Новости

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Пожарное жилье

29.07.2008
В Каслях 14 семей настаивают на приватизации служебных квартир

Геннадий ЯРЦЕВ
Виктор РИСКИН
Касли

В корпункт "Челябинского рабочего" обратилась Валентина Николаевна Игнатова. Несколько лет она и еще с дюжину семей "пожарного дома" пытаются приватизировать свои квартиры. Писали и звонили в администрацию губернатора, в ведомство Шойгу. Разумеется, сначала попытались разрешить сложную ситуацию на месте.

Пропавшая грамота
Мы подъехали к четырехэтажному зданию на берегу заводского пруда.

В Каслях 14 семей настаивают на приватизации служебных квартир

Геннадий ЯРЦЕВ

Виктор РИСКИН

Касли

В корпункт "Челябинского рабочего" обратилась Валентина Николаевна Игнатова. Несколько лет она и еще с дюжину семей "пожарного дома" пытаются приватизировать свои квартиры. Писали и звонили в администрацию губернатора, в ведомство Шойгу. Разумеется, сначала попытались разрешить сложную ситуацию на месте.

Пропавшая грамота

Мы подъехали к четырехэтажному зданию на берегу заводского пруда. Первый этаж - пожарное депо, второй - служебные помещения, а два следующих - 14 квартир, где живут семьи бывших и нынешних брандмейстеров.

-- Двадцать лет назад, когда депо принадлежало Каслинскому машзаводу, - рассказывает Валентина Николаевна, - мужу, который работал тогда заместителем начальника пожарной части, дали трехкомнатную квартиру. Основанием послужило принятое в 1989 году решение Каслинского Совета народных депутатов с формулировкой: "Признать жилой дом по улице Василия Комиссарова N 1 служебным для заселения сотрудников ВПЧ-18".

Людям выдали ордера с красной полосой, что давало право жить, пока работаешь пожарным. Затем наступили перестроечные времена. В 1993 году началась приватизация завода. Он передал городу на баланс социальную инфраструктуру и пожарное депо с: дымовой камерой.

В местной газете опубликовали документ о подготовке к передаче жилого дома по Василия Комиссарова N 1 в муниципалитет.

-- Увы, мы не сохранили тот номер газеты, - сетует Игнатова, - и теперь нигде не можем его найти, как и оригинал самого документа.

Пропавшая грамота сыграла плохую службу в судьбах семей брандмейстеров. Теперь во всех последующих бумагах "пожарный дом" значится только как пождепо с дымовой камерой. А жилые этажи вроде как испарились. Но плата с жильцов исправно взималась в муниципальном ЖКО по улице Лобашова. А в 1997 году квартиры перешли под юрисдикцию ведомства Шойгу.

Нулевое обслуживание

Жильцы опасаются не столько замысловатого переименования их жилья в дымокамеру, сколько очередной реорганизации МЧС и передачи дома в областное ведение. Если уж местная власть не может помочь с приватизацией жилья, то кто в области будет ратовать за потенциальных собственников в: дымокамере?! Руководство же Каслинского отряда государственной противопожарной службы действует, по мнению Валентины Игнатовой, силовыми методами:

-- Иных просто пытаются выселить. Например, бывшего сотрудника Сергея Вихляева руководитель ОГПС Кокшаров попросил освободить служебку на том основании, что жена Вихляева получила в наследство квартиру в городе. Когда тот отказался, подал на него в суд. Остальных, писавших письма в разные инстанции, пообещал выселить на "полянку". Мы так думаем: Вихляев - пробный камень. Если получится его выселить, такая же судьба ждет и других. А здание, по слухам, отведут под гостиницу. Что ж, место живописное: пруд, рыбалка, закрытая территория: Кстати, сейчас за счет нашей квартплаты содержится не только это здание с дымокамерой, но и новое пожарное депо. Зато обслуживание жилого сектора никакое.

В подтверждении своих слов Валентина Николаевна с двумя соседками провела для нас небольшую экскурсию. Мы успели сфотографировать протекающую крышу, обшарпанные полы и панели подъезда, выбитые рамы, засохшие окурки, мусор и бутылки в лестничных пролетах. Снаружи не менее жалкая картина: фасад осыпается, козырек над подъездом оторван. Балка перекрытия над входом треснула. На лужайке вокруг здания пасутся коровы со всеми вытекающими из них последствиями.

Жилье для сына

После письма губернатору на собрании жильцов выступил представитель МЧС. Он сказал, что объект внесен в государственный реестр как пождепо с дымокамерой и никакие жилые помещения в нем не значатся. И вообще, это, мол, не квартиры, а служебные помещения, которые жильцы перестроили самостоятельно. Хотите отстаивать свои интересы, подавайте в суд.

-- Действительно, в свое время эти помещения были общежитием, - соглашается Игнатова, - но после реконструкции из него сделали индивидуальное жилье. Даже спортзал отдали под бойлерную. Кстати, почему-то в "нежилых помещениях" Кокшаров выделил своему сыну квартиру. И еще. Если жилые помещения отсутствуют, то за что 10 лет с нас брали квартплату? Когда я проконсультировалась у сотрудника Челябинского ОБЭПа, мне сказали, что это экономическое преступление. Мол, пишите заявление, будем разбираться:

Есть еще одно обстоятельство. Некоторые из жильцов получали субсидию на квартплату. Это подтверждает, что живут они не в дымокамере, а в муниципальном жилье.

Свое мнение по поводу данной ситуации высказали и другие жильцы "пожарного" дома.

Татьяна Дмитриевна Ерофеева, кв. N 10:

-- Мы такой ремонт в квартире сделали, а вот будем там жить или нет - неизвестно.

Зоя Афанасьевна Карякина, кв. N 7:

-- Мой муж проработал водителем пожарной машины 20 лет. А нам говорят: живите, пока мужья живые. Потом вас выгоним.

Если допустить, что такие людоедские высказывания на самом деле звучали в адрес наших собеседниц, то становится не по себе. Крыша над головой нужна каждому, стоит ли он на посту с брандспойтом и в каске или, честно отслужив, находится на заслуженном отдыхе. Разве за 20 лет работы супруги наших собеседниц не заслужили право на жилье постоянными тревогами, схватками с огнем и связанными со всем этим стрессами?

Заберите своих жильцов!

Позицию руководства пожарной части озвучил руководитель Каслинского отряда государственной противопожарной службы, подполковник Евгений Кокшаров:

-- Никто никого не собирается выгонять. Да, был случай, когда Сергей Павлович Вихляев уходил на пенсию. Я предложил ему оставить служебное жилье, благо у него с женой в городе была квартира. Но он нанял адвоката, и суд мы проиграли. Все остальные жалуются на меня губернатору, в региональный центр МЧС, главному федеральному инспектору. Меня проверяли прокуратура, следственный комитет. Но в моих действиях ничего противозаконного нет. Жильцы хотят это жилье приватизировать, хотя имущество пожарной охраны по закону приватизации не подлежит. К тому же там жилья-то нет! Там по документам общежитие. И почему все стрелки на меня?! Здание было сдано в 1988 году, а я приехал в 1995-м. А еще говорят, будто Кокшаров забрал все карточки (карточки учета жильцов. - прим. автора). На самом деле я ничего не забирал. Карточки находятся у старшины, поскольку это служебное жилье. К тому же коммунальные услуги оплачивались дважды: и нами, и жильцами. В жэке сказали: ну и забирайте своих жильцов. Так карточки и оказались у старшины. Что касается моего сына, то он нуждался в жилье: женился, появился ребенок. Ему как заместителю начальника пожарной части выделена служебная однокомнатная квартира по адресу: улица Василия Комиссарова, 1, квартира 1. А начисление квартплаты идет по расценкам муниципалитета. Все деньги жильцов, которые они платят за коммунальные услуги, идут на возмещение тех же услуг.

Заместитель главы Каслинского поселения Юрий Денисов не понаслышке знаком с "пожарной" историей:

-- Жители хотят, чтобы мы приняли данное имущество на баланс поселения. Но это федеральная собственность. Поэтому на передачу должна быть добрая воля хозяина - МЧС.

Итак, с документами все в порядке, если бы не одно но: Вместе с пождепо и дымокамерой прежний владелец - машзавод - передал МЧС и жильцов. Недоразумение не могут (или не хотят?!) исправить до сих пор. Люди не знают, останутся ли они в "пожарной" квартире, достанется ли она их детям или внукам. Да и кто пойдет служить в брандмейстеры, если не будет уверен, что и после пенсии он останется тем же полноправным квартиросъемщиком, что и ранее?

Где плита?

Когда номер готовился к печати, нам позвонила Валентина Игнатова. Ей пришел ответ из следственного комитета при прокуратуре Каслей.

-- Там написано, - говорит Валентина Николаевна, - что за прошлый год жильцы уплатили 185 тысяч рублей. На коммунальные услуги израсходовано 77 тысяч, на содержание имущества - 16 тысяч, на замену окон - 31 тысяча, на приобретение электроплиты - 6680, на строительные материалы и водосчетчики - 54 тысячи. По коммуналке и содержанию имущества нет вопросов. Все правильно. А вот, что касается окон, плиты и стройматериалов, то мы всего этого не видели. Разве что новое окно появилось в квартире сына Кокшарова. Может, и плита там.

Комментарии
Комментариев пока нет