Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Терактов стало меньше, но это ненадолго

25.07.2008
Религиовед Роман Силантьев считает, что раскол в исламе чреват нестабильностью в России

Ирина ГУНДАРЕВА
Челябинск

В Челябинске трем членам экстремистской организации "Хизбут-иль-Тахрир" предъявлено обвинение в подготовке теракта. По версии областной прокуратуры, обвиняемые распространяли на территории региона агитационную литературу экстремистского толка, а также "склоняли население к насильственному изменению политической системы и государственного устройства России путем джихада". Известный религиовед Роман Силантьев считает этот факт вскрытого экстремизма не случайностью, а следствием процессов, происходящих в исламе уже давно.

"Параллельный" ислам
- Роман Анатольевич, в Челябинской области существует какой-то неофициальный ислам. Джихад - это война с неверными?
- То, что участники "Хизбут-иль-Тахрир" арестованы, это правильно.

Религиовед Роман Силантьев считает, что раскол в исламе чреват нестабильностью в России

Ирина ГУНДАРЕВА

Челябинск

В Челябинске трем членам экстремистской организации "Хизбут-иль-Тахрир" предъявлено обвинение в подготовке теракта. По версии областной прокуратуры, обвиняемые распространяли на территории региона агитационную литературу экстремистского толка, а также "склоняли население к насильственному изменению политической системы и государственного устройства России путем джихада". Известный религиовед Роман Силантьев считает этот факт вскрытого экстремизма не случайностью, а следствием процессов, происходящих в исламе уже давно.

"Параллельный" ислам

-- Роман Анатольевич, в Челябинской области существует какой-то неофициальный ислам. Джихад - это война с неверными?

-- То, что участники "Хизбут-иль-Тахрир" арестованы, это правильно. Государство таким образом борется с терроризмом. Причем борется так, как нужно - мерами превентивного характера. Точка зрения неофициальных исламистов, или ваххабитов, на мироустройство интересна. Они считают, что вся территория земли принадлежит им. Если кто-то думает иначе, он неверный захватчик и должен быть уничтожен. Если государство не исламское, оно объявляется враждебным и с ним надо воевать всеми доступными методами. Законы немусульманского государства соблюдать не нужно. Мусульмане, соблюдающие законы немусульманского государства, являются неверными. Такие цитаты я видел в книгах, издаваемых духовным управлением мусульман азиатской части России, которое возглавляет уважаемый муфтий Нафигулла Аширов.

-- Тот самый, что предложил создавать исламские гетто?

-- Именно. Он говорил это в прямом эфире НТВ, заявлял в газетах.

-- Но что неофициальные исламисты подразумевают под исламским гетто?

-- Обособленные кварталы, в которых жили бы только мусульмане под охраной своей службы безопасности, работали бы только свои магазины, кафе, где:

-- : носили бы платки, или хиджаб, совершали бы четыре-пять раз в день намаз, не ели бы пищу неверных?

-- :в обязательном порядке. Там, где появляется Нафигулла Аширов, тут же возникают параллельные исламистские структуры, и такой регион может смело прощаться со стабильностью в исламском мире. Аширов - один из первых ваххабистских эмиссаров России, перешедший на их сторону в начале 90-х. Дважды судим (за грабеж и хулиганство), сидел три года в Тобольске, весь покрыт татуировками. Ему не дают покоя лавры защитника всех мусульман России. Особенно от него достается мусульманам, его не поддерживающим.

Месяц назад он был на Южном Урале, назначил нового муфтия Вугара Акперова. Хотя есть уже официальный муфтий, Ринат Раев, но представители параллельной исламской организации его не признают. Два муфтията в регионе - очень плохо. Традиционному муфтияту приходится держать оборону. Практически в каждом регионе России теперь действуют параллельные мусульманские структуры. Аширов устроил двоевластие, точнее раскол. Во многих случаях между параллелями идет жесткая борьба: например, в Омске, на Сахалине, в Томске, Екатеринбурге, Тюмени, Новосибирске, Кемерове.

-- Их цель - покорить всю массу мусульман?

-- Парализовать деятельность традиционных мусульман, а потом, когда они в этой войне увязнут, попытаться объединить всех под своим руководством. И в конечном итоге шантажировать власть. Что уже происходит.

Теракты опять начнутся?

-- Где источники финансирования параллельных мусульман?

-- В Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах, Катаре, карманах местных бизнесменов. Денег у них значительно больше, чем у традиционного ислама. Есть места, где ваххабиты полностью завладевали духовной властью: например, Приморский край. Правда, сейчас он под контролем. Но если единственный муфтий в регионе - ашировский ставленник, а властям для поддержки верующих приходится выделять деньги. Нетрадиционные мусульмане на эти средства выпускают экстремистскую литературу, которую государству приходится изымать. Замкнутый круг.

Ислам не только изнутри раскалывается, и мусульмане вынуждены воевать друг с другом, но и православные в результате негативно начинают относиться к исламу. Антиправославные заявления Аширова настроили в целом против ислама не один миллион христиан. Они же не понимают, кто там и от имени какой части исламистов говорит.

-- Какова позиция государства относительно заявлений исламистов Аширова?

-- Позиция его медленно, но неуклонно меняется в лучшую сторону. Раньше, пока ничего не взорвали, трогать исламистов было нельзя, сразу поднимался крик: нарушение свободы вероисповедания. Сейчас государство научилось работать в упреждающем режиме. Терактов у нас стало меньше в последнее время потому, что террористов лучше стали ловить. Хизбуттахрировцев, например, задерживают в каждом втором регионе. Другое дело, что вскоре они сами поменяют методику и теракты опять начнутся.

-- Как вы определяете - экстремистская организация перед вами или террористическая?

-- Есть критерии. Организации, заявляющие о необходимости насильственного свержения существующего строя, о дискриминации людей по вероисповеданию, разжигающие межнациональную рознь, особенно если это сопровождается призывами уничтожать инаковерующих, - это террористические, наиболее опасные. Таковая - "Хизбут-иль-Тахрир". Если нет заявлений об уничтожении, о джихаде - перед вами экстремисты. Но помните: терроризм всегда вырастает из экстремизма. Последние любят мимикрировать под традиционных мусульман и подставлять их под удар. Все они (террористы и экстремисты) ведут интенсивную работу по своей защите, у них есть мощное лобби среди правозащитников, юристов, журналистов, политиков, бизнесменов, и на каждую нашу экспертизу они выставляют две своих.

Платок - еще не экстремизм

-- Президент Чечни Рамзан Кадыров сейчас обязал всех женщин в республике носить платки и лично устраивает облавы в вузах. Это не проявление экстремизма?

-- Ваххабитов он не любит, всячески их истребляет, причем без проведения экспертиз. Поэтому в Чечне сейчас они притихли, активнее ведут себя в Дагестане, Ингушетии. А платок - скорее дань чеченским обычаям, нежели проявление экстремизма.

-- Как ситуация с ваххабизмом будет развиваться дальше? Может, в западных странах уже нашли некий эталон сосуществования с ним?

-- Там тоже не знают, что с этим явлением делать. Пытались им, например, подыгрывать в Великобритании. Кончилось тем, что англичан же и взорвали.

-- Что этими терактами они хотят доказать?

-- Это все для устрашения. Они говорят так: мы, ваххабиты, люди мирные, хотим мира. В прямом смысле - всего мира. Не дадите нам весь мир, готовьтесь к войне. Вообще угроза крайней радикализации ислама существовала всегда, а сейчас - особенно.

Войны у нас могут быть межрелигиозные, межнациональные. И не надо здесь занимать позицию страуса. В Таджикистане развязали гражданскую войну на религиозной почве. А что в Ираке творится? Запустить механизм войны, как и оранжевую революцию, много ума не надо. В Чечне в свое время ваххабиты пришли к власти, устроили вторую чеченскую войну, а до этого население начиталось литературы экстремистского характера, которую они тоннами распространяли по республике. Все начинается с разворачивания сознания.

В реализации вероисповедной политики государству следует твердо придерживаться демократического принципа: защита интересов большинства с учетом интересов меньшинства. А подавляющее большинство мусульман России и Челябинской области исповедуют традиционный ислам. Благодаря реализации соглашения о сотрудничестве между губернатором области Петром Суминым и Верховным муфтием России Талгатом Таджуддином активная экспансия ашировцев в свое время была остановлена, в регионе сохраняется стабильность.

От 8 до 12 миллионов мусульман проживают в России

350 тысяч из них - в Челябинской области

Роман Силантьев родился 15 сентября 1977 года в Москве. В 1999 году закончил географический факультет МГУ и поступил в аспирантуру Института этнологии и антропологии РАН. В июле 2001 года избран исполнительным секретарем Межрелигиозного совета России. В июне 2003-го защитил кандидатскую диссертацию по теме "Этносоциальные, политические и религиозные аспекты раскола исламского сообщества России". В марте 2004 года избран секретарем-координатором Межрелигиозного совета СНГ. Сотрудник отдела внешних церковных связей Московского патриархата. Автор более 100 печатных работ по темам межрелигиозного сотрудничества, новейшей истории ислама, деятельности новых религиозных движений. Член авторского коллектива энциклопедии "Народы и религии мира", "Православной энциклопедии" и "Большой российской энциклопедии". В октябре 2005 года вышла в свет книга Р. Силантьева "Новейшая история исламского сообщества России" - первое масштабное исследование истории российского ислама последних 15 лет.

Комментарии
Комментариев пока нет