Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Метар" играет в кошки-мышки

30.07.2008
Без юридической поддержки в большом спорте делать нечего - обманут

Представьте ситуацию. Человек, не умеющий водить, покупает в рассрочку эффектную машину, ловит какое-то время взгляды окружающих, но затем ставит ее в гараж и иногда сдает в аренду. По прошествии оговоренного срока, когда приходит пора полностью рассчитаться, этот человек вдруг заявляет продавцу, что товар он возвращает, а платить ничего не будет - автомобиль плохой, ездить на нем невозможно.
Может, пример и не совсем удачный, но он аналогичен ситуации, в которой оказалась моя жена, спортсменка Анна Климакова, бывший работник челябинского муниципального волейбольного клуба "Метар".

Аня родом из Свердловской области, начинала заниматься спортом под руководством известного тренера Николая Карполя, играла в Екатеринбурге в составе клуба "Уралочка", входила в молодежную и национальную сборные России, участвовала в мировых Гран-при.

Без юридической поддержки в большом спорте делать нечего - обманут

Представьте ситуацию. Человек, не умеющий водить, покупает в рассрочку эффектную машину, ловит какое-то время взгляды окружающих, но затем ставит ее в гараж и иногда сдает в аренду. По прошествии оговоренного срока, когда приходит пора полностью рассчитаться, этот человек вдруг заявляет продавцу, что товар он возвращает, а платить ничего не будет - автомобиль плохой, ездить на нем невозможно.

Может, пример и не совсем удачный, но он аналогичен ситуации, в которой оказалась моя жена, спортсменка Анна Климакова, бывший работник челябинского муниципального волейбольного клуба "Метар".

Аня родом из Свердловской области, начинала заниматься спортом под руководством известного тренера Николая Карполя, играла в Екатеринбурге в составе клуба "Уралочка", входила в молодежную и национальную сборные России, участвовала в мировых Гран-при. В свои 18 лет считалась одной из перспективных отечественных молодых волейболисток. Весной 2005 года, согласившись на предложение руководства "Метара", она (вместе с одноклубницей из "Уралочки") перешла в челябинскую команду. Условия по зарплате были средними, главной же приманкой "Метара" являлось обязательство предоставить через три года работы в собственность игрока однокомнатную квартиру. Это условие было четко обозначено в контракте от 20 апреля 2005 года, подписанном Аней и президентом ВК "Метар", министром строительства и дорожного хозяйства Челябинской области В.Ю. Шоповым. Г-н Шопов собственноручно внес в контракт, что квартира будет в новом доме, но адреса не отметил, устно пояснив: он пока его не знает, поскольку домов строится много.

В российском волейболе заключение долгосрочных (на три года и больше) контрактов с последующим предоставлением квартиры является обычной практикой. На таких условиях играют Анины подруги-волейболистки в клубах Омска, Калининграда, Москвы и других городов.

Три года жена полностью исполняла условия контракта. В первый игровой сезон 2005/06 гг. команда при непосредственном участии Ани вышла в суперлигу. Второй сезон 2006/07 гг. жена отработала в аренде в Израиле, куда ее отправили играть по инициативе израильского тренера "Метара" Е. Лапшина (отдельная история, почему игру на лидерской позиции в ведущей команде Израиля в Челябинске называют "повышением квалификации", и какую компенсацию за такую "практикантку" получил "Метар"). Последний год, уже в Челябинске, Аня также находилась в игровом составе клуба, хотя ее и не выпускали на площадку в "основе".

В течение трех лет жену неоднократно приглашали другие российские и зарубежные команды, но она отказывалась, теряя в игровой практике, только чтобы не разрывать контракт с "Метаром" и получить квартиру. И вот 1 мая этого года контракт у Ани закончился, но руководство клуба на законный вопрос о предоставлении квартиры неожиданно ответило, что не видит оснований для выполнения этого принципиального условия: мол, играла ты мало и, откровенно говоря, вообще играть не умеешь, не состоялась ты как игрок, и о какой квартире может идти речь, как только еще совести хватает ее просить и т.п. Конечно, все это очень обидно. Три года назад в команду приходил перспективный, заметный в отечественном волейболе игрок, уходит он же, только обманутый, потерявший время, с вердиктом, что не состоялся, и с советом "спрятать голову в песок".

Последний совет "Метар" пусть оставит себе. Сегодня Аня вернулась в "Уралочку" к Н. Карполю, она уже на сборах, тренируется. Я же представляю ее интересы в суде. Хочу, чтобы в этой ситуации было понятно: мы - не рвачи. Ни у Ани в Екатеринбурге, ни у меня в Челябинске нет своего жилья. На эту однокомнатную квартиру мы рассчитывали как на первое свое семейное гнездо. И будем за нее бороться, считаем, что правда полностью на нашей стороне.

Трудно понять, зачем в муниципальном спортивном учреждении "Метар" составляются контракты, по которым спортсмены уверены, что получат жилье, с последующим испытанием их нервов в суде. На что рассчитывает руководство клуба, легко соглашаясь судиться? На какие-то юридические "окошечки" в договоре, которые не могла разглядеть подписывавшая его один на один с министром 18-летняя девочка? Зачем разыгрывать "кошки-мышки", не честнее ли сразу указывать условия, например, определенное количество игрового времени на площадке, сделать договор прозрачным? Ну, а если не понравился игрок после первого года - можно ведь заранее объявить об ожидающих его проблемах. Аня перевелась бы в другой клуб и уже заработала на квартиру, как это сделала А. Коснырева, которая приходила вместе с Аней из "Уралочки", а через год перешла в хабаровский "Самородок" (кстати, Косныреву в Челябинске почти не выпускали на площадку, а в Хабаровске ее почему-то очень ценят, не меньше даже чем чемпионку мира М. Акулову). Такое отношение со стороны руководства "Метара" не просто несправедливо, как-то все это не по-человечески.

Думается, наша ситуация показательна не только для южноуральского, но и для всего российского спорта. Сегодня спорт развивается на стыке бюджетной сферы и рыночной экономики, и в этих условиях финансовая прозрачность и эффективность управления имеют определяющее значение. С другой стороны, многие родители планируют сейчас спортивную карьеру своих детей. Пусть на нашем примере такие родители поймут: одного спортивного таланта ребенка и желания успеха сейчас мало. Действовать без экономической и юридической поддержки, наугад - большой риск. Будьте осторожны и бдительны. Даже если вы или ваши дети подписываете контракт с большим чиновником.

Сергей КЛИМАКОВ, преподаватель Челябинской академии культуры, кандидат исторических наук

Комментарии
Комментариев пока нет