Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Кому мы нужны сегодня со своим патриотизмом?"

30.06.2001
Письмо обиженной труженицы тыла

Пишу вам не я, а моя обида. Я - труженик тыла: с начала войны и до Победы стояла у станка - снаряды для "катюш" делала. Ветеран труда - больше 40 лет отработала. Есть и правительственные награды. А вот пенсия у меня за все эти тяжкие годы не слишком велика - 670 рублей 60 копеек.

Письмо обиженной труженицы тыла

Пишу вам не я, а моя обида. Я - труженик тыла: с начала войны и до Победы стояла у станка - снаряды для "катюш" делала. Ветеран труда - больше 40 лет отработала. Есть и правительственные награды. А вот пенсия у меня за все эти тяжкие годы не слишком велика - 670 рублей 60 копеек.

Когда началась война, мы первые прибежали в военкомат. Там надо мной только посмеялись, я как раз семь классов окончила, послали в куклы играть, ушла вся в слезах. Пошла на завод - обозвали фитюлькой и отправили. Но один добрый человек посоветовал пойти в ремесленное училище. Там крутили, вертели меня - уж очень маленькая, худенькая, но все же приняли. И вот я - ремесленница: черная шинель, берет. Теории у нас в то время не было. Постояли несколько дней у станков, объяснили, где задняя бабка, где передняя, куда резец подводить. И за работу.

Со мной опять беда: не достаю до рукояток, пришлось мастерить подставку. Работа была адская: кругом сварка, рядом термичка, где закаливали детали, дым. Я обрабатывала головки снаряда к самой мощной тогда "катюше". Резец охлаждали водой, чтоб не горел, не ломался. Так 12-14 часов отработаешь, фуфайка мокрая, ботинки брезентовые на деревяшках мокрые. Пока бежишь домой, все застынет. А фуфайку мне выдали - на хорошего мужика впору. Я ее обрезала, рукава загнула - все равно как пальто, до пяток. Вот я оберну эту фуфайку вокруг себя, веревкой подвяжусь и бегу, света белого не видя...

Неужели вот за такую работу я только эту нищенскую пенсию и заслужила? Оказывается, не положено мне больше, потому что после войны зарплата у меня была мизерная, начиная с 41 рубля до 70, а последний год - 90. Не могла я в те годы больше зарабатывать: на моих руках было двое маленьких детей, больная лежачая мать. Да и сама я надорвалась в войну, не блистала ни здоровьем, ни образованием. Тогда мы все готовы были отдать за Победу, за Родину. Кому мы нужны сегодня со своим патриотизмом и большим букетом болячек? У меня глаукома, гипертония, больные почки - всего и не перечислишь, да и что о них говорить: денег на лекарства нет. Их и на продукты-то никак не хватает. Разве можно сегодня жить на 670 рублей? Мне 76 лет, и я не знаю, как доживать жизнь.

Раиса Александровна ФОТЕЕВА,

пенсионерка, бывшая труженица тыла

Комментарии
Комментариев пока нет