лет отсидел. Нормальный человек сюда работать не пойдет - тяжело и вредно.

А между тем время, проведенное в Южноуральске, Елена Александровна называет счастьем. Мало кто из ее сокурсников смог заниматься фарфором. Нужны условия - а это ведь целый завод. Щетинкина - редкое исключение, - как сама говорит, сумела сделать себе "фарфоровое лицо". То есть создать собственную манеру и имя художника, занимающегося именно этим материалом. А еще память рук - то бишь высшую степень чувства профессии.

Почему фарфор стал ее судьбой, она точно и не скажет теперь. Может быть, дело в месте рождения. Это село Доцан в Читинской области. Неподалеку от китайской границы - отец там служил. За этой границей - родина фарфора. Ну, еще особое объемное мировосприятие. Все это так. Однако определила все, может быть, реплика кого-то из преподавателей: "Слушай, а руки-то у тебя для фарфора".

Вообще же свободолюбивая художница более всего не любит, когда ей определяют "полочку". Вот когда вступала в Союз художников, ей сказали: давай тебя запишем в графики, у нас графиков мало. Графика хороша всем, но у Щетинкиной она еще и уравновешивает пластику.

-- У меня способ мгновенного голографическогго видения. Скульптура или композиция возникает в голове разом вся, и я сразу хочу ее передать в материале. Но технология - процесс долгий. Представляете, как тяжело в себе лет пять скульптуру тащить. А у меня еще куча тем побочных возникает, поэтому я сделала эскизик - отложила. Иначе они бы меня просто убили, разорвали бы на куски все эти темы.

Если Южноуральск дал Щетинкиной высочайший, в любой "фарфоровой" точке мира конвертируемый профессионализм, то Челябинск, надо думать, вознаградил ее труды признанием. Такое впечатление, что к ней одинаково благосклонны и коллеги, и искусствоведы, и публика. Ну, на самом деле коллеги не прочь и покритиковать. Говорят, мы тут композицию выстраиваем и все такое, а ты, Щетинкина, рисуешь от Деда Мороза. Насчет искусствоведов - тоже не все ясно. Хвалить хвалят, но:

-- Обо мне ничего не пишут (это при том что и пишут, и показывают систематически. - А.В.). Вот есть такая техника в живописи - лессировка. Когда краска наносится прозрачными слоями. Но обычно это применяют в пейзажах, а я делала так портрет Пушкина. Получается, что будто бы из ничего возникает облик. Мне показалось это интересным, но ни один искусствовед не взял и не исследовал это:

Такие оплошности Елена Александровна исправляет сама. С некоторых пор она пишет аннотации к своим работам. Получается весьма прилично, судя по тому, что позже ее охотно цитируют те, кому писать положено.

Артикулировать - редкое умение для художника. Он ведь по определению своим творчеством все о себе рассказывает. В случае со Щетинкиной друзья даже пугаются, дескать, не слишком ли ты раскрываешься в своем искусстве-то?! Но тут уж и ребенку понятно: иначе все это как-то по-другому называется. Творчество - это вообще нечто близкое всяким экстремальным практикам, вроде автогонок или поедания галлюциногенных грибов.

-- Как-то заинтересовалась евангельской темой и много раз перечитывала Евангелие. Я не религиозный человек - атеистическое воспитание сказывается. Но мне было интересно другое. Я вдруг поняла нечто о вдохновении. Это ведь то же самое, что воскресение. Человек, начав творить, забыл о себе, он растворился, его нет. А когда он закончил, то очнулся в своем теле. Вот он и воскрес. Он уже немножечко другой. Ощущение легкости, а там, за спиной, еще что-то шумит. Что после? Чувство, что тебе недостает элементарного тепла. Холодно. То же самое со мной случается, когда выезжаю на завод переводить модели в фарфор. Три месяца работаешь день и ночь, думаешь о том, как бы вообще дожить до конца работы. Но в этот момент тебе никто не нужен. Ни дети, ни любовь. Ты счастлив, тебя просто нет:

За свою искренность, кстати, Щетинкина уже получила определение "эротоманка". С другой стороны, этим и погордиться не грех. Все же первой из челябинских художников сделала выставку на столь животрепещущую тему. А ведь женщина. Ее эротизм, кстати, именно что женский. В мире, где женщина - объект, редкий подарок - увидеть как ЭТО выглядит с противоположного берега.

-- Я человек, конечно, если сказать честно, эротический, - говорит художница, и слова подтверждает откуда-то взявшийся румянец на ее щеках. - Для меня это очень важно. И в то же время я считаю себя очень застенчивым человеком. Некоторых я шокировала тогда очень сильно, хотя ничего особенного на той выставке не было. После нее Николай Година (поэт. - А.В.) подошел и сказал: Лена, ты знаешь, это очень целомудренная выставка. И это правда. Но после нее во мне почувствовали специалиста по этим делам. Даже приходили консультироваться:

Если художнику Владимиру Мишину постоянно вспоминают не те пропорции в изображении женских гениталий, Щетинкиной простили даже краник в известном месте у "чайника" Пушкина. Вот оно, личное обаяние. А может, материал свою роль сыграл. Все же фарфор - это нечто гладкое, уютное и в хозяйстве пригодится. Но главное, пожалуй, - удивительно светлое мироощущение художницы. Она считает, что так проявляется возраст, который, как известно, мало кого делает лучше:

-- Недавно посмотрела свои студенческие акварели и поразилась - в них никакой молодости, сплошь мрачные тона. И я поняла, что со временем у меня очищается палитра, краски становятся ярче, бытовые обстоятельства уходят на задний план. Теперь я вижу все ясно, ярко, чистые цвета. Мир для меня возвращается к своему первоначальному виду. И я чем старше становлюсь, как это для женщины ни печально, но в восприятии я все моложе, сейчас - почти как ребенок.

Этому восторгу перед жизнью у Елены Александровны с недавних пор тоже есть свое объяснение:

-- Года два назад мама мне рассказала, что я вообще-то и не должна была родиться. Она уже пошла на аборт. Над ней уже занесли черпачок, и вдруг как будто что-то подтолкнуло, она соскочила с кресла и убежала. А когда я родилась, врачи изумились: у меня была вот такая седая прядь.

Все правильно, искусство от хорошей жизни не заводится. И к хорошему редко приводит. Тем более, когда речь о женщине. Начинается с того, что пальцы тонкие фарфору не нужны, потом заводу необходим был командир в юбке. Редкий мужчина не станет нервничать, если женщина дома не в кухню бежит, а со своими болванками возится. Но самое мужское занятие, на которое провоцирут искусство, по мнению Елены Александровны, - принимать решения.

-- Когда стоишь перед белым листом бумаги, ты должна сделать жесткий выбор - какую линию провести, как кистью ударить. Это, поверьте, очень жесткий выбор. В общем, быть легкой, слабой женщиной не получается:

Зато многое достается зрителям. Дистиллированная женственность, вытесняемая из жизни, с лихвой выплескивается на выставках. Ее-то мы и называем "Щетинкина". n

P.S. Под юбилей у Елены Александровны возникла проблема, хуже не придумаешь. Юридическая нелепость оставила ее практически без квартиры, в которую по российским законам вселились посторонние люди. Живет наша художница в мастерской, среди своих работ и заготовок. Весь гардероб - на дверной ручке. И впрямь, когда тут быть женщиной? И какие такие юбилеи справлять?..

Комментарии
Комментариев пока нет