Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Глубинный массаж лица - описание тут.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

1941-й, последнее воскресенье

22.06.2001
60 лет назад началась Великая Отечественная война.  Что помнят об этом последнем мирном воскресенье наши земляки?

Николай Ефимович Паначев (Челябинск):
- В то воскресенье мы с матерью гостили в деревне Сухановка. А в эту деревню недавно провели радио, репродуктор на столб повесили. Мы шли мимо, смотрим - народ собрался. Оказалось, по радио выступал Молотов: началась война.

60 лет назад началась Великая Отечественная война. Что помнят об этом последнем мирном воскресенье наши земляки?

Николай Ефимович Паначев (Челябинск):

- В то воскресенье мы с матерью гостили в деревне Сухановка. А в эту деревню недавно провели радио, репродуктор на столб повесили. Мы шли мимо, смотрим - народ собрался. Оказалось, по радио выступал Молотов: началась война.

Конечно, было тревожно. Чувствовалось, что в жизни наступает большая перемена. Но все надеялись только на победу, как тогда говорили, "будем бить врага на его территории". Никто и мысли не допускал, что фашисты дойдут до Москвы и до Волги.

Мы все бросили и пошли в Верхний Уфалей, где тогда жили. А это 120 километров, два дня шли пешком. Через неделю ушел воевать отец. А я стал работать на Черемшанском руднике, учеником чертежника, потом помощником маркшейдера. Было мне шестнадцать лет. Работали по двенадцать часов, без выходных.

Отец защищал Москву, а погиб под Сталинградом. Я рвался на фронт, сражаться за Родину, мстить за отца. В марте 1943 года добился своего. Воевал. Был тяжело ранен. Война сделала меня инвалидом на всю жизнь.

Фаина Александровна Попова (поселок Нагорный, Увельский район):

-- Мне 21 год, а моему Семену немного больше. Я закончила техникум, а он - Свердловское военное училище, в звании лейтенанта служит в воинской части политруком. Недели полторы мы с ним живем в летнем военном лагере, в нескольких километрах от Бобруйска. Вместе с нами живут другие семьи военнослужащих. На природе, в окружении заботливых мужей, нам хорошо. Хотя тревога буквально преследует каждого из нас. Может быть, где-то в глубине страны люди этой тревоги не ощущали, а мы все жили в ожидании войны. Только не знали часа и дня, когда это начнется.

Сбор объявили где-то числа двенадцатого. Отдыхающая в лагере дивизия маршем направилась в Барановичи, к границе, а нас, женщин и детей, погрузили в машины - и в Рогачев, по квартирам. Своего Семена Гавриловича я провожала, сколько могла, и мы оба понимали, что уходит на войну. Она началась через десять дней. Город Рогачев еще не бомбили, нас, жен офицеров и их близких, срочно отправили в тыл, и через месяц я вместе со своей свекровью Екатериной Сафроновной добрались до Кировской области, родины мужа. Здесь я родила своему Семену дочку Валентину, но они друг с другом никогда не увиделись. От Семена я не получила ни весточки, лишь пришло извещение, что мой политрук Семен Гаврилович пропал без вести - Барановичи, а за ним и другие приграничные города Белоруссии первыми встретили гитлеровскую армаду, мало кто уцелел.

Николай Иванович Нилов (Кыштым):

-- Был я студентом второго курса Вяземского медицинского техникума Смоленской области. Радио в общежитии никогда не выключалось. И вот ровно в 12 часов музыка оборвалась, и мы услышали приглушенный голос Молотова. Запомнились его слова: "Наше дело правое, победа будет за нами!" Эти слова приписываются Сталину, но первым их произнес именно Молотов. Все, конечно, выбежали на улицу, а там уже уйма народу. Много военных. Все куда-то бегут, спешат. К вечеру объявили светомаскировку. А я тогда втихаря покуривал. И вот прямо на улице закурил. Откуда ни возьмись, налетели милиционеры и потащили меня в отделение. А там таких, как я, куча мала. Часа четыре пришлось доказывать, что я никакой не вражеский лазутчик и вовсе не собирался огоньком папиросы наводить на город немецкие самолеты.

Мне еще не было тогда и 17 лет, поэтому в армию меня не взяли. Уехал в свою деревню. Когда вернулся в Вязьму продолжать учебу, город уже горел от налетов фашистских бомбардировщиков. Началась паника, народ покидал город. Бежал и я. По пути прибился к кавалерийской части и стал сыном полка. Узнав, что я медик, меня определили сначала санитаром. Войну закончил в городе Виттштоке, в 120 километрах от Берлина старшим лейтенантом медицинской службы.

Александра Григорьевна Ершова (Челябинск):

-- В тот день я сдавала экзамен, кажется, по математике. В школе рабочей молодежи N 38 (она находилась на нынешней улице Салютной в Тракторозаводском районе) я была одной из самых младших. Мне, круглой сироте, в свои восемнадцать приходилось работать на заводе и учиться в ШРМ.

Помню, кто-то вбежал в класс, крича: "Ребята, война с немцами!" Всем стало не до экзамена. Все кинулись на ЧТЗ, услышав, что там проходит митинг. Народу на площадке между цехами собралась уйма. Толпа бурлила, в воздухе носились возгласы: "Покажем мы этим немцам! Как посмели пойти против нас?" Многие заканчивали свою речь словами: "Ухожу на фронт". Тогдашний патриотизм был искренним, очень сильным чувством. Я подумала, что тоже должна чем-то помочь Родине. Мечтая поступить в медицинский институт, в который я во время войны все же и поступила, решила на следующий день записаться на курсы медсестер и осуществила свой замысел. На фронт я не попала. Но всю войну стояла у станка в одном из цехов ЧТЗ, где тоже ковалась победа.

Петр Алексеевич Кузин, руководитель инициативной группы по созданию миасской энциклопедии:

-- 22 июня я стал думать о том, что теперь меня уж наверняка призовут в армию, и засобирался на работу. Мои ровесники уже второй год служили, а я все не получал повестки. Для себя объяснял тем, что на моем иждивении были мать и две сестры-инвалидки. Потом выяснялась правда: я считался неблагонадежным по той причине, что в 37-м был репрессирован мой отец. Наконец, в феврале 42-го призвали, что подняло мой дух, комсомольца, значкиста ГТО, рвавшегося на фронт с первого дня войны. Однако в числе таких же сыновей "врагов народа" был отправлен на строительство военного завода в Шадринске, потом переведен в Миасс на возведение УралАЗа.

Александра Андреевна Гулина (Коркино):

-- 22 июня никто еще не плакал. Слезы начались на следующий день, когда мужчины стали уходить на фронт. Мы еще не знали, сколько горя впереди...

(Продолжение темы на 7-й стр.).

Материалы подготовили: Михаил ФОНОТОВ, Анатолий ЛЕТЯГИН, Виктор РИСКИН, Лидия САДЧИКОВА, Валерий ЕРЕМИН, Ирина КРЕХОВА

Комментарии
Комментариев пока нет