Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Медный раздор

23.06.2001
Два взгляда на передел собственности на карабашском комбинате

Уже достаточно длительное время ситуация вокруг передела собственности на Карабашском медеплавильном комбинате находится  в центре внимания московских и уральских средств массовой информации. К сожалению, практически все материалы носят однобокий характер. Сегодня "Челябинский рабочий" исправляет этот перекос и предоставляет слово двум непримиримым оппонентам - генеральному директору Кыштымского медеэлектролитного завода Александру Вольхину (его предприятие уже вложило в карабашский комбинат 60 миллионов долларов) и генеральному директору Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Андрею Козицыну (эта структура претендует  на контрольный пакет акций карабашского комбината).

Андрей Козицын, генеральный директор УГМК:
- Позиция губернатора Челябинской области Петра Сумина относительно ситуации на Карабашском медеплавильном комбинате построена исключительно на эмоциях. От эмоций пора переходить к конкретике, к выяснению наших отношений в суде.

Два взгляда на передел собственности на карабашском комбинате

Уже достаточно длительное время ситуация вокруг передела собственности на Карабашском медеплавильном комбинате находится в центре внимания московских и уральских средств массовой информации. К сожалению, практически все материалы носят однобокий характер. Сегодня "Челябинский рабочий" исправляет этот перекос и предоставляет слово двум непримиримым оппонентам - генеральному директору Кыштымского медеэлектролитного завода Александру Вольхину (его предприятие уже вложило в карабашский комбинат 60 миллионов долларов) и генеральному директору Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Андрею Козицыну (эта структура претендует на контрольный пакет акций карабашского комбината).

Андрей Козицын, генеральный директор УГМК:

-- Позиция губернатора Челябинской области Петра Сумина относительно ситуации на Карабашском медеплавильном комбинате построена исключительно на эмоциях. От эмоций пора переходить к конкретике, к выяснению наших отношений в суде. Свои предложения и расчеты о будущей судьбе Карабашского медеплавильного комбината мы подготовили в письменном виде, и сейчас они находятся у губернатора и его первого заместителя Виктора Тимашова.

-- Депутат Госдумы Михаил Гришанков назвал заявление УГМК о покупке контрольного пакета акций Карабашского медеплавильного комбината блефом.

-- Законной или незаконной совершенную сделку может признать суд, и больше никто не имеет права давать ей какую-либо оценку. Законность сделки, связанной с акционерным капиталом, может выяснять только акционер ОАО "КМК". Насколько я знаю, Гришанков акционером не является. Делать заявление, кто каким пакетом акций обладает, - это чистый популизм и больше ничего. 30 июня состоится собрание акционерного общества, в его повестке - изменение в составе совета директоров и выборы генерального директора. Будет голосование, будет регистрация, станет ясно, сколько акций за кого голосует, и на все вопросы о владельце контрольного пакета появятся ответы.

-- Что сейчас происходит на карабашском комбинате?

-- УГМК стала участником акционерного капитала, мы - совладельцы открытого акционерного общества "Карабашский медеплавильный комбинат". И через этот акционерный капитал управляем нашей собственностью. Проводим инвентаризацию. По нашему плану КМК превратится в медеплавильное предприятие, перерабатывающее медьсодержащие отходы, сульфидного сырья там не будет. Цена вопроса в части решения экологических проблем города Карабаша - четыре миллиона долларов. Один год - и загрязняющий окружающую среду комбинат превратится в экологически чистое предприятие с объемом производства 35-40 тысяч тонн черновой меди в год.

-- Оппоненты чаще всего упоминают не вас, а Искандара Махмудова.

-- Считаю подобные заявления некорректными. Искандар Кахрамонович - такой же российский гражданин, как все остальные. Делать из него некое пугало я не вижу смысла. Для нашей компании карабашский комбинат - далеко не первое предприятие. Занятость трудовому коллективу КМК мы гарантируем, а также зарплату и формирование бюджета Карабаша.

-- Какие претензии у УГМК к Кыштымскому медеэлектролитному заводу (КМЭЗ) и его генеральному директору Александру Вольхину?

-- Города Кыштым и Карабаш, акционеры КМЭЗ, "Карабашмеди" и в какой-то мере вся Челябинская область являются заложниками Вольхина, его авантюристических планов. Финансовое положение его предприятий катастрофическое. Кредиторская задолженность ЗАО "Карабашмедь" (это новое предприятие, созданное на территории Карабашского медеплавильного комбината, его контролирует А. Вольхин - ред.) почти в два раза превышает годовой объем реализации. И предприятие не банкрот лишь потому, что основная часть этой задолженности принадлежит КМЭЗ. КМЭЗу необходимо выполнять многомиллионные обязательства по кредитам различных банков, а прибыль завода не может превышать 10-20 миллионов долларов в год. Из каких средств Вольхин собирается рассчитываться за кредиты и отдавать долги? Ведь под них заложены все активы предприятий, в том числе и акции. Откуда он намерен в 2002-2005 годах взять еще 200-250 миллионов долларов на реализацию программы развития?

Роман ГРИБАНОВ

Александр Вольхин, генеральный директор Кыштымского медеэлектролитного завода:

-- Я не считаю этих людей коллегами, к ним применимо более точное название - захватчики. Никакого контрольного пакета акций у них нет. Сначала заявляли о 76 процентах, теперь - о 56. Можно не сомневаться, что в реестре они нарисуют любую цифру. Не зря без ведома акционеров уводят реестр в Екатеринбург. Истинные акционеры его в глаза не видели. И увидят только на собрании 30 июня.

На федеральные органы, расположенные в нашем регионе, идет сильнейшее давление со стороны очень высоких чиновников (их имена мы озвучим в обращении к президенту). Они лоббируют интересы УГМК и всеми силами влияют на суды, федеральную комиссию по ценным бумагам, федеральную службу финансового оздоровления, прокуратуру, налоговую инспекцию, налоговую полицию.

-- Есть ли давление на вас и ваш завод?

-- У нас вдруг началась внеочередная комплексная проверка, которую проводят налоговая полиция и налоговая инспекция, валютный контроль. И это несмотря на то, что плановая годовая проверка уже прошла без каких-либо существенных замечаний. Команда выдана одна - накопать компромат или высосать его из пальца, чтобы была хоть малейшая зацепка для дальнейших противоправных действий со стороны махмудовых, козицыных, голиковых - всех тех, кому мы мешаем жить. Мешаем тем, что занимаемся реальным развитием производства в Карабаше и Кыштыме. Реконструируем и строим цехи, модернизируем оборудование. Поддерживаем социальную сферу. Стал реальностью чуть было не исчезнувший с лица земли Карабаш. Он не хуже Кировграда Свердловской области, куда "вошел" Махмудов. По данным, приведенным в городской газете "Местные ведомости", за несколько лет правления УГМК Кировградский медеплавильный комбинат в десять (!) раз уменьшил свои объемы. В той же газете рассказывается о том, как УГМК контактирует с местными властями: "Идет полное игнорирование органов местного самоуправления". А дальше приводятся факты стремительного ухудшения жизни горожан и жителей прилегающих поселков.

-- Но, может, Кировград - не показатель. В других регионах, попавших под протекторат УГМК, дела идут получше?

-- Намного меньше после захвата его структурами УГМК стал выпускать продукции Качканарский ГОК. А возьмите Шадринск, Оренбург: Нигде нет реальных дел. Если вы заглянете в интернетовскую страничку этой компании, то увидите, что там одни обещания. Они все только собираются что-то делать. Козицын, один из руководителей УГМК, говорит, что в Карабаше он в этом году решит проблему выброса окислов твердых частиц. А какое он имеет к этой проблеме отношение? Мы закупили оборудование, сотни людей из Кыштыма работают. Он-то тут причем?

-- Зачем УГМК Карабаш, когда чернового передела достаточно в Свердловской области?

-- Мы им мешаем жить. Тем, что работаем много и трудно, добиваемся результатов. Как тогда им оправдывать свою бездеятельность, когда рядом неприятный пример нормального производства, живущего по цивилизованным законам рынка? Поэтому и выливают на нас ушаты грязи. Как утверждает тот же Козицын, кыштымцы имеют льготы, не платят налоги! Чушь! Никаких льгот не имеем.

-- Может, они еще больше платят?

-- Мощности "Уралэлектромеди" в четыре с половиной раза больше нашего завода. А прибыли заработано всего на 30 процентов больше, чем у нас. Куда она делась? Цены одинаковы, продукция однотипная, зарплата примерно одинакова. Вот вам ответ на вопрос, что будет, если УГМК войдет в Карабаш, а потом и в Кыштым. Пример с Кировградом тому подтверждение. А у нас будет еще хуже: им надо уничтожить конкурента, чтобы вольно диктовать свои цены на рынке. Отпадут все вопросы по сырью и реализации. Монополист на медном рынке от Москвы до Владивостока будет один - Искандар Махмудов! А на людей, живущих в разоренных им городах, этому господину наплевать.

Виктор РИСКИН

Комментарии
Комментариев пока нет