Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Материнский кулак

29.07.2008
Вечно пьяная мать вымещала злость на малолетнем сыне

Время от времени отечественные средства массовой информации рассказывают нам о том, что гражданка США забила насмерть усыновленного русского мальчика или что в жаркий день приемный отец оставил в закрытом автомобиле привезенного из России ребенка, отчего тот скончался. По моим подсчетам, в стране самой развитой демократии и гражданских свобод от насильственных действий в семьях за последние два года погибло уже 12 вывезенных из России детей. Случаи настолько вопиющие и пугающе часто повторяющиеся, что наше правительство вынуждено было заявить о пересмотре правил выдачи лицензий фирмам, занимающимся усыновлением юных россиян иностранными гражданами. А в наших-то семьях насколько добродетельны родители по отношению к собственным детям?
В Увельском районном суде под председательством Александра Винокурова завершилось рассмотрение уголовного дела в отношении жительницы деревни Катаево Елены Темкиной (фамилия изменена), обвинявшейся в жестоком обращении с малолетним сыном. Эта история - о нашей российской семье.

Вечно пьяная мать вымещала злость на малолетнем сыне

Время от времени отечественные средства массовой информации рассказывают нам о том, что гражданка США забила насмерть усыновленного русского мальчика или что в жаркий день приемный отец оставил в закрытом автомобиле привезенного из России ребенка, отчего тот скончался. По моим подсчетам, в стране самой развитой демократии и гражданских свобод от насильственных действий в семьях за последние два года погибло уже 12 вывезенных из России детей. Случаи настолько вопиющие и пугающе часто повторяющиеся, что наше правительство вынуждено было заявить о пересмотре правил выдачи лицензий фирмам, занимающимся усыновлением юных россиян иностранными гражданами. А в наших-то семьях насколько добродетельны родители по отношению к собственным детям?

В Увельском районном суде под председательством Александра Винокурова завершилось рассмотрение уголовного дела в отношении жительницы деревни Катаево Елены Темкиной (фамилия изменена), обвинявшейся в жестоком обращении с малолетним сыном. Эта история - о нашей российской семье. И она, увы, не единственная.

На почве неприязненных отношений

У Елены Темкиной жизнь не задалась. С мужем давно в разводе, у него другая семья. Говорят, вполне благополучная. А Елена к 30 годам совсем спилась. Старшего сына отдала на воспитание своим родителям, а младшего Колю оставила при себе. В ноябре ему исполнится семь лет. Несмотря на свой нежный возраст, от родной мамы он уже натерпелся всякого: видел пьяные компании, вел полуголодное существование, слышал мат и терпел материнские затрещины - где пьют, там и бьют.

В Америке мамашу, воспитывающую малолетнего ребенка кулаками, наказали бы по первое число, узнай об этом дотошная общественность. У нас, пока дело дошло до суда, Елена Темкина издевалась над сыном больше года. Об этом свидетельствуют установленные следствием факты, а на самом деле, скорее всего, издевательства длились гораздо дольше. Она его просто систематически била, как сказано в судебных документах, "на почве личных неприязненных отношений". Выпив, становилась агрессивной, а зло срывать удобнее на беспомощном существе.

Вот один из рассмотренных на суде эпизодов. "27 декабря 2006 года, - установило следствие, - Темкина Е.А. на почве личных неприязненных отношений умышленно нанесла Темкину Н.Е. один удар тыльной стороной ладони правой руки по лицу. От полученного удара Темкин Н.Е. упал, ударившись головой о косяк двери". И дальше идет длинный перечень подобных эпизодов, в которых рассказывается, сколько раз и по каким частям тела она била своего сына Колю. Есть эпизоды, где знакомые и соседи Елены рассказывают, как она, избив сына, выгоняла его раздетым на зимний холод.

-- Иногда Коля приходил и просил поесть, - рассказывает свидетель Пономарева. - Когда мать пировала, то в доме печь не топила, и Коля замерзал, а когда и сам пытался печь топить. Ребенок неразговорчивый, необщительный.

Удивляться тут, собственно, нечему: забитый, запуганный и недокормленный ребенок, постоянно ждущий от самого близкого человека пьяную ругань, ремень и затрещину. Все это продолжалось до середины февраля нынешнего года. Проходившая по этому уголовному делу свидетель Прокопьева рассказала суду, что раньше она часто бывала в гостях у Темкиной. В доме Елены собирались различные компании, ведущие антиобщественный образ жизни. Она постоянно била сына, и он рассказывал, что очень боится свою мать. После очередного избиения он пришел в дом Прокопьевой и остался у нее. Прокопьева жила с бывшим сожителем Елены. Иными словами, Коля пришел не просто к сердобольной соседке, но вроде как ко второму отцу, который защищал его от побоев. Прокопьева написала заявление в милицию, в котором рассказала об избиениях ребенка матерью. Колю отправили в Кичигинский приют, а на Темкину завели уголовное дело.

Мать вину признала

По словам Коли, в приюте ему нравилось. Тут хорошо кормили, появились друзья. Поэтому возвращаться домой, к тумакам пьяной матери и полуголодной жизни не хотелось. Да и не пришлось. Узнав, что сын от первого брака находится в приюте, родной отец взял Колю в свою семью.

Елена Темкина на суде свою вину признала. Согласилась с показаниями свидетелей и выводами суда: да, она злоупотребляла спиртными напитками, нигде не работала. А регулярные рукоприкладства объясняла поведением сына. Мол, он баловался и не подчинялся, а она его за это наказывала ремнем и давала подзатыльники. Удивительно, но, признав вину и вроде бы раскаявшись, женщина в то же самое время не осознала степени вреда, причиненного малолетнему сыну, - физического и психического. Дескать, без ремня и подзатыльников было не обойтись.

Суд учел ее раскаяние, заменив грозившее ей лишение свободы на три года и один месяц на условное наказание с испытательным сроком в два года. Елену обязали не менять место жительства и работы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, регулярно регистрироваться.

Помощник прокурора Увельской прокуратуры Вера Копытова, выступавшая на суде в качестве государственного обвинителя, с приговором не согласна:

-- Я просила о большем сроке наказания, до пяти лет. Поэтому решение суда мы обжаловали.

Однако Вера Копытова согласилась с мнением о том, что таким, как Темкина, все равно, какой срок назначать, если он условный. Возможно, мы с ней оба не правы, но за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего ребенка, к тому же сопряженное с жестокостью, родители должны нести более серьезную ответственность. Если на то пошло, в колонии родительницу хоть тапочки и рукавицы научат шить. Все будет польза. И несовершеннолетнему ребенку что-то да перепадет. А условное наказание для спившегося и безработного родителя - все та же свобода. Впрочем, суду виднее.

Федор КРАСНОВ

Комментарии
Комментариев пока нет